ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С этими мыслями подросток прошёл в глубь салона, уселся на своё место и открыл книгу на разделе «Тропики и субтропики» и углубился в чтение. Берни и не заметил, как тронулся автобус.

«Тропики и субтропики, – прочёл он в учебнике, – пояса земли с самым жарким климатом. В этих зонах много пустынь и мало рек…»

Сидя над учебником, он ненадолго задремал. Вывел его из полусонного состояния раздавшийся спереди смех. Это смеялись две подружки, имён которых Берни ещё не успел узнать. Они оглядывались на него и, о чём-то перешёптываясь между собой, громко смеялись.

Берни понял, что именно он стал объектом насмешек. Подросток вобрал в себя голову, весь как-то съёжился и опять стал смотреть в окно. Уши его горели. «Наверное, я во сне захрапел или пустил слюну, – думал он, – и это вызвало смех у глупых балаболок. Однако в салоне жарко, словно мы в тропики попали».

Берни приподнялся и попробовал открыть окно, чтобы впустить в салон хоть немного свежего воздуха. В этот момент девушки ещё раз украдкой оглянулись. Берни дёрнул за ручку форточки та не поддалась. Он ещё сильнее поднатужился, но форточка и не думала открываться. Подросток напряг все имеющиеся у него силы, дёрнул за ручку и оказался на сидении. Форточка осталась неподвижной, а девушки так и прыснули со смеха.

Сгорая от стыда за свою беспомощность, Берни опять уставился в окно, буркнув себе под нос для успокоения:

– Это стекло и не должно открываться, автобус ведь и для младших школьников, которых любой маломальский ветерок может просквозить.

Впереди показался небольшой оазис – из-за деревьев выглядывали несколько одно– и двухэтажных домов. Это была последняя остановка школьного автобуса, на которой должны были сойти хихикающие девушки и Берни. Недалеко от остановки находился и его дом.

Девушки, продолжая щебетать, уже продвинулись к заднему выходу. Со своего места встал и Берни, намереваясь выйти за ними. Но, как ни странно, автобус даже и не думал уменьшать скорость. На полном ходу он проскочил мимо остановки, на которой, поджидая своих детей, стояли их родные. Там была и мать Берни. Подросток увидел, как она взмахнула руками, сигнализируя водителю, что он должен остановиться и выпустить детей.

– Эй, дядя! Останови автобус! – встревожено закричали девушки. – Это же ведь наша остановка! Нам нужно выходить!

На их, ещё недавно смеющихся лицах, отразилось недоумение. Но водитель, не обращая внимания на крики подростков, продолжал давить на газ. Автобус нёсся по улице, круто набирая скорость, словно в повидавший виды «форд» поставили дополнительный двигатель.

– В чём дело? Остановите автобус! Вы слышите нас? – уже испуганно кричали девушки, пытаясь привлечь внимание водителя.

Но автобус все набирал обороты. Девушки аж попадали на сидения, которые находились около дверей. В одно мгновение за окном промелькнул последний пригород Нью-Йорка, и Берни увидел, что началась выжженная солнцем песчаная пустыня, лишь кое-где покрытая редкими кустиками пожелтевшей, высохшей травы и с встречающимися большими и маленькими кактусами.

«Что-то я не припомню этой пустыни, – мелькнуло в голове у Берни, – видно автобус так быстро летит, что проскочил все окрестности, какие я успел изучить». Подросток оглянулся. Позади автобуса тянулся жёлтый шлейф пыли.

– Куда мы едем? – продолжали отчаянно кричать девушки.

Они всё сильнее вжимались в сиденья, мёртвой хваткой вцепились в поручни. Мотор автобуса ревел, как будто на автомобильных гонках на призы «Большого шлема».

Берни решив, что с водителем случилось что-то неладное, попытался пройти в начало салона, но его снова и снова бросало на сиденье, и он в конце концов решил оставить эту затею. Однако водитель, как увидел Берни, был явно в своём уме и довольно уверенно вёл машину. Он уже несколько минут не поворачивался к ним и только давил на газ, искусно лавируя между ямами и кочками, встречающимися на пути автобуса.

Дорога уже несколько минут как кончилась, но автобус продолжал мчаться по пескам, оставляя за собой глубокую колею. Подростков, сидевших в салоне, мотало из стороны в сторону. Девушки уже перестали кричать на водителя, они только повизгивали от страха.

Берни решил не сдаваться. Он, цепляясь за поручни, всё же смог сделать несколько шагов по салону, но его откинуло на одно из сидений. И в этот момент водитель хрипло засмеялся и стал переключать скорость. Берни успел заметить, что на руку водителя надета странная чёрная перчатка, заканчивающаяся огромными железными когтями-лезвиями.

Вот водитель переключил скорость, и автобус погнал ещё быстрее. Сидящих в салоне подростков вжало в спинки кресел, они не могли даже поднять руку. Стрелка спидометра, уже давно зашкалившая, в этот момент не выдержала и отлетела. Двигатель начал дымиться от перегрева, казалось, что он сейчас взорвётся. Похоже, автобус готов был взлететь вместе с пассажирами.

Проехав несколько миль по пустыне, автобус выскочил на неизвестно откуда взявшуюся накатанную колею. Трясти стало меньше. Берни обратил внимание, что за рулём сидит не тот водитель, который был раньше, а совершенно другой. На этом была мятая шляпа и грязный красно-зелёный полосатый свитер. Да и не помнил подросток, чтобы водитель так хрипло посмеивался.

«Что вокруг происходит? – думал Берни. – Что это за человек в шляпе и откуда он взялся? Чего он хочет? И где же настоящий водитель? Куда летит по мёртвой пустыне автобус?»

Ещё Берни заметил, что пейзаж за окном стал постепенно приобретать мрачный вид. Живых растений уже совсем не было видно, только попадались остатки засохших кустов и то там, то здесь валялись какие-то огромные скелеты. Да и песок из жёлтого стал превращаться в грязно-серый.

Недавно радующее глаз солнце закатилось, дневной свет померк, и над песками сгустилась какая-то непонятная давящая мгла. В салоне можно было едва различить неясные контуры сидений.

И вдруг салон осветился яркой вспышкой молнии, которая ударила в нескольких футах от автобуса. Молния ослепила подростков и на миг выхватила из тьмы пространство на много миль вокруг. Раздался оглушительный раскат грома, заглушивший мощный рёв мотора.

Водитель автобуса в этот момент ещё громче захохотал. Гром и молнии стали раздаваться с этого момента чуть ли не каждую секунду.

От всего этого Берни и девушек схватил ужас. Девушки уже перестали визжать и только временами негромко всхлипывали. А Берни смотрел на всё это, затаив дыхание. Когда же кончится этот кошмар? А может быть, сейчас водитель встанет и скажет: «Ну что, струхнули, ребята? Как я вас напугал!»

«Нет, – продолжал размышлять Берни, – похоже, что всё это плохо кончится, если, конечно, не израсходуется запас горючего. Мы либо разобьёмся, либо застрянем в песках, либо наш автобус сожжёт очередной молнией. Предпочтителен, конечно, второй вариант. Но как они в таком случае найдут дорогу назад, домой? А что, если этот человек в шляпе и свитере хочет их отвезти подальше в пустыню, а там сделать с ними что-нибудь ужасное?… Но нет, он один с ними не справится, – успокаивал себя подросток, хотя у него тут же возникали новые вопросы. – А что, если их там встретит банда бандитов, и те только и ждут, чтобы что-нибудь жуткое сделать с ними?…»

Бесконечное множество вопросов, на которые никто не мог в эту минуту дать ответ, возникало в голове у Берни Хоукса.

Очередная вспышка молнии осветила автобус, который в этот момент подскочил на кочке и полетел над землёй, словно с трамплина. Берни успел заметить, что учебники вместе с сумками летают по всему салону. Охвативший подростков ужас перерос в настоящую панику. Берни не сомневался, что сейчас автобус приземлится и всем им наступит конец.

Пролетев, наверное, несколько десятков ярдов, автобус врезался передней частью в песчаный холм и застрял. В салоне даже ни одно стекло не разбилось, только Берни и девушки, двигаясь по инерции, скатились на пол.

Автобус, подняв густое облако песка, продолжал реветь двигателем. Натужный звук временами переходил в настоящий визг, как будто под капотом работала циркулярка. Машина вгрызалась колёсами в серый, намокший под ливнем песок, и медленно погружалась в него.

6
{"b":"3493","o":1}