ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это был Леонардо, переодетый в карнавальный костюм мертвеца.

С помощью этого наряда Леонардо без особою труда прошёл посты. Только последний мертвец – часовой, видно почуяв живую кровь, окликнул его. Но не успел даже поднять шума.

Через полчаса после того как покинул город, Леонардо уже шагал по ночной дороге.

Его сапоги давили траву, которая мокрыми пучками хлестала и хватала за ноги, как будто пытаясь его задержать. Каждый шаг давался с трудом.

Воздух был холодный и влажный. Тело его обливалось потом, а в глазах было темно от напряжения. Но он не останавливался, уверенно продвигаясь сквозь волны хлещущего дождя, пытаясь не сбиться с пути.

С обеих сторон от него торчали густые заросли кустов, которые выглядели в темноте чёрными замершими чудищами.

Леонардо, задыхаясь, ловил ртом малейшую струйку сухого воздуха. Вода заливала его отовсюду и просто валила с ног.

Наконец заросли кустов расступились, и Леонардо оказался под деревьями в лесу. Воздух тут был не лучше, от лишаистых стволов тянуло влагой, поднимался пар. Но идти стало немного легче. Место тут было выше, и вскоре между деревьями обозначился просвет.

Леонардо ломился вперёд, уже не разбирая дороги. По лицу хлестали ветки деревьев, царапали колючки. Совсем рядом был небольшой холм. Оказалось, что это уже край леса, и дорога вышла в широкое поле.

Черепашке хотелось упасть в траву, скинуть отвратительную одежду, вытереть рукавом лицо. Но Леонардо знал, что надо идти, не останавливаясь.

Так он шёл всю ночь, пока не показалась заря, напоминавшая зарево далёкого пожара. Космами чёрного дыма клубились на востоке тяжёлые тучи, освещённые снизу тускло мерцающим солнцем.

Но вскоре солнце выплыло в чистое небо, осветив резкие контуры гор на горизонте.

Снова начался лес, идя по которому, Леонардо выбрался на заброшенную дорогу. Она вела прямо к вершине ближайшей горы.

Там, где подъём становился круче, виднелись огромные булыжники, расколотые во многих местах корнями деревьев. Леонардо машинально пошёл вверх и вскоре оказался на лужайке, окружённой с трёх сторон низкими изогнутыми елями. В центре лужайки лежал плоский серый валун. Как будто расступившись, чтобы не заслонять утреннее небо, деревья открывали вид на горный хребет и на кружащих вокруг его вершин птиц.

Леонардо сел на камень, и, подперев подбородок ладонями, глубоко задумался. Перед его взором стремительно промелькнули события, случившиеся с ним за последнее время.

Он припомнил пьяницу Мики, их бедный старенький «бьюик», который постигла печальная участь, то злосчастное утро, когда они решили поехать на свой уик-энд, ужасные события, которые происходили в покинутом замке в горах, фантастический вихрь, который перенёс их сюда, в глубокое средневековье, Джона Крикуна, короля Ричарда, Гиндальфа, Марию…

Стоп. Мария!

Внезапно ему стало не по себе. Чей-то взгляд в спину оборвал, скомкал его раздумья.

Леонардо торопливо вскочил и оглянулся. Сзади никого не было.

Леонардо поднялся и снова двинулся в путь.

Он шёл день и ночь, не останавливаясь, не приседая даже для того, чтобы перекусить.

Вскоре он вышел на знакомую дорогу, которая вела вдоль ущелья, на дне которого текла быстрая река. Он без остановок прошёл по мосту, перекинутому через пропасть.

На этот раз доски только спокойно покачивались в такт его шагам. Никаких фокусов мост не выкидывал.

К полудню он пришёл, наконец, к стенам замка.

Те показались ему знакомыми и незнакомыми одновременно.

Тёмные пятна сырости покрывали стены. Ему показалось, что в этой глухой тишине пятна сползаются и расползаются, создавая чудовищные изображения.

К его удивлению, повсюду было настоящее болото, стена всасывала в себя влагу, чернела и плесневела. Влага подходила к самым чудовищам на стене, сливалась с ними, а те выпускали блестящую слизь, которая медленно стекала назад, в болотистую почву.

Создавалось такое впечатление, что сам замок вырос из болота, будто вся эта влага и слизь заполняли его, не давали ему расти дальше, засасывали назад в топь.

Леонардо дотронулся до стены. Пальцы оказались погруженными в прохладную кашу. По спине пробежали мурашки. Леонардо вздрогнул, будто дотронулся до мёртвого чудовища.

Неожиданное отвращение разбудило его. Взгляд черепашки пробежал по стене до самого входа. Он заглянул в тёмный мрачный зал, открывавшийся сразу за дверями.

Леонардо сделал несколько шагов и зашёл внутрь. Его шаги отозвались гулким эхом, черепашке стало не по себе и он, стараясь не оглядываться, быстрым шагом ринулся внутрь замка.

Почти ничего не изменилось после их последнего пребывания тут. На столе стоял открытый гроб, рядом валялась его откинутая крышка. Полы были взорваны, стены проломаны, везде свисали обрывки шпалер и разорванных штор.

Не задерживая взгляда на всём этом погроме, учинённом мертвецами, Леонардо почти бегом бросился вперёд по знакомым пустынным коридорам.

Поднявшись по длинной деревянной лестнице, Леонардо переступил порог лаборатории.

Вокруг все светилось странным огнём. От тишины шумело в ушах.

Леонардо подошёл к шкафу, где стояли стеклянные колбы и флаконы, и без труда отыскал нужные ему препараты. Дрожащими руками он приготовил в огромном хрустальном кубке, который стоял на столе, волшебное снадобье.

Смесь зашипела, и из сосуда повалил густой пар – там происходила какая-то таинственная реакция.

Леонардо взял кубок и вместе с ним подошёл к окну. Он посмотрел в пропасть и почувствовал, как перестали существовать для него земля и небо.

Внизу, в самом ущелье, он увидел великана в голубых гигантских латах.

Чудовище всё заросло чёрной шерстью, а вместо глаз у него зияли огромные пустые глазницы. Он сидел на скале, прислонившись спиной к горам.

Хриплым голосом созывал он град, метель, и свинцовые тучи, удушливые туманы и ураганы, холодные бури. По его приказу все это свирепствовало вокруг.

Смеясь над этими ужасами, великан ложился спиной на цветы, которые увядали под его телом, на листья, которые осыпались под его дыханием. Он наклонился и стал царапать землю ногтями и зубами, выгрызая глубокую яму, как будто хотел добраться до самого сердца земли и сожрать его. Чтобы там, где стояли тенистые леса, остался чёрный уголь, там, где простирались хлебные поля – пустая солома и песок там, где была плодородная земля.

Вокруг него выли и ковыляли полуистлевшие трупы и скелеты. Точно король, владычествовал он над ними, пил из огромного кубка какую-то вонючую жижу, сидя среди своей свиты.

Радостно слушал он, как рычат медведи и ревут дикие кабаны, наводя ужас на живых людей. С наслаждением он внимал стуку костей, глядя, как погибают беззащитные животные в когтях коршунов и горных орлов.

От рёва его срывались с высоких вершин камни, создавая лавины и завалы, перекрывая реки и уничтожая дорогу. Голос его был подобен рёву урагана.

Леонардо услышал удары тарана в городскую стену. Стена затряслась и раскололась от самого основания. Леонардо понял, что это войско мертвецов снова ринулось в атаку на город, который он призван был спасти.

Злой Дух ничего не слышал. Он радостно ревел и завывал, наполняя и осушая свой кубок, и снова вгрызался в землю.

Удары гремели всё сильнее, стена раскалывалась на глыбы, и дождь осколков низвергался вниз.

И тут Леонардо увидел Марию. Она была связана по рукам и ногам. Вокруг неё скакали и кривлялись сотни страшных трупов и скелетов. Она извивалась и кричала от боли и страха. Но это только доставляло удовольствие её мучителям.

Но она была жива! Она действительно была жива!

Кровь закипела в жилах Леонардо, сердце его обдало жаром.

И тогда Леонардо, содрогаясь от отвращения и жуткого зрелища, выпил колдовское зелье из кубка, стал на подоконник, и, ощущая невероятный порыв, бросился в пропасть.

Он почувствовал, что воздух несёт его, как вода несёт корабли.

И великан, почуяв приближение Леонардо, отбросил свой вонючий кубок и с жутким рёвом, от которого содрогнулись горы, бросился на своего врага.

44
{"b":"3498","o":1}