ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ничего не оставалось делать, как воспользоваться «приглашением».

Невероятной голубизны небо простиралось над ними. Такое, какое бывает только в северных широтах поздней осенью или ранней весной. Холодный ветер завывал в кронах деревьев и дымоходах. Здесь, на высоте гор, он не встречал преград и со всей силой наваливался на упругие ветви, на одинокий заброшенный замок.

Казалось, тут только что кто-то был. Кружились в танце подхваченные ветром листья, раскачивались со скрипом давно оборванные цепи, державшие когда-то подвесной мост, стукали оконные ставни.

Леонардо осторожно посмотрел на своих друзей. В их глазах он не встретил восторга и тогда решил первым разрядить атмосферу.

– А что, классный замок! Смотрите, теперь так не строят. Вон, в фундаменте глыбы какие! Величиной с дом. Мертво стоит. Никакой ветер ему не помеха. Как вы думаете, наверно немало ураганов было на его веку? Леонардо бодрым шагом направился к каменным стенам, но никто не последовал его примеру.

– А ты прав, – сказал ему вдогонку Донателло, – что он мертво стоит. Этот замок действительно напоминает мертвеца.

Леонардо махнул рукой на остальных и решил сам открыть ворота. Он достал связку тяжёлых, позеленевших от времени бронзовых ключей, и попытался вставить один из них в огромную замочную скважину. Но высокие дубовые двери довольно легко, с пронзительным визгом давно не смазываемых петель открылись.

Леонардо обернулся. Друзья продолжали стоять возле машины, и почему-то небольшое расстояние между ними вдруг представилось Леонардо огромным. Фигурки черепашек показались маленькими, и ему подумалось, что даже добежать до них он не сможет.

Из открытого проёма ворот на него как бы повеяло тревогой.

– Не волнуйтесь! – крикнул он друзьям. – Тут, наверное, такие места, что посторонние не ходят. Может, всё-таки заглянем в дом.

– Я думаю, будет лучше убираться отсюда и побыстрее! – не согласился Донателло. – Вообще-то ты как хочешь, а мы поехали.

Он сел за руль и повернул ключ зажигания. Двигатель никак не отреагировал.

– Мне кажется, что так просто мы отсюда не смотаемся, – огляделся Рафаэль.

– Во всяком случае не мешало бы вооружиться, – вступил в разговор Микеланджело. – Я, по крайней мере, буду чувствовать себя немного уверенней.

Он подошёл к багажнику и нажал кнопку замка.

Она с лёгкостью провалилась, но багажник не открылся.

– Вот чёрт! – воскликнул Микеланджело. – И тут незадача!

Он со злостью грохнул по багажнику кулаком, и тот неожиданно открылся.

– Ага! – восторженно вскричали все. – Значит, не все так безнадёжно!

Даже Леонардо вернулся назад, чтобы разделить общий восторг.

Это событие сразу же разрядило напряжённую обстановку. Черепашки снова почувствовали себя непобедимыми ниндзя, их лица прояснились, а в душе воцарилась прежняя уверенность.

Они дружно разобрали своё оружие и стали заправлять за пояс мечи с блестящими на солнце клинками, кинжалы, нунчаки, связки верёвки с крюками-кошками на конце, блоки и прочее снаряжение профессиональных героев.

– Ну что ж, раз притащились в такую даль, надо хотя бы посетить местные достопримечательности! – на этот раз Микеланджело уверенным шагом направился к воротам.

От них вела дорожка, вымощенная стёртым и отполированным почти до блеска красным кирпичом. Она пересекала небольшой глухой дворик и упиралась в массивное крыльцо, выложенное из каменных глыб.

Поднявшись по выщербленным ступеням, они толкнули двери. Те тоже оказались не заперты.

Петли противно заскрипели. Черепашки вошли и буквально обомлели. Тут было на что поглядеть. Такого количества необычных предметов, да ещё собранных вместе, они никогда прежде не видели.

Это был каминный зал. Перед ними стояло громадное, обтянутое чёрным бархатом кресло. Напротив висело гигантское зеркало, какое-то уж очень тёмное. Предметы почти не отражались в нём, а скорее искажались. Причудливая рама из выточенных из дерева человеческих черепов обрамляла его. У резчика, очевидно, была нездоровая фантазия, хотя в мастерстве ему отказать было нельзя. Все точь-в-точь, все пропорции соблюдены. Сразу было видно, что мастер хорошо знал предмет, над которым трудился. В углу из-за шторы выглядывал скелет, покрытый толстым слоем пыли. Засушенные цветы стояли в вазах с отбитыми краями. Но что это были за цветы! Их сухие бутоны словно излучали непонятную злобу, в распахнутых лепестках чудился угрожающий оскал. Со стен всюду свисали ветхие обрывки драпировки. Они были блеклого мышиного цвета. Все тряпье было прошито золотыми нитями, которые и не давали рассыпаться этим лохмотьям.

Но больше всего привлекали внимание огромные старинные часы в чёрном лакированном корпусе. На большом, величиной с поднос, позолоченном циферблате виднелись строгие римские цифры. Выделялись замысловато-витые часовая и минутная стрелки. Внизу была узкая стеклянная дверь, сквозь которую виднелось блюдце позолоченного маятника и серебряные гири на довольно толстых блестящих цепях. Сверху все это сооружение увенчивал громадный резной картуш, весь покрытый таинственными кабалистическими знаками. Чтобы его разглядеть, черепашкам пришлось задрать вверх головы.

Микеланджело подошёл к часам, повернул ключ, который торчал в замочной скважине, и открыл дверцу. Рука его взялась за цепь, он потянул вниз.

С металлическим скрежетом грузы тронулись с места и поползли вверх. После этого Микеланджело толкнул маятник пальцем.

Раздалось лёгкое шуршание, минутная стрелка передвинулась на одно деление, и часы пробили один раз, – это был звук порванной струны. Но одного этого неприятного звука было достаточно, чтобы бесстрашные герои вздрогнули, как по команде.

Часы шли! Все понимали, что место им не здесь, в холодном и заброшенном замке, а где-нибудь в музее, либо антикварной лавке. От старинного механизма исходили такие тревожные и гнетущие флюиды, что вряд ли кто-нибудь из друзей пожелал бы, чтобы эти часы стояли у него дома.

Микеланджело посмотрел на свои часы и поставил правильное время. Весь зал наполняло монотонное громкое тиканье.

– Ну что, будем располагаться? – спросил Леонардо и присел возле камина.

Там лежала целая охапка сухих и давно запылившихся дров.

– Нет, сначала мы должны обойти все помещения, – не согласился Донателло, – чтобы убедиться, что мы здесь одни.

– Неужели это и так не видно? – пожал плечами Леонардо и дунул на полено, которое держал в руках.

В воздух поднялось целое облако пыли.

– Как бы там ни было, а оглядеться надо, – Микеланджело обвёл друзей пристальным взглядом.

– Тебе Мики про замок ничего не рассказывал? – спросил Рафаэль у Леонардо. – Что тут и как?

– Да нет… У меня сложилось впечатление, что он сам здесь ни разу не был.

– Вот тебе и на! – свистнул Донателло. – Так он и на похоронах тётушки не был? А кто же её тогда отправлял в последний путь?

– Сестрицы-ведьмы, – усмехнулся Леонардо.

– Совсем не смешно! А вдруг она до сих пор лежит в спальне на своём ложе?

У черепашек холодок пробежал по спине.

– Так! Сейчас же изучаем обстановку! – скомандовал Микеланджело.

Он первым догадался, что надо хоть что-то предпринять, иначе страх может завладеть ими. Герой героями, но когда дело имеешь не с открытым врагом, а с потусторонними силами, то испугаешься запросто. Разве что психу может быть не страшно.

Черепашки гуськом двинулись по длинным, мрачным коридорам. Под их ногами громко скрипели рассохшиеся половицы, каждый шаг отдавался эхом в высоких сводчатых потолках, что заставляло черепашек с опаской озираться по сторонам.

Покои и залы сменяли друг друга. Вскоре им потеряли счёт.

Сквозняк завывал в узких бойницах и в выбитых фрагментах витражей. Кругом валялась опрокинутая мебель, на стенах висели изъеденные молью морды давным-давно убитых лосей, туров и диких кабанов. На ржавых цепях покачивались котлы для приготовления пищи. Под ногами хрустело битое стекло, осколки фарфоровой и керамической посуды.

3
{"b":"3498","o":1}