ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вы добрые существа. Вы такие крохотные и так необычно пьёте. – Эйприл уже готова была признать, что гномы, эльфы и тролли – вовсе не выдумка сказочника и не плод её галлюцинаций, а самая что ни на есть реальность.

– Мы пьём таким образом, сеньора, уже не одно тысячелетие. Ровно столько, сколько существуем. Империя наша вдвое старше империи инков. Зовёмся мы химу. Наша столица Хан Хан находилась неподалёку от Трухильо. Теперь там остались только руины, по которым любят бродить светловолосые пришельцы. Нам же пришлось уйти под землю.

Эйприл наморщила лоб:

– Так вы не гномы?

– Мы такие же люди, как и вы, вся разница только в том, что мы здесь жили всегда, а вы пришли со стороны океана, а позже стали спускаться с небес. Да, наш рост… Когда-то наши предки были не менее высоки и стройны, чем вы, девушка. Но когда нам пришлось искать спасения под землёй, выживали, как правило, самые низкорослые. За несколько сот лет мы превратились в гномов, как вы называете. Мы стали одной из легенд этих краёв. Спросите любого ре6енка, и он скажет вам, что крохотные химу приносят им папайю и шоколад на праздник весны. Потом они вырастают и уже не верят, что есть такой народец. А на праздник кладут под подушки своим детям сладости… Вы нам кажетесь настоящими великанами, и одно время мы думали, что вы боги. Мы дарили вам своих детей и золото. Травы, кусты, большие деревья и ягуары первыми разоблачили вас. Вы оказались разрушителями и убийцами. К тому же очень глупыми. Но очень сильными. Нет ничего страшнее силы, лишённой разума.

– Да, это так, – согласилась Эйприл, вспоминая Хищника. – Дрожь пробежала по её спине.

– Теперь вы это поймёте лучше, – словно угадывая мысли девушки, сказал самый старший химу. – Но боюсь, слишком поздно.

– Вы имеете в виду это чудовище? – с содроганием спросила Эйприл.

– Да. И самое печальное то, что чудовище нашло здесь сообщников. Это не удивительно, светлокожие пришельцы только выглядят приятнее, а поступки и желания у них те же.

– Да что вы такое говорите?! – Эйприл после кошмарных дней, проведённых на корабле пришельца, и в мыслях не могла допустить такого сравнения.

– Увы, сеньора, так оно и есть. – В разговор вступил новый собеседник, до этого молчаливо стоявший поодаль.

По голосу он был совсем молод, но лицо его невозможно было разглядеть из-за недостатка света.

«Интересно, как выглядят их дети? Наверное, совсем крошки. Мне хотелось бы взглянуть на их женщин. Здесь, кажется, нет ни одной», – подумала О'Нил.

– Вы, быть может, знаете сеньора Марчандо, который живёт во Флориде и мечтает купить эти джунгли? Он хочет уничтожить здесь все. Выжечь весь лес и продавать землю фермерам. Вы знали об этом? – спросил молодой химу. Голос его был доброжелателен, видно он не считал Эйприл убийцей и разрушительницей.

Эйприл удивилась. Откуда этому крохотному народцу, загнанному в подземные жилища, может быть известно о закулисной жизни флоридского магната? Честно говоря, Эйприл втайне позавидовала информированному химу. «Вот где прирождённые газетчики!»

– Да, я знаю миллиардера Марчандо, – произнесла она вслух. – Он и впрямь в состоянии купить эти джунгли, и у него хватило бы глупости их уничтожить. Но ему никто этого не позволит. Можете быть спокойны.

– Теперь он не потрудится и разрешения просить. Он просто собирается это всё поджечь, а потом оправдаться борьбой с Хищником.

– Это ужасно! – воскликнула Эйприл. – Нужно передать сообщение об этом в Нью-Йорк, во все агентства мира, нужно остановить Марчандо пока не поздно! Ну почему, почему я здесь! Ах, если бы вы помогли мне выбраться!

– Мы сделаем это, но боюсь, будет слишком поздно, – грустно сказал старый химу. – Люди Марчандо уже приготовили ящики, в которых заперт Большой Огонь.

Эйприл уставилась на собеседника расширенными глазами.

«Почему же, если могли, то не помогли мне выбраться отсюда до сих пор?» – едва не выкрикнула она, но что-то ей подсказывало, что не все так просто.

«Не доверяют, не верят, – решила Эйприл, – и не удивительно – глупые, безжалостные европейцы и метисы загнали их под землю, уничтожили их рощи, а детей продали уличным циркачам».

Но всё объяснилось иначе.

– С тех самых пор, как сеньора оказалась в пещере, мы пытаемся расширить туннель, по которому можно выйти отсюда, – сказал тот химу, что помогал Эйприл справиться с экзотическим сосудом. Теперь журналистка различала этих маленьких аборигенов.

– Но эта земля не хочет служить большим людям, она постоянно осыпается, и дело движется очень медленно, – пояснил химу.

– Медленно? А как медленно? Оно всё же движется? – отчаянно хваталась за надежду Эйприл.

– Так же медленно, как море делает в камне отверстие, сеньора.

– О! – Эйприл закрыла лицо руками.

– Постойте, а Хищник, где он? Что он делает в джунглях? Почему он не сожрёт этого мафиози? Этого Марчандо и его приспешников!

– Похоже, что сеньора пришлась ему больше по душе, – жестоко, но справедливо заметил химу.

– И ещё пятеро отважных пришельцев, трое из которых скорее похожи на гигантских зелёных черепах, чем на людей, – добавил молодой.

– А ещё один скорее похож на гигантскую крысу, и такой же, как крыса, умный. Среди пришельцев редко встречаются такие.

Эйприл так сильно обрадовалась этому известию, что весь смысл сказанного до неё не сразу дошёл. Она поняла одно: черепашки и Сплинтер здесь! 3начит, всё будет в порядке.

– А с ними не было такого высокого парня с большой загнутой палкой?

Химу пошептались.

– Нет, сеньора, парня с загнутой палкой там не было. Но Лулу говорит, что какой-то человек с ними всё-таки был. У него длинные волосы.

«3начит и Кейси тоже с ними! Вот здорово! Теперь Хищнику крышка, это ясно, как дважды два четыре». Эйприл с невыразимой признательностью смотрела на маленьких химу. Господи, как они ей помогли! Если бы не химу, мыши-кровососы уже пировали бы на её связанном теле, а она бы даже не сопротивлялась. Потому что всего несколько минут назад у Эйприл не было даже надежды на завершение всего этого кошмара. Как все быстро поменялось… Эйприл теперь казалось, что когда-нибудь она будет грустить по этим минутам, проведённым с самым симпатичным народцем на свете. Только как далеко ещё до этой грусти!

– Извините, сеньора, мы ещё не представились вам, – произнёс один из химу. – К сожалению, нам пришлось отвыкнуть от таких обычных проявлений вежливости из-за скрытного образа жизни. Тут уж не наша вина.

Химу с достоинством выпрямился и жестом указал на своего товарища, который стоял ближе к нему.

– Это Мими, он у нас главный над всеми землекопателями.

Мими поклонился Эйприл. Она с улыбкой сделала лёгкий реверанс. Этот химу был ниже остальных, у него были нежные, как у младенца, светло-каштановые волосы.

– А это Лулу, – самый молодой из новых знакомых Эйприл сделал шаг вперёд и склонился в почтительном поклоне.

– Лулу ещё не получил какой-то должности, и потому просто старается помогать всем. Он очень хороший химу.

Эйприл даже представить не могла, что бывают плохие химу.

– Теперь я могу представиться сам, – старший химу поклонился. – Меня зовут Зозо. Я… как бы вам сказать…

– Он просто самый главный и самый лучший из химу, – закончил за него Лулу. – И ещё, пожалуй, самый скромный.

– Перестань, Лулу, – проворчал Зозо. – Ты по молодости любишь преувеличивать как достоинства, так и недостатки.

Настал черёд Эйприл. Она выпрямилась, насколько это позволял низкий потолок пещеры и произнесла:

– Меня зовут Эйприл. Я работаю на телевидении.

– Ты работаешь в этих светящихся ящиках, которые стоят в нескольких домах в Бентохо?

– Не совсем так. Но, в принципе, меня в этих ящиках можно довольно часто увидеть.

– И что ты там, прости за любопытство, делаешь?

– Я рассказываю людям новости. Или что-нибудь другое, но тоже интересное. Моя работа называется «журналист».

– А откуда ты знаешь все новости?

27
{"b":"3494","o":1}