ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замок Кон’Ронг
Миф. Греческие мифы в пересказе
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Путь домой
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Императорский отбор
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Содержание  
A
A

– Я всё ещё надеюсь, – сказал Микеланджело, – что он своей головой додумается. И нам не придётся приводить его в чувство силовыми методами.

– Я вообще-то догадываюсь, – протянул Донателло, – как можно его пристыдить.

– Как? – спросил Рафаэль.

– Не будем сейчас об этом, – уклончиво ответил Донателло. – Не время.

Когда бескрайний лес наконец-то кончился, в том месте, где дорога выходила в открытое поле, авангард армии встретил малочисленный отряд вражеских наблюдателей. Легко вооружённая конница пришпорила своих коней и бросилась вдогонку за неприятелем. Почти все мертвецы были перебиты, но нескольким из них удалось скрыться.

С этого момента поход перестал быть тайной для мертвецов, и враг внимательно наблюдал за передвижением людских войск.

Когда войска были совсем недалеко от укреплённого лагеря, лазутчики доложили, что мертвецы покидают его в панике и спешно отступают в сторону гор.

Это донесение окрылило короля Ричарда. Он просто пришёл в восторг.

– Вот видите, я был прав! – кричал он своим соратникам, которые дружно поддерживали его одобрительными возгласами. – Мы догоним мертвецов и ударим им в спину. Но для начала сожжём их вонючее логово. Пусть неповадно будет разным там Гейдельбрехтам даже помышлять о том, чтобы сломить нас – бесстрашных рыцарей!

Но войска Ричарда прибыли к лагерю мертвецов только к позднему вечеру и не осмелились ночью вступать в крепость. Они расположились под самыми воротами.

Ночью же сильно испортилась погода, пошёл холодный дождь.

Все лазутчики повозвращались обратно, потому что дальнейшее наблюдение за передвижением неприятельских войск стало невозможным.

Солдаты зажгли костры, но они так и не сумели просушить мокрую одежду. С неба лились холодные струи дождя. За всю ночь никто так и не смог сомкнуть глаз. Все продрогли до нитки, и под утро почти у каждого воина от холода стучали зубы.

Как только забрезжил рассвет, войска приободрились и смело направились к воротам крепости. Передовые отряды первыми должны были войти в укреплённый лагерь и сжечь его.

Но когда кнехты подошли к стенам, на них стали падать камни, литься кипящая смола, в воздух взмыли тучи стрел.

– Проклятье! – вскричал король Ричард. – Кто сказал, что мертвецы в страхе разбежались?! Повесить лгуна немедленно!

Но, к счастью безвинного человека, никто так и не смог наутро припомнить, кто из разведчиков принёс весть, что войска Гейдельбрехта, испугавшись несметного количества солдат короля, покинули крепость.

Когда труба протрубила «отбой», и солдаты стали отступать от стен, на горизонте появилась странная колышущаяся, лавиноподобная масса. Это не были ни ураган, ни чёрная грозовая туча. Это были войска рыцаря Гейдельбрехта, которые завершали обманный манёвр.

Они ударили в спину наступавших. Войско короля было совершенно не готово к битве, а поэтому мертвецы безнаказанно врезались в ряды растерявшихся воинов, размахивая мечами и нанося страшные удары налево и направо.

Мертвецам удалось взять войска людей в полукольцо и прижать их к земляному валу и рву. В этот самый тяжёлый момент, когда люди Ричарда находились в полной растерянности, и лишь кое-где вяло отбивались от наступавших, опустился подъёмный мост, и по нему из крепости на помощь войскам мертвецов выступили новые полчища.

Люди оказались в полном окружении. Началась паника.

Нагнув головы, мертвецы сквозь решётки забрал уставились на открывшуюся им картину, а затем, вонзив шпоры в бока мёртвым коням, ринулись в самое пекло. Одна за другой мчались их толпы и вскоре уже тысячи тварей обрушились на войска короля Ричарда. Увидев, что из крепости пришла подмога, полуистлевшие воины рыцаря Гейдельбрехта закричали и с новой яростью ударили на людей.

По всему фронту закипела ожесточённая битва. Земля обагрилась потоками крови, небо омрачилось, и послышались глухие раскаты грома. В рядах людей началось смятение, а восторженные полчища мертвецов уже запели жуткую победную песнь.

Но в это время произошло нечто ещё более страшное. Один из поверженных мертвецов вспорол мечом брюхо коня, на котором сидел рыцарь, державший большое и священное для всего войска знамя короля Ричарда. Мгновенно рухнули скакун и всадник, а вместе с ними заколебалось и упало знамя. Один миг – и сотни полуистлевших рук протянулись за ним. Мертвецы заревели от восторга.

Им казалось, что это уже конец, что страх овладеет людьми, что приходит для людей час поражения, истребления, а им остаётся только преследовать и уничтожать бегущих. Но они жестоко обманулись в своих ожиданиях.

При виде падающего знамени у людей вырвался из груди крик отчаяния. Но не страх, а ярость заурчала в этом отчаянном крике. Словно жаром обдало панцири. Самые грозные рыцари, как разъярённые львы, ринулись к поверженному знаменосцу, и буря поднялась вокруг знамени. Люди и кони сбились в один чудовищный клубок. Слышалась брань, скрежетали мечи, свистели секиры, сталь лязгала о сталь, а гром, стоны и дикие крики сражённых слились в один ужасный хор.

Недолгим был этот бой. Ни один мертвец не вышел из жаркой схватки, и над войском короля Ричарда снова взвилось отбитое знамя. Ветер повеял на него, развернул полотнище, и знамя раскрылось, как огромный цветок, как символ надежды на полную победу Добра над Злом.

Но кто же был тот отважный рыцарь, который первым подхватил и поднял с земли поверженное знамя? Когда мертвецы под отчаянным натиском отступили, все увидели, что в центре сечи на своём взмыленном коне сидит израненный и окровавленный Донателло, держа знамя в руках. Ричард, сам находившийся в гуще боя, увидел, что его собственное знамя спас один из бесстрашных героев ниндзя черепашек и в голове его успела мелькнуть мысль, что он поступает неразумно, злясь на них и не слушая их советов. Он понял, что Микеланджело, Донателло и Рафаэль также преданы общему делу, как и самые верные его придворные.

Рыцарь Гейдельбрехт, который наблюдал за ходом сражения с холма, увидел, что в рядах его посеялось смятение, а войска людей наоборот воспрянули духом. И тогда он решил напасть на короля Ричарда, который носился в гуще сражения. За рыцарем последовали самые отборные войска, находившиеся до сих пор в резерве.

В свите Ричарда тотчас заметили опасность, но отступать было уже поздно. Королевская стража стала стеной, чтобы грудью защитить государя. Однако Ричард, не обращая на них внимания, выехал на коне в первый ряд. Пока они построились, мертвецы подошли так близко, что можно было ясно различить гербы на их щитах. Самое отважное сердце содрогнулось бы от одного вида этих тварей – в бой шёл весь цвет знаменитого некогда рыцарства.

В ржавых доспехах на дохлых конях, но не уставшие от битвы, в которой они пока не принимали участия, а напротив, полные сил, они мчались под чёрными знамёнами, как ураган, с громом и топотом, а сам рыцарь Гейдельбрехт летел впереди в широком чёрном плаще, развевавшемся на ветру, подобно огромным крыльям орла. Они уже миновали фронт сражения и неслись туда, где кипела самая жаркая битва.

Гейдельбрехт пригнул голову, направил копье и донёсся прямо на короля. Не успела стража заслонить своего правителя грудью, как тот вонзил шпоры коню в бока и ринулся на мертвеца. Они неминуемо сошлись бы в смертельной схватке, если бы не Микеланджело. Он, с обломком копья в руке, с боку подскакал к Гейдельбрехту и, ударив по голове, разбил шлем и свалил мертвеца на землю. В ту же секунду король размахнулся мечом и обезглавил предводителя мертвецов.

Лишённые руководства, войска мёртвых пришли в некоторое замешательство. Это сразу же заметил Донателло и, высоко вскинув знамя короля, бросил своего коня в прорыв. Кнехты с воинственным кличем тут же кинулись за ним. Им удалось разорвать кольцо, разметать в стороны пытавшихся сдержать натиск мертвецов, и войска Ричарда стали отступать в сторону пущи, уходя от неминуемого поражения. Этот манёвр людей взбесил мертвецов, которые в лютой ярости мгновенно перестроились и тут же бросились вдогонку. Они волнами накатывались на арьергард и лишали жизни каждого, кто хоть на секунду терял самообладание.

31
{"b":"3498","o":1}