ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На полу валялись разбросанные шприцы, градусники, комки ваты, пачки с лекарствами, пузырьки, – всё это было опрокинуто со столика дежурной медсестры. В воздухе летал пух из разорванной подушки.

– Спокойно! – закричал доктор Харпер. – Пока никакого насилия.

Он поднял руку, как бы пытаясь снять напряжение, царившее вокруг. Все остановились и посмотрели на него. Джейд попыталась поправить сбившиеся на глаза растрёпанные волосы, и в этот момент негр Ллойд изловчился и прыжком накрыл девушку.

Ллойд приподнялся и заломил у Джейд на спине руку. Девушка и не пыталась сопротивляться. Из уст Харпера раздался вздох облегчения. Он подбежал к столику на колёсиках, на котором лежал ещё один целый шприц и несколько ампул со снотворным.

Пока негр держал девушку, доктор торопливо стал наполнять шприц, но не удержал ампулу и та, выскользнув из рук, упала на пол.

– Черт, – выругался Харпер.

Он схватил вторую ампулу. На этот раз ему удалось наполнить шприц снотворным. Харпер, выпустив лишний воздух из шприца, попытался приблизиться к Джейд. Та опять начала сопротивляться.

– Успокойся, успокойся, – фальшиво-ласковым тоном заговорил он. – Я ничего плохого тебе не сделаю, это всего лишь снотворное.

Но именно при последнем слове девушка словно взбесилась. Она с неимоверным усилием рванулась и выскользнула из мощных рук негра. От неожиданности тот повалился на пол. В следующую секунду Джейд точным движением правой ноги нанесла доктору Харперу удар в пах.

Харпер побелел от боли. У него перехватило дыхание, только сдавленный стон вырвался из груди. Он сразу же согнулся, держась за то место, куда был нанесён удар, присел на корточки и распластался на полу. Шприц выпал из его рук.

Все застыли в замешательстве. Воспользовавшись наступившей паузой, Джейд схватила шприц, выпавший из рук доктора, и зажала его в руке наподобие ножа, выставив острую иголку вперёд. Таким оружием, если знать куда попасть, можно было и покалечить, и даже убить.

– Не подходите! – закричала она, поворачиваясь лицом то к одному, то к другому.

Доктор Харпер постепенно приходил в себя. Он приподнялся и заковылял к выходу.

– Убери шприц, – сказал он, все ещё держась за ушибленное место. – Никто же не собирался причинить тебе боль.

Помощь пришла совсем неожиданно. Сидевшая в углу Каролин произнесла:

– Не делайте нам уколов снотворного, и всё будет нормально.

– Хорошо, я лично обещаю не давать вам ни уколов ни таблеток снотворного, – сказал доктор Харпер, окончательно придя в себя.

– Слово чести? – крикнула Джейд.

– Если я даю слово, то я его держу, – гордо ответил Харпер.

Джейд, тяжело дыша, опустила руку, она глянула на шприц, нажала на поршень, снотворное вылилось на пол. Затем девушка подошла к столику и положила шприц на место.

Все вздохнули с облегчением.

– Так оно будет лучше, – старался хранить достоинство доктор. – Хотя я всё-таки уверен, что снотворное вам бы помогло.

* * *

Эйприл О'Нил вот уже три дня не появлялась в эфире, и не звонила своим друзьям, черепашкам-ниндзя. Все эти дни она атаковала полицейские и медицинские ведомства, пытаясь узнать, куда подевался Джон Флинн. Но, поняв, что всё бесполезно, решила навестить своих друзей.

И вот сейчас Эйприл спускалась к черепашкам на старую станцию метро. Она хотела рассказать о результатах своих поисков и обсудить план дальнейших действий.

После усиленной тренировки, где они отрабатывали многочисленные приёмы, черепашки-ниндзя занимались своими делами.

– Привет, красавчик! – бросила девушка сидящему за обеденным столом Рафаэлю.

– А-а!… Эйприл!? – закашлялся тот, чуть не подавившись свежеприготовленной пиццей. – Привет! Привет!

Раф снова хотел открыть рот, чтобы откусить пиццы, но девушка, проходя мимо, спросила:

– Как вы тут без меня?

Рафаэль вновь чуть не подавился.

– Мы?… Мы тут нормально!… А вот ты где пропадала?

Но Эйприл его не дослушала, она прошла в стоящий рядом зелёный обшарпанный вагончик, который служил Сплинтеру рабочим кабинетом.

Крысы на месте не было. В вагончике сидел Леонардо с какой-то книгой в руках. Он так углубился в чтение, что не заметил вошедшей Эйприл.

– Привет Лео, – произнесла девушка. – Ты что читаешь?

Лео не отрываясь от книги выпалил:

– Сейчас, сейчас, самое интересное прочитаю…

– А где Сплинтер?

Леонардо, все также не отрываясь от страницы, показал рукой на выход:

– Там.

Поняв, что с ним сейчас говорить невозможно, Эйприл вышла из вагончика и прошла дальше. В соседнем вагончике она, наконец, нашла учителя, который сидел вместе с Донателло за компьютером и о чём-то с ним оживлённо беседовал, постоянно показывая на монитор.

– Привет, Сплинтер! Привет, Дон! – произнесла Эйприл.

Черепашка и крыса отвлеклись от компьютера и повернули головы к вошедшей девушке.

Они воскликнули наперебой:

– Привет, дорогая!

– Рады тебя видеть!

Усы Сплинтера подёрнулись слегка вверх, а Дон широко улыбнулся, обнажив ряд крупных белых зубов, приподнялся с кресла и пошёл навстречу Эйприл.

– Долго же ты не появлялась, – произнёс он, – мы уже второй день пытаемся тебя найти.

– Я никуда не пропадала, – ответила девушка, – я занималась поисками Джона.

– Ну и как, нашла? – спросил Сплинтер, хитро ухмыльнувшись.

– Нет, – вздохнула девушка.

– Зато вот благодаря Донателло, который вычислил несколько компьютерных кодов, мы вошли в компьютерную сеть медицинских учреждений, – сказал Сплинтер.

– И что же? – удивилась девушка.

– Мы выяснили, что Джон Флинн находится в третьей психиатрической клинике.

– Ну вы молодцы! – воскликнула Эйприл.

– Это всё талант Дон!… Он в технике как в своих трёх пальцах разбирается, – добавил учитель и похлопал черепашку по панцирю.

Дон смутился от похвалы учителя, ведь Сплинтер на комплименты был не слишком щедр.

– Мы узнали, что у Джона странные симптомы болезни, – произнёс он.

– И какие же? – спросила Эйприл.

– А вот смотри сама!

Все трое уселись у монитора. Дон нажал несколько клавиш.

– Мы уже сидим в компьютерной сети клиники, – прокомментировал он свои действия.

Через несколько секунд на экране возникла надпись: «Джон Флинн. История болезни».

– Так, посмотрим, что у него нашли, – произнесла Эйприл.

Она углубилась в чтение:

– «Джон Флинн, был найден на северо-западном шоссе. По предположению работников полиции, он, вероятнее всего, бродяжничал. Ни родителей, ни постоянного места жительства у него, кажется, нет».

– Ну, это они заврались, – произнесла Эйприл, – я же совершенно однозначно говорила в своём интервью, что он из Спрингвуда.

– Ты читай дальше, – произнёс Сплинтер.

Эйприл стала читать.

– «B клинику был привезён из полицейского участка, где вёл себя очень странно. Не отвечал уверенно ни на один из поставленных вопросов, в результате чего сложилось мнение, что он невменяемый и нуждается в принудительном психиатрическом лечении. В больнице упорно отказывается спать, объясняя это тем, что во сне к нему приходит некий обгоревший человек в шляпе, грязном свитере, на одной руке которого – чёрная перчатка, со стальными лезвиями вместо пальцев. И этот человек хочет до смерти его испугать. Больной временами упоминает про каких-то черепашек. Все лекарственные препараты отказывается принимать. Диагноз: тяжёлое нервное расстройство сна, вызванное бродяжничеством».

Эйприл повернула голову к Дону и пожала плечами:

– Многое совпадает с моими сообщениями в новостях, но теперь мне ещё больше непонятно, почему в его галлюцинациях упоминаются черепашки, то есть вы? Он же вас совершенно не знает?

Черепашки удивились.

– Но сегодня мы прочли ещё вот это, – произнёс Донателло.

Он прикоснулся к клавишам, и на экране высветилась другая история болезни: «Джейд Кластингс».

– А это кто такая? – спросила Эйприл.

16
{"b":"3493","o":1}