ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 23. Маленькие Химу

Эйприл была почти счастлива, что это чудовище наконец оставило её. Пусть связанную, пусть ненадолго, но Хищник наконец оставил её. Девушка была так измучена его запахом, к которому невозможно привыкнуть, самим его видом, рядом с которым исчадие Ада показалось бы добрым Квазимодо, что отсутствие Хищника она воспринимала как подарок судьбы.

– Боже мой, у меня было такое ощущение, что ещё мгновение, и я умру от ужаса. Это даже не просто ужас, это какое-то запредельное чувство отвращения. Смерть от отвращения, пожалуй, самая незавидная смерть, – так рассуждала вслух Эйприл, лёжа, связанная, на земляном полу пещеры.

Последнее время она часто разговаривала сама с собой. От этого было не так тоскливо и одиноко, и ещё это помогало ей бороться со страхом. Эйприл уже почти не испытывала его. Наверное, потому, что устала бояться. Сейчас она понимала, что раз Хищник её связал, значит, «час икс» приблизился ещё на шаг. Но как ни удивительно, она совсем не встревожилась.

– Странно, мне стало даже немного легче. Может быть это от того, что появилась какая-то определённость? Но определённость быть съеденной появилась ещё с тех пор, как я попала в его логово.

И вдруг сердце её сильно забилось:

– А вдруг он связал меня из предосторожности? – почти выкрикнула она. – Он сам чего-то испугался… Нет, в это трудно поверить… И всё же раньше он не нуждался в том, чтобы я была связана. Значит что-то изменилось в его положении.

И тут смутная, но радостная догадка в голове Эйприл сложилась в слова, которые она ещё боялась произнесли вслух, словно опасаясь спугнуть красивую птицу. Но слово это уже билось в её голове, придавая все больше уверенности.

«Спасатели! Наверняка к пещере приближаются спасатели!» – Эйприл даже забыла, что она связана, что вход в пещеру замурован камнями, что охраняет её самое страшное чудовище, какое только можно вообразить. В какое-то мгновение ей показалось, что она уже спасена. Она даже представила, как начнёт рассказ об этом приключении:

– Как я ни пыталась вообразить себя героиней сказки «Красавица и чудовище», у меня ничего не получалось. Самым большим моим достижением в этом смысле было ощущение рождественского гуся, – Эйприл улыбнулась воображаемой камере CBS… и вдруг услышала шорох, от которого у неё снова всё похолодело внутри.

К ней ползло существо с маленькими светящимися глазками.

«Змея! Боже мой, вот тебе и «рождественский гусь!» «Команде спасателей удалось найти тело журналистки Эйприл О'Нил, погибшей от укуса гремучей змеи. Экспертизой установлено, что спасатели опоздали всего лишь на час», – стремительно пронеслось в возбуждённом мозгу Эйприл.

«Нет, не на час, – на двадцать, на пятнадцать каких-то минут, боже мой!» – она собралась уже заплакать, но инстинкт подсказал ей, что лучше закричать.

– Ааааа! Помогите! Змея! Нет! Не змея! Мышь! Она сейчас меня съест! Аааа! – в ужасе закричала Эйприл.

Это в самом деле была мышь, летучая мышь-кровосос. Фотографию такой же твари Эйприл видела в прошлом номере «Нэшнл Джеографик». Теперь девушка отчётливо могла различить маленькие острые клыки и нос в виде черепа. Мышь приблизилась к ней вплотную. Эйприл откатилась на полшага и упёрлась в скользкие и холодные камни. Больше ей некуда было отступать. К тому же девушка теперь лежала спиной к своему новому врагу и не могла его видеть. Но зато она увидела ещё трёх вампиров, ползущих к её голове. Она зажмурилась и закричала. Первая мышь укусила её в плечо.

И тут Эйприл услышала свист. Это был самый настоящий человеческий свист, может быть только очень тонкий, как будто свистел мальчишка. Но Эйприл готова была поклясться, что свистит человек.

«Возможно, мне просто этого так хочется, а на самом деле это свистит какая-нибудь ящерица. Здесь же может быть всё, что угодно… Однако эти гадкие мыши, кажется, испугались, и то хорошо!» – Эйприл осторожно перевернулась и сразу увидела их.

Маленькие, размером с новорождённого ребёнка, перед ней стояли человечки.

– Ну вот, я сошла с ума, – сказала вслух Эйприл.

– Добрый вечер, – сказали человечки.

– Вы эльфы или тролли? – спросила она вместо приветствия.

– Мы думали, что люди с неба хотя бы вежливы.

– Неужели журналистка должна быть вежливой, даже если она тронулась? – нахмурилась О'Нил.

– Вас развязать? – спросили в свою очередь человечки, но уже куда менее дружелюбно.

– О да, будьте так добры! Если вам не трудно, пожалуйста, очень вам буду признательна, – лепетала Эйприл, стараясь подальше отогнать сомнение насчёт того, могут ли бредовые гномы освобождать сумасшедших журналистов.

Они смогли. Вне всякого сомнения. Девушка сидела, потирая отёкшие руки и ноги, а разрезанные лианы лежали тут же.

«Может быть, я уснула?» – Эйприл дотронулась до и ранки на плече почувствовала, что оттуда сочится кровь.

– Спасибо. И за то, что спасли меня от кровососов тоже огромное спасибо… Правда, мне кажется, что я сошла с ума или что вы мне снитесь. Если так, то спасибо за то, что сон мой так приятен. – Она попыталась улыбнуться.

– Мы не снимся вам, сеньора, и вы, слава Богу, не сошли с ума, видно, вы очень мужественная женщина.

– Да уж, – горько усмехнулась Эйприл. Она вдруг окинула взглядом пещеру и удивилась. – А как вы сюда попали?

– Мы сюда не попадаем. Мы здесь живём и у нас повсюду есть подземные ходы. Только очень маленькие, так что и неудивительно, что ты не заметила наш вход.

Эйприл ради интереса ещё раз внимательно осмотрела все углы, но так ничего и не увидела. «Ладно, – подумала она, – у них ведь могут быть свои маленькие секреты… Вот только как, интересно, сюда проникает Хищник?»

– Сеньора хочет пить? – неожиданно спросил один из маленьких гостей, похоже, самый старший из них.

– Да, – удивлённо воскликнула девушка, только сейчас поняв, что буквально умирает от жажды.

Они протянули ей какой-то странный предмет.

– Это сок дерева Мерхилья, он вам поможет восстановить силы.

То, что они подали ей, напоминало мешок. Похоже даже, что этот загадочный предмет был наполнен жидкостью, но Эйприл решительно не могла понять, как эту жидкость оттуда извлечь. Она растерянно посмотрела на человечков.

– Это очень просто, сеньора, – вежливо сказал один из них, взял предмет из рук девушки, раскрыл его и осторожно вернул.

Глава 24. Сок Мерхилья

Теперь Эйприл видела этот сок дерева Мерхилья, вдыхала его аромат. Очень приятный, надо сказать, аромат. Но она не могла сделать ни одного глотка. Сколько она не пыталась наклонить невиданный сосуд, из него не вылилось ни капли.

«Неужели издеваются? – тревожно подумала журналистка. – Или это продолжение моего бреда?»

– Вам не нужно его наклонять, сеньора, – снова заговорил самый старший из них.

Тут Эйприл заметила, что гномы смотрят на неё с огромным изумлением.

– Но вы же дали мне попить! – Эйприл едва сдержалась, чтобы не швырнуть этот чёртов сосуд в своих симпатичных мучителей.

– Да, сеньора. И делается это вот так, – сказали ей тем тоном, которым обращаются терпеливые родители к очень несмышлёным детям.

Гном снова взял мешок из рук Эйприл, наклонился над ним и начал… лакать! Он протянул мешок девушке. Теперь настала её очередь изумляться.

«Ничего не получится», – была убеждена О'Нил, когда наклонялась над злополучным мешком.

Лакать она в самом деле не смогла, но вытянула губы трубочкой и втянула в себя волшебный сок. От наслаждения у неё даже закружилась голова.

«Нет, я не сошла с ума, – поверила наконец она, продолжая втягивать в себя густую живительную влагу. – И вообще, положение моё не так уж плохо».

С каждым глотком столь привычные уверенность и оптимизм возвращались к ней.

– Спасибо, – Эйприл показалось, что она не пила ничего более вкусного.

Глаза её светились признательностью, она снова верила, что спасение её близко.

26
{"b":"3494","o":1}