ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медсестра Ева обратила внимание на новую игрушку. Её грубое мужеподобное лицо немного смягчилось в подобии улыбки. Она несколько мгновений смотрела на игрушку. В её голове стал вырисовываться очередной жуткий план. От удовольствия её рот ещё шире раскрылся, даже обнажились мелкие редкие зубы.

В этот момент Берни встрепенулся и увидел, что над ним стоит медсестра и рассматривает его очередную поделку, широко улыбаясь при этом. Её отвратительная улыбка, как показалось подростку, ему о ком-то напоминала. Белый халат и такая же белая шапочка, скрывающая волосы, в бледном свете неоновых ламп вызывали у него беспокойные чувства.

Заметив, что на неё смотрят, медсестра перевела взгляд на Берни.

– Ну и игрушки, – сказала она без всякого выражения так, что Берни и не понял, хорошо или плохо он их делает.

Подросток внимательно посмотрел в глаза медсестре и закусил губу. Определённо её лицо было очень знакомо ему. Несколько секунд Берни пытался вспомнить. Ему мешали роговые очки Евы с толстыми линзами.

Он так и не смог вспомнить, где уже мог видеть этот пристальный взгляд. В этот момент в палату донёсся из коридора дребезжащий шум склянок. Берни осмотрелся. В палату катилась медицинская тележка, заваленная ампулами, шприцами, баночками и упаковками лекарств. Тележку толкал громадный негр.

От звона склянок встрепенулся и открыл глаза Джон. Он тупо уставился в негра, вошедшего в палату. Голова подростка, как и у его товарища, раскалывалась от усталости и желания заснуть.

* * *

Джейд, выскочив из палаты, побежала по коридору в ту сторону, где, как она припоминала, был выход из клиники. Она искала лестницу или лифт. На её пути оказалась белая дверь шириной во весь коридор с массивными железными ручками, Джейд точно помнила, что выход находится именно за этой дверью.

Девушка нажала на ручку и попробовала толкнуть дверь. Как она и ожидала, дверь не подалась. Джейд с силой стукнула рукой – никакого результата.

Дверь оказалась запертой. Нужно было искать другой выход. Джейд огляделась. Вправо и влево шёл небольшой коридорчик, который с обеих сторон заканчивался точно такими же белыми дверьми с массивными ручками.

И тут Джейд заметила, что следом за ней, громко топая ногами, несётся санитар, один из тех, что вошли минуту назад в её палату. Джейд едва успела увернуться, и не сбавивший скорости санитар врезался в дверь, которая, не выдержав такого сильного удара, распахнулась. Дюжий санитар, выломав замок с винтами, не удержался на ногах.

Девушка, воспользовавшись столь неожиданной удачей, прошмыгнула мимо лежащего на полу санитара. Она пробежала несколько шагов, на бегу оглянулась на своего преследователя и… очутилась в руках доктора Харпера, который в этот момент шёл в своё отделение. Он хотел проверить, как проходит дежурство нового врача.

– Что случилось? – удивился заведующий отделением.

Джейд увидела, что её держит доктор Харпер, и закричала:

– Вы же обещали!… Вы же обещали, что уколов со снотворным не будет!

– Да… Конечно! – стал оправдываться доктор, – я давал слово.

– Так почему нам их делают?

– Я сказал об этом всем врачам, но у вас новый врач, и она, очевидно, этого ещё не знает, – попытался объяснить Харпер.

– Какой новый врач? – опять закричала девушка. – Ваша старшая медсестра командует всем, Каролин она посадила в смирительную рубашку, сделала ей укол снотворного. Хотя я предупреждала, что нам опасно спать!!! И если моя соседка по палате сегодня ночью умрёт, вся вина будет на вас и вашей медсестре…

– Ну успокойся!… Успокойся, моя девочка! – произнёс доктор. – Тебе, наверное, показалось. Старшая медсестра не может делать уколы, я же её тоже предупреждал. Всё будет нормально, мы посадим в вашей палате ещё одну дежурную, которая будет отгонять всех приходящих к вам ночью страшных людей…

Санитар Руперт поднялся с пола и из-под низко надвинутых бровей посмотрел на Харпера и Джейд. На его угрюмом лице можно было прочитать досаду. Доктор помешал ему позабавиться с негодной девчонкой.

Доктор взглянул на санитара и строго приказал:

– А ты приставь дверь к стене и убери здесь, завтра столяры её укрепят.

Харпер и Джейд пошли обратно. А санитар остался у выломанной двери.

* * *

Берни хотел встать и пройтись по палате, чтобы не заснуть. Но его остановила медсестра:

– Нет, ты должен отдохнуть, лучше ложись на кровать и попробуй закрыть глаза…

Берни ещё раз посмотрел медсестре в лицо. «Где же я всё-таки видел эти глаза?» – подумал он и произнёс:

– Мне нужно подвигаться, чтобы прошёл сон, вы не понимаете, меня во сне хотят убить…

Ева приложила палец к губам.

– Тсс… Ты мешаешь заснуть Джону, – перебила она.

– Но его тоже хочет убить Чёрная Рука.

Медсестра покачала головой и ласково погладила Берни по голове.

– Тише, милый, – едва слышно произнесла она и опять улыбнулась.

Затем медсестра отвернулась от подростка и подошла к столику. Её едва слышимые смешки постепенно стали переходить в зловещий хрипловатый смех. Берни не мог понять, что всё это означает.

Смех медсестры вдруг перерос в отвратительный хохот. Подросток увидел, что на её спине появились четыре красных полосы, кровавые пятна вокруг которых стали стремительно разрастаться.

Берни понял, что он видел эти глаза. Он почувствовал, как кровь стынет в его жилах, а тело начинает сотрясать мелкая дрожь.

Если Чёрная Рука до этого являлся ему только во сне, то теперь он возник перед Берни уже наяву под видом медсестры, которая прямо на глазах принимала облик ужасного убийцы: белая шапочка становилась мятой широкополой шляпой, а залитый кровью халат превращался в полосатый красно-зелёный свитер.

Чёрная Рука повернулся к Берни лицом. В левой руке он держал штатив с пробирками, в какие обычно собирают кровь на анализы. В правой руке, на которой в этот раз не была надета ужасная перчатка со стальными лезвиями, у Чёрной Руки был наполненный кровью шприц.

Он стал медленно приближаться к обомлевшему от ужаса подростку и прохрипел:

– Мне нужна твоя поганая кровь.

Ни стоящий около двери санитар, ни сосед по палате не замечали всего происходящего. Берни закричал от ужаса.

Чёрная Рука выпустил из шприца струйку крови, которая попала на рубашку Берни.

– Нет! Нет! – кричал подросток, зажмурив глаза.

В этот момент в палату вошли доктор Харпер и Джейд. Они услышали крики Берни и завернули сюда.

Над одним из подростков стояла старшая медсестра Ева Коперт и хотела сделать ему укол со снотворным. Подросток не оказывал никакого сопротивления, а только кричал зажмурив глаза:

– Нет! Нет!

Увидев все это, Джейд воскликнула:

– Ну вот, доктор, видите! Я же говорила, что всем заправляет старшая медсестра Ева, и никакого нового врача тут нет.

– Да, непорядок, – произнёс Харпер. Услышав голоса вошедших, медсестра обернулась и увидела, что позади неё стоит доктор Харпер со сбежавшей из соседней палаты Джейд. Ева оставила Джона и произнесла:

– Доктор, ведь вы сами мне разрешили использовать все медикаменты.

– Я? – воскликнул доктор, и с удивлением посмотрел на Еву. – Медсестра, вы забываетесь, вы превышаете свои полномочия… Мы с вами разберёмся у меня в кабинете.

Он развернулся и, обращаясь к стоящему у двери санитару-негру, продолжил:

– А вы Ллойд, забирайте тележку и идите в помещение дежурного.

* * *

Когда Берни открыл глаза, ужасного лица над ним уже не было. Он посмотрел по сторонам. В палате стоял доктор Харпер и отчитывал медсестру, у которой в руках был шприц. Подросток вгляделся. Нет, шприц был наполнен прозрачной жидкостью. Слава Богу, ему показалось, что медсестра – Чёрная Рука.

И тут Ева свирепо глянула на него. Внутри подростка опять всё похолодело.

– Ах! – вырвался крик удивления из его груди. У медсестры были глаза точно такие же, как у Чёрной Руки: мутновато-жёлтые, неподвижные, лютые.

25
{"b":"3493","o":1}