ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аромат желания
Повелитель мух
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Форма воды
Мод. Откровенная история одной семьи
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Т-34. Выход с боем
AC/DC: братья Янг

– Это и было чудом. Вы спасли ее.

– Но для чего? Ведь было очевидно, что без матери она не протянет и дня в лагере для беженцев.

– Но она выжила.

– Я пообещал себе, что она не станет еще одной безымянной жертвой этой бессмысленной войны.

– И вы спасли ее, – прошептала она. – Как вы это сделали?

– Я оставил ее у себя. Она спала рядом со мной, путешествовала вместе со мной. Я кормил ее, заботился о ней. Иногда мне приходилось оперировать больных, держа ее в специальном приспособлении за спиной.

Гарри вздрогнул при мысли о том, что едва не потерял ее. Джекки встала рядом с ним на колени, взяла его за руку, затем обвила его за шею и прижала его голову к своей груди.

– Расскажи мне, – пылко прошептала она. – Расскажи, что с тобой произошло.

Ее тепло, ее аромат, казалось, проникали внутрь его, возрождая в его душе что-то, что он так усердно пытался заглушить. Ему было больно, но то была боль заживающей раны.

– Я помню все так, словно это было только вчера, начал он.

Послеполуденная жара. Пыль. Мухи. Теплое тельце Мэйзи за спиной…

– Рабочий день только что закончился, и я шел в свой лагерь. Мэйзи проснулась, начала капризничать, я остановился и взял ее на руки. Последнее, что я помню, было ее улыбающееся личико… – он покачал головой. – Затем мир разорвался на части, когда где-то позади нас разорвался снаряд. Волной меня отбросило вперед.

– А Мэйзи? Она была ранена?

– Когда бомбежка прекратилась, меня нашли в палатке. Я защищал девочку, накрыв своим телом.

Должно быть, я приполз туда, хотя я не помню, как это было…

– Вы снова спасли ее.

– Всего минуту назад…

– Шшш, – произнесла Джекки, нежно гладя его по спине, словно утешая. – Вот что, значит, случилось с твоей спиной…

Вдруг она запнулась, и теперь уже он, прижав к себе, утешал ее.

– Забудь об этом. Забудь все, что ты видела.

– Нет! – Она отпрянула. – Я хочу видеть. Сейчас.

С этими словами Джекки начала расстегивать его рубашку. Он схватил ее за руки, чтобы остановить, но она так посмотрела на него, что он сдался. Она наклонилась вперед и поцеловала так нежно, что его возбужденное тело потянулось к ней.

Затем, пока он приходил в себя, она вытащила полы его рубашки из-за пояса джинсов, сняла ее и бросила на пол, прикоснулась к нему…

Сначала ее ладони поглаживали его руки и плечи, затем скользнули на изрытую шрамами спину. Она прильнула к нему, прослеживая пальцами каждый рубец.

– Тебе больно? – спросила она.

Больно? Ее щека прижалась к его груди, ее волосы ласкали его щеку… В этот момент он чувствовал только боль желания в набухшей плоти.

– Да, – выдохнул Гарри.

Он не лгал. Заглушая боль желания, он снова надел рубашку.

Джекки села на корточки. Меж ее глаз залегла маленькая складка. Гарри протянул руку, чтобы разгладить ее.

– Не надо хмуриться. Со мной все в порядке.

Она посмотрела на него. При свете огня ее глаза казались огромными.

– Ты уверен? Тогда почему Мэйзи живет с твоей кузиной? Почему ты так несчастен?

– Несчастен?

Он немного отстранился, сделал глоток кофе, чтобы собраться с мыслями, – Ты собираешься это отрицать?

– Нет, не собираюсь, но ты сама сказала, жизнь вносит свои коррективы. Мои ранения были обширными, и их нельзя было лечить на месте. Но я не соглашался, чтобы меня отправили домой без Мэйзи.

Проблема заключалась в том, что у меня не было на нее никаких документов. Никаких прав. Нужно было еще одно чудо.

– И оно произошло.

– Когда речь уже шла о жизни и смерти, глава медицинского подразделения послал за консулом, чтобы тот попытался вразумить меня. Этот жалостливый человек не просил меня объяснить ситуацию.

Он предложил зарегистрировать мою малышку. Он не спросил у меня имя ее отца, просто спросил мое и вписал его. Когда он спросил имя матери, я думал, что все пропало. И я… дал Мэйзи имя моей матери.

Когда все закончилось, он вручил мне копию свидетельства и поздравил меня с моей дочерью.

Их взгляды встретились.

– Она моя, Джекки. В прямом смысле этого слова. Я бы пошел на большее, чем ложь, чтобы Мэйзи осталась со мной.

Ему было важно убедить ее, и поэтому он сказал слова, которые никогда не произносил вслух:

– Я любил ее, Джекки. И люблю. Я не мог отдать ее в сиротский приют, даже в самый лучший.

– Конечно, не мог. И ты привез ее сюда, в Хай-Топс.

– Я хотел так сделать. Но дело в том, что, когда меня отправили домой, я очень долго пролежал в больнице. Пересадка кожи – дело нешуточное. Тут появилась Салли. Она приютила Мэйзи, нашла няню. Ей доставляло удовольствие наряжать ее, словно куклу.

– Это и похоже на игру в куклы, – заметила Джекки. – Но Мэйзи – живая девочка.

– Какой-то папарацци пронюхал это и сделал несколько фотографий Салли с маленькой темнокожей девочкой. Через несколько дней поползли слухи. Никто и не подумал сказать мне об этом.

– Значит, она только сделала вид, что удочерила сиротку-беженку?

– По ее словам, она пошла на это, чтобы защитить меня и Мэйзи. Кроме того, в то время так поступали многие известные люди. Это был хороший пиар.

– Ты, наверное, сильно ненавидишь ее?

Он покачал головой.

– Нет, я просто знаю ее как облупленную, вот и все. Поэтому она всячески избегает меня.

– А Мэйзи?

– К тому времени, когда я достаточно окреп, она уже привыкла к своей новой жизни. Я был от этого не в восторге. Но не мог же я забрать девочку с собой на другой конец света, где шла война, где царили голод и разруха, где на каждом шагу подстерегала опасность.

– Ты мог бы остаться с ней дома.

– Может, я бы так и поступил, если бы все сложилось по-другому. Но меня слишком долго не было в жизни Мэйзи. Она забыла меня. Относилась ко мне, как к незнакомцу.

– Она не забыла тебя, Гарри. Она думала, что ты бросил ее, и наказывала тебя за это.

Он выдавил из себя улыбку.

– Так удобно думать, Джекки, но тебе не кажется, что это всего лишь беспочвенные мечтания?

– Возможно. Но ты должен задать себе один вопрос. Если Мэйзи забыла тебя, тогда почему она сказала мне, что будет врачом, когда вырастет?

Его сердце бешено заколотилось.

– Когда? Когда она тебе это сказала?

– По дороге сюда. Я спросила ее, хочет ли она стать моделью, как ее мама, и она в два счета поставила меня на место. Она хочет стать доктором, как…

– Как кто?

– Она не договорила. Ты не заметил, что она это делает постоянно? Говорит намеками. Обращаясь к ней, нужно всегда думать, как лучше поставить вопрос.

– Это у нее от Салли. Та точно знала, что ее матери здесь нет. Поэтому и сказала, чтобы девочку отвезли в дом бабушки, а не к самой бабушке.

– Ты дозвонился до нее?

– Да. Она говорила что-то странное. Сказала, что ты не должна была оставаться. Твоя преданность долгу даже возмутила ее.

– Правда? – улыбнулась Джекки. – Интересно, почему? Дай-ка подумать. Может, она хотела, чтобы ты снова сблизился с Мэйзи?

– Хочешь сказать, что ей надоела роль заботливой мамаши и она хочет избавиться от обузы, чтобы спокойно выйти замуж за миллиардера?

– Ты знаешь ее лучше, чем я. Неужели она такая мелочная? – Гарри промолчал, и Джекки добавила: Одно я знаю точно, Гарри. Мэйзи хочет остаться здесь, с тобой. Может, Салли это известно. – Она взяла его за руку. – Может, несмотря на все факты, в случае с твоей сестрой внешность не обманчива?

Гарри посмотрел на нее, покачал головой, словно до него не дошел смысл ее слов.

– Интересно, как ты стала такой мудрой?

– Если бы… – Джекки инстинктивно дотронулась до браслета.

– Расскажи мне о нем, – попросил Гарри.

– О нем?

– Значит, речь пойдет не о мужчине?

Джекки покачала головой, и в этот момент Гарри осознал, как он уязвим. Может, со временем он смог бы заставить Джекки забыть мужчину, но если дело в женщине…

– Я обещала, не так ли? – напомнила она, будто сожалея об этом.

23
{"b":"35","o":1}