1
2
3
...
18
19
20
...
27

Говорят, помогает.

Она не уступала, пропуская мимо ушей все его издевки. В конце концов он отвернулся и невидящим взором уставился в пустоту.

– Я не ожидал, что вы поймете, как это чертовски трудно для меня… – Гарри сделал беспомощный жест.

– Она всего лишь маленькая девочка, Гарри. То, что ее удочерили и у вас разный цвет кожи, не имеет никакого значения. Она так хочет, чтобы вы приняли ее…

Джекки хотела сказать «полюбили ее», но подумала, что эмоций и так достаточно.

Он снова нахмурился.

– Цвет кожи?

Джекки сглотнула. Ну зачем она затронула эту тему сейчас, когда все так хорошо складывалось? Но было уже поздно брать свои слова назад.

– Она сама мне сказала.

– Что? – Он был окончательно сбит с толку. – Что она вам сказала?

Джекки овладело неприятное чувство, которое возникает всякий раз, когда сболтнешь лишнее. Но назад дороги не было.

– Когда я попыталась объяснить ей, что не могу здесь остаться, она подумала, это из-за того, что ее удочерили. Из-за цвета ее кожи…

Джекки взглянула на Мэйзи. Девочка, напевая что-то, пыталась выманить кроликов из клеток. Она выглядела такой счастливой, такой спокойной. Она так отличалась от той девочки, чья горькая жалоба поразила ее в самое сердце.

– Значит, – сказал Гарри, – Мэйзи сказала вам, что я не люблю ее, потому что ее удочерили и потому что она темнокожая, так?

– А для вас это проблема? – спросила Джекки.

Некоторое время он молчал, уставившись в землю. Затем, не глядя на нее, ответил:

– Когда я смотрю на нее, я чувствую только…

– Нет. Ни слова больше! – Джекки отступила на-. зад. Если он и заметил это, то не подал виду. Его лицо было непроницаемым. – Я боюсь даже подумать плохо о вас, – медленно произнесла она, – а вы все время пытаетесь убедить меня в обратном.

– Я…

– Посмотри, Джекки! – К ней подбежала Мэйзи.

Она что-то держала в руках. Ее глаза сияли.

Джекки наклонилась, чтобы рассмотреть то, что было у нее в руках. Заставила себя улыбнуться и говорить спокойным голосом.

– Что там у тебя, дорогая?

Мэйзи раскрыла ладони, и Джекки увидела крошечного цыпленка.

– Ой! – воскликнула Мэйзи. – Он меня испачкал.

– Куры на свободе. Настоящий рай для лис, – пробурчал Гарри откуда-то сверху.

– Где ты его нашла, Мэйзи? – перебила его Джекки, прежде чем он сказал что-то такое, что могло расстроить девочку. Вынув из кармана носовой платок, она протянула его Мэйзи. Та чмокнула ее в щеку.

– За забором. Там их очень много. Пойдем покажу. – Не дожидаясь ответа, Мэйзи направилась в заднюю часть загона, загребая землю сапогами, которые были ей велики.

– Осторожно, Мэйзи, не наступи на них.

Мэйзи замерла. Одна нога смешно застыла в воздухе. Она была счастлива. По-настоящему счастлива.

Джекки подумала, что ее сердце снова будет разбито из-за ребенка.

– Нужно посадить их в картонную коробку. Я видела одну в кладовке. – Она обратилась к Гарри: Вы не хотите ее принести?

– Вам не захочется узнать, чего я хочу, – ответил он.

– Мне это уже известно. Но даже не надейтесь, что это произойдет в ближайшее время.

– Звучит так, будто вы знаете что-то, чего не знаю я.

– Сперва цыплята, затем плохие новости.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джекки была благодарна за эту небольшую передышку, но все равно затаила дыхание, когда вернулся Гарри и Мэйзи протянула ему цыпленка.

Рядом с девочкой Гарри казался огромным. Она была такой беззащитной. Любое грубое слово могло глубоко ранить ее. Но этого не произошло. Немного помедлив, он поставил коробку на землю и позволил Мэйзи посадить ему на ладонь цыпленка.

– Ну, чего ты ждешь? – спросил он. – Пойди и принеси остальных.

Получив его одобрение, Мэйзи помчалась выполнять то, что сказал Гарри. Джекки заметила, как он протянул руку, чтобы удержать ее, но она уже убежала.

У него было такое выражение лица, когда он смотрел ей вслед, что от негативных чувств, которые кипели у Джекки внутри, не осталось и следа. Когда Гарри смотрел на Мэйзи, превратившуюся из капризной принцессы в обыкновенную шестилетнюю девчонку, на его лице отражались истинные чувства.

За маской холодности и безразличия скрывалось изумление. Но прежде всего – любовь. Хотя он и пытался изо всех сил скрыть это, но Джекки не обманешь.

– А-а-а! Уберите ее! – вопила Джекки, отмахиваясь от курицы, которая клевала ее за ноги.

– Я же просила тебя надеть резиновые сапоги, нравоучительным тоном произнесла стоявшая рядом Мэйзи.

Джекки посмотрела на Гарри. Он улыбался.

– Ну что вы улыбаетесь? – рассерженно спросила она.

– Я? Вам показалось.

Ну конечно!

Посадив в коробку последнего цыпленка, Джекки сказала:

– Как их здесь много! Куда мы их денем?

– Отнесем в конюшню. Возьмите-ка коробку. Я пойду поищу доски для загона.

– Им нужна еда и вода, – напомнила ему Мэйзи.

Она все еще была возбуждена и забыла о том, что с Гарри нужно быть сдержанной.

– Ты права. Не хочешь заняться этим?

Девочка была вне себя от радости, когда узнала, что может быть полезна Гарри, и тут же убежала.

– Чему вы так самодовольно улыбаетесь? – спросил Гарри.

Джекки, в отличие от него, не умела так быстро справляться со своими эмоциями.

– Я? – удивилась она.

– Вы напоминаете Чеширского кота.

Такое сравнение было неожиданным, но Джекки продолжала улыбаться.

– У меня просто отличное настроение, Гарри.

Вам лучше привыкнуть к этому.

– Не хотите ли вы этим сказать, что останетесь здесь еще на какое-то время?

– Вы абсолютно правы. Это и есть плохая новость. Ваша кузина не ответила ни на одно из сообщений Вики Кэмпбелл, так что пока у нас нет иного выхода, кроме как остаться у вас.

Он не бросился уверять ее, что оценил ее самопожертвование. Он вообще ничего не сказал.

– Конечно, – продолжила Джекки, – она могла связаться непосредственно с вами. Возможно, что, пока мы тут возимся с этими чудными цыплятами, ваша кузина оставила сообщение на автоответчике.

Джекки было очень трудно вести деловой разговор, глядя на его безучастное лицо.

– Возможно даже, что, получив сообщение, Селина не стала звонить, а сразу села в самолет. Думаю, мы зря стараемся дозвониться до нее. Вы же знаете, что она за человек.

– Вы умная женщина, – заметил Гарри. – Так что же? Вы остаетесь?

Он действительно спросил ее об этом?

– Вы можете остаться? – не получив ответа, продолжил он. – Я думаю, мы все уже привязались к вам.

– Нет… Да… – Джекки попыталась взять себя в руки. – Вы ошибаетесь. Вы не привязались ко мне.

Но, разумеется, я останусь на столько, на сколько будет необходимо.

– Спасибо. Когда все это закончится, я лично оплачу ваш билет.

Джекки пожала плечами.

– Мэйзи считает, что это хорошее место для отдыха, и, несмотря на погоду и кур, я могу понять, почему ей нравится здесь. Кроме того, солнце вредно для кожи.

Открыв ворота, он пропустил Джекки вперед.

Она повернулась, преграждая ему путь. То, что она хотела у него спросить, могло подождать, но следующий подходящий момент может наступить не скоро.

– Раз уж я остаюсь, я хотела бы спросить: когда вы снова собираетесь исчезнуть?

– Я думал, что вы няня Мэйзи, а не моя.

– Правда?

Она не была ничьей няней, но посчитала, что нет нужды говорить ему об этом.

– Я так, на всякий случай. Мне нужен список необходимых телефонных номеров, машина, которой я могла бы воспользоваться в случае необходимости, и ключи от дома.

– Что-нибудь еще?

– Да, – ответила она. – Вы пропустили ланч. В холодильнике есть сэндвичи. – С этими словами она повернулась и пошла.

– Джекки…

Она остановилась, ожидая вспышки ярости. Ее не последовало. Вместо этого Гарри спросил:

– Как ваша голова?.

Она взглянула на него через плечо. Он стоял неподвижно, и Джекки едва удержалась от того, чтобы не подойти поближе к нему. Вместо этого она сказала:

19
{"b":"35","o":1}