ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Карлики предназначены для отправки в ад через те ворота, – объяснил Донателло, показав рукой на столбы. – После того, как они там выберут себе злую душонку, Ринорук возвращает их обратно.

– Теперь понятно, почему войско старичка такое невоспитанное, – заметила девушка.

– Эйприл, а хочешь, я тебе фокус покажу? – сказал Леонардо.

– Ну?

– Смотри, как моя рука исчезнет в пространстве!…

Леонардо нагнулся и осторожно просунул между столбами руку. Гул немного увеличился, а зелёная рука черепашки, действительно, растворилась в пространстве.

Эйприл покачала головой.

– А теперь ещё раз проделай это для камеры, – сказала она и отошла в сторону, чтобы снять все на плёнку…

Ни Эйприл, ни черепашки не услышали, как в лабораторию влетел шар. Тот самый, который высосал мозг Билла. Это было самое страшное оружие Ринорука, так как уже имело свой мозг.

Шар не стал сразу убивать черепашек. Он незаметно прошмыгнул мимо них и начал проделывать дыру в холодильной камере, чтобы вытащить оттуда своего разваливающегося босса.

Он успел вовремя. У Ринорука отвалилась только левая рука, та, которой он схватился за охлаждённое копье. Старик выбрался из холодильника и, немного отогревшись, отправил шар за карликами, а сам заковылял к черепашкам.

Он подошёл к железным дверям в тот момент, когда Эйприл начала снимать.

Ринорук, подкравшись сзади, ударил ногой Леонардо так, что тот повалился на Рафаэля, Рафаэль зацепился за Микеланджело, а тот в свою очередь поволок за собой Донателло. Все четверо черепашек влетели в ворота в ад.

Старик посчитал свою миссию выполненной.

«Пусть они там хорошенько подумают, – усмехнулся Ринорук, – где лучше находиться… Вечно гореть в аду или служить мне в переделанном виде…»

Старик схватил Эйприл за горло и поволок её на операционный стол, чтобы хоть на журналистке хорошенько отыграться за то, что черепашки чуть не лишили его жизни.

Привязав девушку ремнями к столу и заклеив ей рот лейкопластырем, чтобы не издавала визга, Ринорук стал обдумывать, что бы с ней такого ужасного сделать.

Он подошёл к медицинскому столику. Взял в руки шприц, потом раздумал, положил его на место. Взгляд его упал на большую иглу для переливания крови. Старик улыбнулся. «Вот что я ей сделаю, – подумал он. – Я выкачаю из неё кровь и закачаю жёлтую жидкость… Она будет моим личным кинодокументалистом. И будем надеяться, что её рост при этой операции не уменьшится…»

Воодушевлённый лёгкой победой, Ринорук совершенно не учёл одного: ловкости и находчивости черепашек.

Донателло, схватившись за руку влетевшего в ворота ада Микеланджело, зацепился ногой за столб и не дал своему другу остаться там навечно. Микеланджело же схватился рукой за ремень Рафаэля, а Рафаэль, в свою очередь, крепко держался за панцирь Леонардо.

Первым вылез Леонардо, за ним Рафаэль, потом Микеланджело, и затем трое черепашек дружно вытянули Донателло. Рафаэль тут же приставил зелёный палец к губам, показывая тем самым друзьям, чтобы они соблюдали осторожность и тишину. Черепашки поняли: у Рафаэля созрел какой-то план. Они бесшумно на цыпочках двинулись к двери.

К счастью, Ринорук стоял спиной к ним. Старик вставил иглу в трубку, ведущую из аппарата-смесителя, подтянул аппарат к Эйприл и нащупал у неё на шее артерию, куда хотел воткнуть иглу. Глаза Эйприл были полны отчаяния, она попала в безвыходное положение уже в который раз за последние дни. «Но сейчас, похоже, – думала она, – последняя моя минута…»

– Эй! – раздался в этот момент голос Рафаэля. – Ты забыл свой шар!

Старик обернулся на голос, и в этот момент черепашка, выдернув шар из пазов в стене, бросил его прямо в голову Ринорука. Шар воткнулся своими крючками в лоб старика, тут же вылез буравчик, который вмиг просверлил дыру и начал выкачивать из старика его мутно-жёлтую кровь.

Ринорук, ещё до конца не отогревшийся после холодильника, сообразил, что если сию секунду не получит спасительной жёлтой жидкости, то погибнет. Он из последних сил оторвал шар, затем с остервенением смял его, словно это был фантик от конфеты, и отбросил в сторону.

Старик слабо улыбнулся. Он посмотрел на иглу и, не раздумывая, воткнул её себе в сердце, повернулся к аппарату и включил его.

То, что случилось дальше, не подлежит детальному описанию…

Старик не знал, что в жидкость была добавлена соляная кислота, которая тут же стала жечь Ринорука изнутри. Старик, не сообразив, что с ним происходит, даже не смог отключить аппарат. Он сделал два шага и замертво рухнул на пол.

– И как он только смог выбраться из холодильника? – удивился Донателло, обходя лужу, оставшуюся от старика.

– Сейчас выясним, – ответил Рафаэль и пошёл к холодильной камере.

Леонардо в это время освободил Эйприл от ремней.

И тут от камеры донёсся испуганный крик Рафаэля:

– Шар!… Это шар помог ему выйти! Значит, он где-то поблизости!

– Что же будем делать? – огляделся Леонардо.

– Как всегда, – усмехнулся Рафаэль, – зададим этот вопрос Донателло.

Донателло обвёл растерявшихся черепашек задумчивым взглядом и спросил у Микеланджело.

– Мик, что ты, говоришь сделал в прошлый раз, чтобы закрыть эти чёртовы ворота?

– Просто коснулся обеими руками столбов, замкнув тем самым энергетическое поле ворот. После этого поднялся ветер, и в ворота начало засасывать всё, что находилось вокруг. Но легче всего в ворота затягивало карликов…

– Так, понятно, – кивнул Донателло. – Сейчас делаем то же самое. Мик, ты должен снова замкнуть энергетическое поле ворот, и попробовать быстрей выбраться из той комнаты. Все остальные немедленно уходят отсюда.

Не успел он это сказать, как в помещение влетел шар. На этот раз черепашки были начеку и не пропустили нападения.

– Вниз! – крикнул Рафаэль.

Черепашки и Эйприл тут же упали на пол. Шар пролетел поверх них и начал разворачиваться для нового нападения.

Рафаэль выхватил нунчаки и отбил шар в сторону. Тот сделал вираж и стал готовиться к атаке. Из чрева шара вылезли острые зубцы.

Настала очередь отбивать шар Микеланджело. У того в руках был шест. Мик быстро завертел им, но в этот момент на него напал приведённый шаром воскресший Фрип Драное Ухо.

– Старые знакомые пожаловали! – воскликнул Микеланджело, ударив Фрипа в челюсть шестом. – Я же предупреждал, чтобы ты не ходил за нами.

– Да и я уже с ним дело имел! – крикнул Рафаэль.

– Будем надеяться, это наша последняя встреча, – поддержал друзей Леонардо, метнув в верзилу кортик.

Но Фрипу удалось увернуться от кортика Леонардо. Верзила прыгнул на безоружного Донателло и стал душить его. Положение черепашки усугублялось тем, что шар снова для нападения выбрал его.

– Берегись, Донателло! – крикнул Рафаэль.

Донателло успел увернуться и стукнул кулаком Фрипу в нос. Тот замер на месте. И шар вошёл в голову верзилы, от которой после этого ничего не осталось. «Такому шарику свой лоб лучше не подставлять», – подумал Донателло.

До черепашек донёсся истошный вопль Эйприл. Все посмотрели в её сторону. На девушку навалились сразу трое карликов…

– Карлики! – закричал Леонардо. – Они всё-таки нашли нас…

– Или им показал дорогу шар, – Донателло бросился защищать Эйприл.

Раскидав карликов, он скомандовал:

– Мик, срочно закрывай ворота… Мы тебя прикроем. У нас безвыходное положение. Если карликов прибавится, мы не сможем успешно противостоять шарику.

Шар, услышав Донателло, пронёсся мимо него. Дон еле успел увернуться.

Лаборатория заполнилась целой оравой карликов. Те уже висели на руках у Леонардо и Рафаэля.

Наконец, Микеланджело добрался до ворот в ад. Он тут же опустил свои трёхпалые ладони на столбы.

Как и в прошлый раз, все вокруг заходило ходуном, ветер завыл, его потоки рванулись в сторону ворот и понесли с собой подготовленные к отправке в ад контейнеры. За ними полетели и карлики. Как они ни сопротивлялись, за что ни цеплялись, их все равно тянуло к воротам в ад.

35
{"b":"3497","o":1}