ЛитМир - Электронная Библиотека

На столике вместо телефона лежал серебряный браслет, который Джекки тут же надела, чтобы не потерять. Затем она заглянула под кровать на случай, если телефон упал на пол. На кухне поиски тоже не увенчались успехом. Мэйзи, в огромном фартуке, с мукой на щеках, сказала, что не видела его.

Оставался только кабинет. В последний раз Джекки видела его там, поэтому у нее не осталось иного выбора, кроме как во второй раз за это утро войти в логово льва. На этот раз она приняла меры предосторожности и, прежде чем войти, постучала в дверь.

Гарри вопросительно уставился на нее.

– Ну что?

– Как видите, ничего. Я не нашла телефон. Если его и здесь нет, то я не знаю, где еще его искать.

– Мне он тоже не попадался. Впрочем, я его и не искал.

Он указал ей на кучу писем на столе, многие из которых были все еще не распечатаны.

– Поройтесь здесь, может, найдете.

Джекки, отобрав личные письма и счета, выбросила все остальное в мусорную корзину. Это было меньшее, что она могла сделать. Ведь почту привезла именно она. Когда Джекки подняла глаза, она обнаружила, что Гарри наблюдает за ней.

– Что-то не так?

Он покачал головой.

– Продолжайте, у вас хорошо получается.

– Как приятно осознавать, что ты можешь быть для чего-то полезен. Даже если это выбрасывание мусора.

Он продолжал наблюдать за ней, и под его взглядом ей стало неловко. Разделавшись с оставшимися рекламными проспектами, она сказала:

– Где телефон? – В ее голосе слышались нотки отчаяния. – Это нелепо. Он должен быть где-то здесь. Вы не могли бы встать? Я поищу в ящике стола.

Она чувствовала тепло его тела, находившегося в паре дюймов от ее лица.

– Здесь тоже нет, – сообщила Джекки, поднимаясь.

– Может, он где-нибудь на полу?

Джекки очень удивилась, когда Гарри, вместо того чтобы стоять в стороне, присоединился к ней.

Подняв голову, она встретилась с ним взглядом. Эти тигриные глаза так обожгли ее, что она отпрянула и, ударившись о край стола, упала.

Когда Джекки пришла себя, она обнаружила, что сидит в его кресле, а он склонился над ней и смотрит прямо в глаза.

– Джекки?

– Все в порядке… – прошептала она, пытаясь встать. – Со мной все в порядке.

Он удержал ее, положив руку ей на плечо.

– Не двигайтесь. Вы сильно ударились.

– Пустяки, – сказала девушка, хотя у нее раскалывалась голова, а ноги были ватными, – через пару минут все будет хорошо.

– Посмотрите на меня.

Ну конечно, во всем виноват был именно этот взгляд!

– Сколько пальцев я показываю?

Убедившись, что у нее не двоится в глазах, Гарри поднялся и отодвинул прядь волос с ее лба.

– Простите, – сказала она тоном, в котором, вопреки ее желанию, не было гнева. – Вы что, доктор?

– Да. Ваш диагноз – головная боль и шишка на лбу.

– Ну, это мне и самой известно… – Джекки поморщилась от боли и раздражения на саму себя. Не слишком ли много она говорит? – Вы правда врач?

– Да. Но сейчас не практикую, – ответил Гарри. Хотя я думаю, что мне под силу вылечить небольшую шишку на голове.

– Небольшую? – возмущенно воскликнула она.

– Ну вот, видите, с вами уже почти все в порядке.

Пойду принесу лед.

– Не нужно.

– Вы будете спорить со мной? Вы что, тоже врач?

– Оставьте ваш сарказм. Кстати, вы же прочитали мою биографию и знаете, что я из себя представляю.

– У меня есть представление о вашей жизни, и я до сих пор не могу понять, почему вы бросили изучать сестринское дело.

Она уже собиралась заговорить, как вдруг он приложил палец к ее губам:

– Забудьте об этом. Сидите тихо и не шевелитесь.

Я сейчас приду.

– Я только хотела сказать, что это не ваше дело, – с вызовом сказала Джекки, правда, уже после того, как он вышел из комнаты.

– Сьюзан готовит для вас чай, – произнес Гарри, вернувшись через пару минут со льдом, завернутым в полотенце. Положив его ей на лоб, он спросил: Ну как?

– Холодно. – Осознав, что это прозвучало неблагодарно, она добавила:

– Восхитительно холодно.

Лед явно был лучше, чем чай, одна лишь мысль 6 котором вызывала у нее тошноту. Но об этом Джекки не сказала, а то доктор Гарри Тэлбот поставил бы ей диагноз «сотрясение мозга» и отвез бы в больницу. Она бы даже оглянуться не успела. Нет, ему так легко от нее не отделаться!

– Спасибо, – сказала Джекки, взяв у него полотенце со льдом, при этом их пальцы соприкоснулись. – Что делает Мэйзи?

– Остается самой собой.

Джекки прекрасно поняла, что он имел в виду, и, чувствуя себя виноватой и глупой одновременно, начала:

– Черт возьми! Куда же я дела телефон? Я же была уверена, что положила его в карман.

– Может, он где-нибудь выпал. Вы найдете его, когда он зазвонит.

– Но мне он нужен сейчас!

Прекрасно! Ответ в духе Мэйзи! Джекки покраснела.

– Извините… Я просто хочу знать, что же все-тaки произошло. Нельзя же бросать Мэйзи на произвол судьбы.

– По-моему, вы сказали, что она хочет остаться.

– Я не об этом, – Джекки обхватила себя за голову обеими руками.

– Вы нашли для нее что-нибудь практичное?

– И да, и нет.

– Понятно. – Он наклонился к ней, словно хотел проверить, не собирается ли она упасть в обморок.

– Я нашла кое-что, – добавила Джекки, поднявшись, – но Мэйзи не представляет себя в джинсах и рубашке.

– Не может же она всю жизнь ходить в нарядных платьях, – возразил Гарри. – У нее должна быть и повседневная одежда.

– Ваша самоуверенность делает вам честь. Но, я полагаю, вы правы. Когда второпях пакуешь вещи, можно допустить оплошность. К счастью, я нашла вот это.

Джекки вытерла мокрые руки и вытащила из кармана фотографию.

– Ее мама здесь в той же рубашке.

Он взглянул на фото.

– Это сработало?

– А вы бы не возражали сменить платье из розовой тафты на джинсовый комбинезон?

– К счастью, мне как-то не приходилось стоять перед таким серьезным выбором.

Неужели он улыбнулся? Подбодренная этим, Джекки добавила:

– В действительности у меня появилась идея сделать похожую фотографию. Вот и вся хитрость.

– А в чем проблема? Вам нужен фотоаппарат? Он должен быть где-то здесь.

– Спасибо, но у меня есть фотоаппарат. Я же собиралась в отпуск, – напомнила она.

– Тогда почему Мэйзи все еще в розовом платье?

Пусть переодевается и снимается. Щенков здесь достаточно.

– Дело не только в щенке.

Возможно, в ближайшее время ей больше не предоставится случая поговорить с ним. Так чего же она ждет?

– На старой фотографии есть вы, а Мэйзи хочет точно такую же. – Боясь, что сейчас последуют гром и молнии, Джекки быстро добавила:

– Это не к спеху. Рубашка сейчас в стирке, к тому же на улице слишком пасмурно. Я пока пойду и поищу телефон.

– Джекки…

У нее подкосились ноги. Конечно, это не имело никакого отношения к тому, как он произнес ее имя.

А произнес он его очень мягко, будто оно ему очень нравилось.

– Извините.

– Вы не виноваты в том, что я ударилась головой.

– Я об отпуске.

Ах, об этом…

– Обещаю, я больше ни слова не скажу о нем, если вы сфотографируетесь с Мэйзи.

– Только раздобудьте солнце, и я к вашим услугам.

Ее попытка эмоционального шантажа не произвела на него никакого впечатления. Возможно, Гарри был больше осведомлен о погоде в здешних краях в это время года.

Но все-таки он дал обещание! В конце концов, солнце появится, если Джекки проторчит здесь еще некоторое время. Оно же светило на старой фотографии! Поэтому вместо того, чтобы нагрубить, она искренне улыбнулась и сказала:

– Спасибо. – Затем как-то вяло добавила:

– Теперь, когда мы все обсудили, могу я рассчитывать на пару таблеток аспирина?

– Только если вы ляжете, иначе они не подействуют.

– Вы отправляете меня в постель?

Она опять сморозила глупость. Джекки явно была не в состоянии идти, и Гарри бы пришлось самому отнести ее в спальню. В отличие от его блистательной сестры, Джекки вовсе не была тонкой, как тростинка. И уж ей точно не стало бы лучше, если бы она, прижавшись щекой к его груди, услышала биение его сердца…

14
{"b":"35","o":1}