ЛитМир - Электронная Библиотека

За столом сидел Гарри Тэлбот и заканчивал свой ужин. Увидев ее, он вскочил. Она была удивлена не меньше.

– Извините, – сказала она. – Я думала, вы уже давно спите.

– Если бы! Все эти тупые ослы. Неблагодарные твари вырвались на свободу, когда я пришел кормить их, – пробурчал Гарри. – Когда мне удалось загнать их, я уже был по уши в грязи. Пришлось принимать душ.

Это объясняло, почему его темные волосы гладко зачесаны назад, почему на нем чистые джинсы и свежая темно-синяя футболка. Выглядел он довольно соблазнительно. Там, где волосы высыхали, они снова начинали превращаться в непокорные завитки.

Видя, что Джекки не собирается уходить, он добавил:

– Что вы хотите?

– Ничего. Я сейчас вернусь в спальню. Я не собиралась беспокоить вас.

– Все равно уже побеспокоили. Что вы хотите? повторил он.

Его манеры по-прежнему оставляли желать лучшего.

– Я собиралась заварить себе чай и отнести его наверх.

– Делайте что хотите. Я уже закончил, – сказал Гарри, оставляя на столе недоеденный ужин.

– Я могу что-нибудь для вас сделать? – спросила Джекки, чувствуя себя виноватой, хотя еще миг назад желала, чтобы он подавился.

Она просто вежливо предложила. Кто-то из них же должен быть вежливым! Но Гарри явно не собирался.

– Не стройте из себя фею домашнего очага, мисс Мур. Мое решение неизменно, – сказал Гарри в подтверждение этому. – Я и сам могу сварить себе кофе.

– Надеюсь, а то вам придется обойтись без него, огрызнулась Джекки.

Хватит с нее быть вежливой! Хотя она решила сдерживать свой гнев, стоило ему только открыть рот…

– Я, правда, собираюсь приготовить чай, – миролюбиво напомнила она. – Не сомневаюсь в ваших способностях, но для меня не составит труда сварить вам кофе. В любом случае я вскипячу чайник.

Вы можете вернуться сюда, когда я поднимусь к себе, если сейчас не желаете здесь оставаться.

На мгновение в воздухе повисла тишина. Даже собака не шевелилась.

У Гарри ноги словно приросли к полу. Разум говорил ему, что надо уйти. Он не умел обращаться с людьми, с этой женщиной, чьи прелести искушали его. Чей острый язычок лишал его самообладания.

Все это было слишком сложно. До сих пор все его мысли были об одном. Он должен сосредоточиться на одной-единственной цели. Если он хоть на миг собьется с пути, то непременно сойдет с ума.

Он должен быть один. Только так ему удастся выжить…

Но его тело, вопреки всем доводам рассудка, не хотело подчиняться. Потребовалось немного еды, приготовленной этой женщиной, и он уже не в силах уйти. Что лучше: провести остаток дней в аду или поставить все на карту ради минуты райского наслаждения?

Тишина была столь гнетущей, что Джекки казалось, она вот-вот оглохнет. Она и представить себе не могла, что у него внутри идет такая мучительная борьба. Что ему так трудно найти ответ на столь простой вопрос.

Когда он пошевелился, Джекки взяла его тарелку, выбросила остатки пищи в мусорное ведро и поставила ее в посудомоечную машину.

– Вы меня раздражаете, – заявил Гарри.

Спорный вопрос: кто кого больше раздражал?

Воспитание и инстинкт самосохранения заставили Джекки сдержаться. Она взяла чайник и наполнила его водой.

– Вы отлично готовите, но все равно раздражаете меня. – И внезапно он сменил тему:

– Мэйзи уже спит?

– Конечно, ведь уже десять часов.

– Я бы на вашем месте не был так уверен. Обычно она засиживается допоздна. Ее избаловали друзья Салли.

– Правда? – Странно, но Джекки это ничуть не удивило. – У нее сегодня был тяжелый день. Она уснула прежде, чем я дочитала сказку.

– Поразительно.

– Вы не очень любите ее, не так ли?

– Салли привыкла спасать несчастных зверушек.

Но, нафотографировав их вдоволь, она охладевает к ним и бросает всех здесь.

Неужели он имеет в виду?..

– Мэйзи никто не бросал! – заявила Джекки.

– Нет? А как, по-вашему, это называется?

– Я уверена, что всему виной какое-то недоразумение. – Хотя в этом она не была уже так уверена. – Я хочу кое о чем вас спросить. Вы не знаете, есть ли здесь что-нибудь из ее одежды? Что-нибудь, в чем она могла бы гулять? В комнате нет ничего, даже джинсов.

– Боюсь, что ничем не могу вам помочь. Но Мэйзи ничего и не нужно, ведь она не останется здесь.

Джекки не была склонна к агрессии, но если бы он был на пару дюймов пониже, то схватила бы его за плечи и встряхнула бы как следует. Впрочем, попытайся она сделать это, он бы лопнул со смеху.

Лучше не рисковать. Хорошо бы заставить его улыбнуться…

Но она знала, что это бесполезно. Надо улучить момент и попробовать уговорить его. Вскипел чайник, и, пока Джекки готовила чай для себя и кофе для Гарри, она успела передумать.

Мэйзи хотела остаться, и Джекки решила, что лучше не давать Гарри никаких шансов. Лучше подождать до тех пор, пока Вики не переговорит с Селиной Тэлбот, и тогда все разрешится само собой.

Но, может, ей не предоставится больше шанса поговорить с ним? Угрожать ему бесполезно, значит, надо искать точки соприкосновения. Пока их разговор нельзя было назвать удачным.

– Курица всегда живет на кухне? – сказала она первое, что пришло в голову. – Или она больна?

– Когда-то одна из кошек притащила цыпленка с улицы. Она обращалась с ним как со своим котенком, цыпленок вырос и остался тут…

– Неужели она считает себя кошкой?

– Так думает тетя Кэти. – Но его взгляд говорил о том, что сам он так не думает.

– А вы этого не допускаете?

– Если бы вы выбирали между корзиной перед печкой и битком набитым курятником, что бы вы выбрали?

– Как цинично!

– А какова ваша версия?

– Это просто очень умная курица. Наверное, отложив яйца, она сильно удивила кошку.

Вот досада! Что она с ним делает? Улыбаясь уголками рта, Гарри налил себе кофе.

Он хочет отвлечь ее внимание, подумала Джекки.

Она сама бы так поступила, если бы пыталась сдержать смех. Или слезы. Может, он не так уж безнадежен.

– Куда вы собирались? – перехватив ее взгляд, спросил он.

– Никуда, – удивленно сказала Джекки. Она и с места не тронулась…

– Я имею в виду, в отпуск, – пояснил он, по-прежнему глядя на нее.

Ах, он об этом! Она уже забыла о жаркой Испании. Впрочем, здесь тоже было жарко. И дело даже не в его присутствии. Они стояли довольно далеко друг от друга. Просто ее махровый халат был очень теплым. И не очень приличным. Он был слишком коротким. И это давало волю различным фантазиям…

Кроме того, он был ей тесноват. У нее возникло тревожное чувство, что полы халата могли распахнуться.

Джекки не осмеливалась посмотреть вниз. Если она это сделает, то привлечет его внимание. Но, кажется, ее ноги не очень-то его интересовали. Взгляд Гарри был прикован к v-образному вырезу у нее на груди. Нельзя было сказать, что он смотрел туда с вожделением. Он смотрел так, как будто пытался что-то вспомнить…

Наверное, она сходит с ума.

Джекки напомнила себе, что под этим не вполне скромным халатом скрывается воплощение практичности. Не исключая того, что ее могут выгнать посреди ночи, разумная няня всегда носит скромное и практичное белье.

Но сейчас ей это не грозило. На ней был один из топов на бретельках, которые Джекки купила по случаю отпуска. Разумеется, на пляж в Испании она бы надела более открытую одежду. Но здесь не Испания и не пляж. Она находилась в доме с незнакомым мужчиной, который бесстыже уставился на вырез ее халата, пробуждая в ней ответное желание.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Не хотите молока? – спросила Джекки.

Не дожидаясь его ответа, она пошла к холодильнику и достала оттуда кувшин с молоком, а заодно затянула туже пояс халата.

– Нет, спасибо.

Он уставился на свой кофе, пока она наливала себе молока.

– Не слишком ли поздно для черного кофе?

Гарри не ответил. Его взгляд говорил, что она играет с огнем. Он думал, что таким образом сможет обратить ее в бегство. Это напоминало ей поведение несчастного ребенка, который подвергал испытанию ее любовь, ее обещание остаться…

10
{"b":"35","o":1}