ЛитМир - Электронная Библиотека

– У нее ничего не выйдет. Мама сейчас летит в самолете, а когда ты летишь в самолете, нужно отключить мобильный телефон.

– Это верно.

– Моя мама говорит, что это очень неудобно, но иначе будут проблемы с электричеством, а когда ломается электричество, ты не можешь смотреть кино.

– Да, это большая проблема.

Разумеется, Джекки знала, что, если в самолете «ломается электричество», ты уже не посмотришь кино. Впрочем, у нее и на земле забот выше крыши.

– Ты знаешь, куда направляется твоя мама?

– Конечно. Она хочет прославиться за Великой Китайской стеной. Знаешь, это на другом конце света.

– Я слышала.

– Чтобы туда добраться, понадобится целая вечность.

Ну, скажем, не вечность. Но очевидно, что до мисс Тэлбот нельзя будет дозвониться до завтра.

Мэйзи посмотрела на Джекки снизу вверх своими большими глазами и торжественно сказала:

– Хорошо, ты можешь остаться и позаботиться обо мне.

Нет! Нет…

– Почему бы нам не подождать, что скажет миссис Кэмпбелл? – предложила Джекки, отмахнувшись от мысли, что девочка тоже участвовала в заговоре. Это уже граничило с паранойей.

Прошло всего два часа с тех пор, как мать подбросила ее в агентство. В то время как обычным смертным нужно много времени, чтобы приехать в аэропорт и зарегистрироваться, у людей, подобных Селине Тэлбот, все гораздо проще. Но, возможно, ее самолет еще не взлетел?

– Разве ты не хочешь заботиться обо мне? – спросила Мэйзи.

– Меня никто не просил об этом, – ответила Джекки.

В другой раз. В другой жизни.

Мэйзи невинно уставилась на нее своими темными глазами и спросила:

– Это потому, что я не родная дочка моей мамы?

Потому что моя кожа другого цвета?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джекки почувствовала себя так, будто почва ушла у нее из-под ног.

Ее меньше всего волновало то, что Мэйзи была темнокожей. Возможно, ее сенсационное удочерение подвергло девочку нападкам со стороны ревнивых поклонников Селины?

Джекки была так занята собственными проблемами, что не заметила, как привязалась к этой самоуверенной девчонке. Было совсем неважно, что в данный момент ей меньше всего хотелось быть ответственной за чужого ребенка. Просто мама и бабушка малышки далеко, а великан уж точно не будет с ней возиться.

Девочке нужна забота, и она позаботится о ней, даже если это пойдет вразрез с ее собственными планами.

– Нет, Мэйзи. Это не имеет никакого отношения к твоему удочерению, – решительно сказала она. Это из-за того, что…

Мэйзи подняла голову и посмотрела ей прямо в глаза.

– Я думаю, Гарри из-за этого не хочет, чтобы я осталась.

Джекки была потрясена до глубины души.

– О, я уверена, что это не так, – машинально сказала она.

Но она все равно не могла забыть, как равнодушно он смотрел на Мэйзи, когда та сидела в машине, и как девочка сползла вниз, чтобы спрятаться от него…

Между прочим, даже злые великаны из сказок испытывают родственные чувства. Вот что значит приемная семья. Джекки попыталась воскресить в памяти все, что читала об этом, но вспомнить удалось очень немногое.

Происхождение и цвет кожи Мэйзи не оправдывают поведения Гарри Тэлбота.

Гарри.

Джекки решила, что это имя ему совершенно не подходит. В нем было что-то теплое, мягкое. Такое имя подходит человеку, который не бросит тебя в беде, подбодрит добрым словом, который любит детей. Оно не для того, кто оттолкнул маленькую девочку только потому, что ее удочерили…

Для него даже самое ужасное имя будет слишком хорошим… Джекки так хотелось обнять девочку, показать ей, что по меньшей мере одному человеку на свете она небезразлична.

Она слишком эмоционально на все реагирует.

Это не к добру.

Переборов свое желание, Джекки села на ступеньку. Мэйзи стояла рядом. Джекки взяла ее руки в свои и как можно убедительнее сказала:

– Послушай меня, Мэйзи Тэлбот. Для меня ничего бы не изменилось, даже если бы у тебя была голубая кожа и зеленые волосы, понимаешь?

В ответ Мэйзи лишь равнодушно пожала плечами. Этот жест не выражал доверия. А чего она, собственно, ожидала? С детьми никогда ничего не знаешь наперед. Их доверие просто так не завоюешь.

Надо быть с ней искренней. Джекки поняла, что всякие оправдания не произведут никакого впечатления на Мэйзи, поэтому она должна сказать правду.

– Ты умная девочка. Я буду говорить прямо. У нас с тобой проблема. Мне поручили просто отвезти тебя сюда и передать бабушке. Я не обязана была здесь оставаться. Ни на минуту.

Мэйзи, снова пожала плечами и уставилась в пол.

– Не обязана.

– Это не из-за того, что ты темнокожая. Просто я спешу на самолет… – она посмотрела на часы и поняла, что уже поздно.

– Ты прямо как мама.

Это равнодушное замечание было несправедливо по отношению к Джекки. Разве она бросила ее? Но на месте Мэйзи ей бы тоже было не до справедливости.

– Твоя мама работает. Это важно для нее. А я просто собиралась отдохнуть в Испании.

Собиралась. Она сказала об этом в прошедшем времени?

– Да? – На мгновение Мэйзи задумалась, но затем убежденно произнесла:

– В Испании? Но здесь тоже можно хорошо отдохнуть. – И затем, по-видимому вспомнив о присутствии в доме Гарри, добавила:

– Обычно.

– Я уверена, что тебе здесь хорошо. Когда твоя бабушка здесь. – Этого Джекки показалось недостаточно, и она привела еще один аргумент:

– Еще у тебя есть твой любимый пони.

– Здесь много других животных. В Лондоне у нас никого нет. Квартира – неподходящее место для животных. Но мама постоянно кого-нибудь спасает и привозит сюда, к бабушке. Здесь много места. Здесь есть собаки, кошки, куры, утки и кролики… – Ее глаза сияли, когда она рассказывала о животных. Даже несколько ослов, которые уже устали катать детей по пляжу. Но если тебе нужно ехать… – ее ручки опустились, улыбка поблекла, – я тебя пойму.

Ну за что же ей все это!

– Спасибо тебе, Мэйзи, но я никуда не уеду, пока не найду кого-нибудь, кто о тебе позаботится.

– Даже если опоздаешь на самолет? – не глядя на нее, спросила Мэйзи.

– Даже если опоздаю на самолет, – уверила ее Джекки.

Разве у нее был другой выбор?

– Обещаешь?

Слово, данное ребенку, нельзя нарушать. Прежде, чем давать его, стоит хорошенько все обдумать, потому что иногда бывает очень трудно сдержать его.

Мэйзи с волнением ждала ее ответа. Вся правда была в том, что Джекки уже никуда не собиралась.

Заботы о девочке доставляли ей радость. К тому же это ведь временно.

– Я обещаю, Мэйзи.

– А если ты не сможешь никого найти, ты ведь останешься со мной, пока мама не вернется?

– Вы нашли все, что вам было нужно?

Джекки никогда не думала, что появление Гарри Тэлбота может так обрадовать ее. Она быстро встала.

– Да, спасибо.

– Пойдите погрейтесь на кухне.

Он посмотрел на ребенка с высоты своего исполинского роста. Джекки подумала, что мужчины в ее семье тотчас бы сгребли девочку в охапку и подняли над головой. Вместо этого послышалось:

– Привет, Мэйзи.

Джекки почувствовала, как Мэйзи вцепилась в ее руку. Девочка опустила глаза и сказала:

– Привет, Гарри. Можно я посмотрю щенков Мэг?

Щенки, кролики, ослы и пони. Нетрудно догадаться, почему Мэйзи хотела остаться здесь…

– Они в конюшне. Только тебе в таком виде туда нельзя.

– Она может переодеться, если вы будете так любезны и принесете из машины ее сумку. Машина не заперта.

Взгляд Гарри Тэлбота говорил о том, что он не любит, когда из него делают дурака.

– Я лучше принесу щенков на кухню, – сказал он.

Пока Джекки пыталась придумать ответ, подходящий для ушей шестилетнего ребенка, Гарри повернулся и вышел. Зато вскоре он принес чайник и аппетитный вишневый пирог.

– Хочешь чая, Мэйзи? Или, может, молока?

– Чая, пожалуйста. И немного пирога Сьюзан.

Джекки налила чай и добавила в чашку Мэйзи молока. Когда она разрезала пирог, зазвонил телефон. Это была Вики. Джекки передала Мэйзи тарелку и вышла. Теперь она могла говорить открыто.

6
{"b":"35","o":1}