ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зозо задумался. Хорошо, они выйдут через подземный ход и окажутся за спиной у того, кто сейчас стучит в стену. Если это Хищник – они ударят его с тыла. Если это черепашки – тем лучше: никто не пострадает от недоразумения.

Чуть прихрамывая на раненую ногу, Зозо подошёл к отверстию, ведущему в подземный ход, и остановился.

– Мы пойдём через подземный ход и ни одного неосторожного слова не вырвется из уст воинов. Мы тихо выйдем и посмотрим, кто там – друг или враг. В любом случае без моего приказа никто не делает ни одного движения.

И Зозо первым спустился под землю. 3а ним последовали остальные воины, и скоро в пещере остались только Эйприл и Сплинтер.

– Ничего, – кивнул головой учитель. – Мы ему ещё покажем.

Сен-сей, видимо, имел в виду Охотника. Воинственно топорща усы, Сплинтер последовал за солдатами химу и исчез во мраке подземелья.

…Подземный ход был узковат даже для Сплинтера. Он пытался догнать замыкающего небольшого отряда химу, но это оказалось слишком сложным для учителя. Когда он выходил наружу, все воины уже покинули подземелье. Сплинтер услышал крики и решил, что дело принимает серьёзный оборот.

Но учитель увидел, что воины спокойно стоят и смотрят куда-то вперёд. Потом Сплинтеру послышался голос Донателло. Уже спокойным, размеренным шагом он вышел на яркий дневной свет и, когда глаза привыкли к солнцу, увидел всех четверых черепашек и Кейси. 3начит, Хищник покинул Гуараччо.

– Сплинтер! Вы почему так долго не открывали? – с улыбкой поинтересовался Рафаэль. – Мы уже думали, что придётся уходить без вас.

– Куда уходить?

– Догонять Охотника. Теперь яснее ясного, что пришелец в дороге и спешит к своему кораблю.

– Как же вы его проворонили, ребята?

– О, мы долго обсуждали, какую ловушку ему расставить, а потом неожиданно уснули. Но во всяком случае он ушёл по неизвестной нам тропе, иначе обязательно наткнулся бы на нас.

Зозо построил отряд у пещеры, а затем медленно произнёс слова заклинания. Со скрипом и грохотом стена отъехала в сторону. Черепашки увидели Эйприл, закрывшую глаза от яркого солнца и закричали, как сумасшедшие:

– Эйприл! Эйприл! Привет! Это мы!

Они вбежали в пещеру и чуть не сбили девушку с ног. Черепашки окружили её и сплясали на радостях зажигательную джигу. Они не смогли бы наговориться ещё долго, но Сплинтер положил лапу на плечо Донателло и сказал:

– Всё хорошо, что хорошо кончается. Только у нас ещё многое впереди, Дон. Каждая потерянная нами минута – лишний козырь для Хищника. Скоро он будет на корабле, и тогда нам будет очень трудно одолеть его. Стоит мне только вспомнить, как я намучился с его ловушками, как у меня пропадает всякое желание тянуть сейчас резину. Теперь наша очередь ставить ловушки.

Глава 34. Последние приготовления

Было похоже, что Роберт Снаг стал для журналистов кем-то вроде главного режиссёра. Вообще-то сержант Даглиш с самого начала догадывался, что дело примет такой оборот. Но того, что полковник начнёт учить оператора, с какой точки следует снимать кратер, не ожидал никто.

До десяти часов утра они снимали репортаж, который должны были передать в эфир в восьмичасовую программу новостей. Полковник кипел.

«Человечество стоит перед опасностью, какой не было ещё со времён Карибского кризиса». Так говорил перед камерой профессор Шон Баттл, чьё лицо ещё хранило следы бессонной ночи.

– Так даже лучше, – заявил Снаг, когда кто-то обратил его внимание на не слишком респектабельный вид ведущего. – Он теперь больше похож на потерпевшего.

Сделали около десяти дублей, прежде чем полковник остался доволен. Откуда-то привели двух местных парней, которые, по их рассказу, встречались с пришельцем. Это были Михель и Луис. Они дали интервью, за что получили по пятидесятидолларовой бумажке каждый.

Парни рассказали о Фердинандо и о пекаре, умолчав, разумеется про случай со змеёй и несчастным Хосе. Они подробно описали обряд жертвоприношения Хомбречильо, упомянув, что пришелец предпочитает человеческое мясо любому другому. Про себя бывшие «пророки» Слуги ветра сказали, что были втянуты в эту грязную историю по неведению и недомыслию. Михель также рассказал о встрече с пришельцем в джунглях, когда тот швырял Фердинандо, словно плюшевого мишку…

– Замечательно, – сказал полковник, – это то, что нам нужно.

Просмотрев ещё раз весь сюжет, Снаг дал «добро» на отплытие в эфир. Репортаж должен был хорошенько встряхнуть всю телеаудиторию. Люди будут уверены, что полковник и иже с ним спасают планету от страшной гибели.

Одновременно шла подготовка к взрыву. Сапёры с четырёх часов утра были на ногах, проверяли тротил на готовность. Они аккуратно складывали проверенные пакеты и ужасались громадной силе взрыва, который сегодня должен прогреметь в джунглях.

Ближе к полудню прилетел лёгкий вертолёт, который забрал кассету с отснятым репортажем. Полковник Снаг, проводив взглядом уплывающий в раскалённое небо силуэт вертолёта с плёнкой на борту, энергичным шагом проследовал в свою палатку и поднял трубку передатчика.

– Алло, говорит Снаг. Докладываю: половина дела сделана. Можете включать телевизор, через полчаса плёнка будет в Боа-виста, а там она сразу пойдёт в работу.

– Хорошо, – ответил уже знакомый нам голос. – Транспортный вертолёт вот-вот должен приземлиться на вашей базе. Лётчик передаст тебе пакет. Когда вскроешь, соединись со мной.

– А что должно быть в пакете?

– Увидишь. Не будь таким нетерпеливым.

– Ты же знаешь, как я не люблю неопределённостей.

– Там твой аванс. Так что если захочешь, можешь начинать кутить ещё в воздухе.

– Понял. Хорошо, я соединюсь с тобой.

Полковник положил трубку и, напевая что-то под нос, вышел из палатки. Он увидел капитана Уайзмена, который направлялся к нему.

– Полковник, у нас всё о'кей. Сто девяносто пять килограммов тротила, которые годятся для работы, можно хоть сейчас пускать в дело. Где именно вы предполагаете сосредоточить заряд?

– Идём со мной, капитан, – полковник взял Уайзмена под локоть и подвёл к краю стеклянной воронки.

– Вот, смотри – от всего этого не должно остаться ни одной песчинки, ни одной травинки. Область площадью в двадцать квадратных миль сегодня превратится в безжизненную пустыню. И насколько профессионально это будет сделано – зависит полностью от вас, кэп.

– Кажется, я всё понял. Разрешите идти?

– Идите. Только прошу не забывать, что вы сейчас отвечаете за весь дальнейший ход операции.

– Есть! – Уайзмен вытянулся, прижав руки к бокам, как это положено по уставу, а затем отправился к палаткам.

«Ну что же, кажется, ничего я ничего не забыл. Через час настанет полдень, а вместе с ним наступит время навсегда покинуть эти проклятые джунгли». Полковник мечтательно зажмурился и представил, как он приземляется перед зданием аэропорта в Нью-Йорке, где никогда не было такой удушающей жары, как здесь.

Шон Баттл бродил по лагерю уже не в таком приподнятом расположении духа, как накануне. Сейчас он несколько по-другому воспринимал проникновенную речь, которую произнёс перед камерой час назад. Профессор вспомнил, как полковник Снаг диктовал ему текст и заставлял, словно школьника, по нескольку раз повторять его. «A ведь этот полковник нисколько не лучше тех очевидцев, что захлёбываясь, плели в моих передачах про человечков с антеннами на головах. У него ровно столько же воображения, сколько у последней домохозяйки, которой после фильмов ужасов мерещатся терминаторы, от которых нужно спасать 3емлю».

Послышалось тарахтенье вертолёта. Профессор поднял голову и увидел мощную транспортную машину, спускающуюся к базе.

– Хоть одно утешение – сегодня покидаем эти джунгли, – профессор вздохнул. – Чтобы я когда-нибудь потом слушал латиноамериканскую музыку или попробовал пальмовое вино – нет, пусть лучше меня разорвёт…

И Шон Баттл отправился к своей палатке паковать рюкзак.

А черепашки примерно в это же время скорым шагом преодолевали милю за милей. Времени, по всей вероятности, оставалось совсем мало. Раф, Дон, Мик, Лео и Кейси возглавляли отряд и расчищали путь. Немного отстав от них, вприпрыжку бежал Сплинтер. Когда же ему удалось поравняться с ними, учитель устроился на своём любимом месте – на плече у Кейси.

39
{"b":"3494","o":1}