ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вторжение
Плейлист смерти
Дар шаха
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Комбат Империи зла
Сердце льда
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Сломленный принц
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево

Джекки Мур, потревоженная собакой, застыла как вкопанная, словно ее застали на месте преступления. Забыв о том, что всего минуту назад он хотел остановить ее, Гарри сердито спросил:

– Что вы, черт побери, делаете?

Глупый вопрос. Он прекрасно видел, что она делала. Она выгружала вещи из машины.

– Вы могли бы не выражаться в присутствии Мэйзи? – попросила Джекки, передав девочке ее белую сумочку.

– Извините, – ответил Гарри, подзывая собаку.

Если эта глупая псина испачкает гостей, отъезд будет отложен. – Я спрашиваю, что вы, черт побери, делаете?

Джекки полезла в машину и демонстративно вытащила оттуда сумку. Конечно, у Гарри Тэлбота есть право возражать против их вмешательства в его жизнь. Более того, она сожалела, что была вынуждена побеспокоить его, но прежде всего она думала о Мэйзи. Джекки, как любой нормальный человек, не любила ссор, но сейчас у нее не было иного выхода.

Чем раньше он поймет, что ее не запугать, тем скорее отстанет от них.

– Мэйзи, возьми свою сумку и иди в дом, – сказала Джекки.

Только после этого она удостоила вниманием Гарри Тэлбота. Серая шерстяная рубашка свободно висела на его плечах. Это говорило о том, что он похудел. Неужели раньше великан был еще шире? Линялые джинсы облегали его сильные ноги, плоский живот и подчеркивали.

Я жду, – потребовал он, возвращая ее к реальности.

Джекки сглотнула.

– Итак, мистер Тэлбот, – начала она, пытаясь отогнать нелепые мысли, – вот это машина, а это сумка, а я занимаюсь тем, что вынимаю второе из первого.

Его саркастический тон был ошибкой. Гарри понял это с самого начала и сейчас сожалел об этом.

То, что Джекки была фигуристой блондинкой, вовсе не означало, что она глупа.

Несмотря на всю свою сексуальную привлекательность, пробуждающую в мужчинах их основной инстинкт, она все же была няней, а няни не будут выслушивать всякий вздор. В подтверждение этому она так холодно посмотрела на него своими серыми глазами, что у него не осталось никаких сомнений.

– Почему? – спросил он.

Хороший вопрос.

– Так надо, – Джекки тряхнула головой, и ее волосы рассыпались по плечам.

Когда он в последний раз гладил женщину по волосам?

Гарри сжал кулаки так, что ногти впились в ладони. Она тем временем полезла в машину за второй сумкой.

– Вы не похожи на глупца, – сказала Джекки, повернувшись к нему.

Гарри не собирался это обсуждать. Он уже все сказал.

– Вы не можете здесь оставаться.

Она улыбнулась.

– Какая досада! Значит, я была права. Вы ведь с самого начала хотели мне это сказать.

– Да, именно это.

– Мне действительно очень жаль. Но моя машина сломалась, Мэйзи устала. Вы сказали, вам одному с ней не справиться.

– Яне…

Гарри остановился, чувствуя, что перед ним открылась зияющая пропасть. Если он убедит ее в том, что способен позаботиться о маленькой девочке, она уйдет.

Он приехал в Хай-Топс в поисках одиночества, покоя. Чтобы понять, что делать дальше. Нет, Джекки Мур должна уехать вместе с ребенком. Прямо сейчас.

– Вы вроде бы опаздываете на самолет.

– Ничего, подожду другого. – Затем она протянула руку, словно желая коснуться его, и утешительно сказала:

– Не беспокойтесь, мистер Тэлбот, мы постараемся как можно реже попадаться вам на глаза.

Он отпрянул прежде, чем она дотронулась до его руки.

– Это недопустимо. Я поговорю с Салли.

– Становитесь в очередь, – ответила Джекки. – Не вы один этого хотите. Но вы не сможете сделать это до завтрашнего утра. Она сейчас на пути в Китай.

– В Китай?!

– Да, на родину шелка, – послышался детский голосок.

Они оба оглянулись и увидели Мэйзи, стоящую в дверях. В ответ на вопрошающий взгляд Гарри она лишь пожала плечами.

– Во всяком случае, так сказала Джекки, когда говорила по телефону.

– Ты подслушивала? – смущенно спросила Джекки.

Она, наверное, пытается вспомнить, не сказала ли чего-нибудь такого, чего не должна была слышать Мэйзи, догадался Гарри.

– Нет, я просто ждала, когда вы закончите, – невинно ответила Мэйзи.

С этими словами девочка повернулась и скрылась в доме. Собака последовала за ней.

– Когда Салли прибудет в Китай? – спросил Гарри.

– Понятия не имею. – Джекки достала сумку с почтой и закрыла машину. – Полагаю, завтра. Если будет остановка в пути, она сможет прочитать ваши сообщения раньше. Здесь будет полночь, и Седина, учитывая разницу во времени, подождет, пока у нас не наступит утро.

Гарри сомневался, что разница во времени может послужить помехой для его кузины. Он был уверен, Салли просто будет тянуть время, ожидая, что все сделают за нее.

– Получается, я буду вынужден терпеть вас здесь целую ночь?

– Спасибо за гостеприимство, – Джекки отблагодарила его ледяной улыбкой. Этим она лишь хотела выразить, что понимает, как тяжело далось ему это решение. Намекнуть на то, что в один прекрасный день он пожалеет о своей невоспитанности. – И за чай. Хотя это была теплая вода. Во сколько у вас обед?

– Можете приготовить его, когда захотите, мисс Мур. Что касается чая, я всегда пью такой.

Он даже не покраснел при этой явной лжи. Он просто хотел, чтобы она уехала, и был готов добиться этого любыми средствами.

Джекки уставилась на него.

– Вас что, запрограммировали?

– Не понял.

– Наверное, в какой-нибудь лаборатории вам вставили в голову микрочип с набором шовинистических фраз.

– Зачем? – удивился Гарри. – Я всегда был склонен думать, что это заложено в генах.

– Эту сказку придумали мужчины, чтобы уклониться от работы по дому.

– Возможно, – признал он. – Хотя, согласно моей теории, ее придумали несчастные женщины, чтобы оправдать свою неспособность к самоконтролю.

Гарри с интересом отметил, что глаза девушки приобрели серебристый оттенок. Это говорило о том, что ее терпение на пределе.

– Я только спросила, во сколько вы едите, – продолжила Джекки, сохраняя внешнее спокойствие, – чтобы не беспокоить вас. Но вы, разумеется, всегда можете выпить с нами чаю в пять часов.

– У меня нет подходящего костюма.

– Мы простим вам это упущение.

Гарри пожал плечами.

– Комната Мэйзи – в восточной башне, – пробурчал он, подавляя желание помочь ей донести сумки.

Чем хуже будет мнение этой женщины о нем, тем больше вероятность того, что она будет его избегать. Она знает, где это. Вы можете занять соседнюю комнату. Но не очень-то расслабляйтесь. Вы не останетесь ни на минуту дольше, чем нужно.

– Замечательно! Я говорила, что у нас с вами нет ничего общего, но именно это я обещала Мэйзи.

Он помрачнел, когда она добавила:

– Я обещала ей, что останусь, пока мы не найдем другую няню, которая ей понравится.

Джекки снова улыбнулась так, будто знала что-то, чего не знал он. Проигнорировав ее улыбку, Гарри сказал:

– Рад это слышать. Дайте мне ключи, я поставлю машину в гараж.

– Да, конечно. Спасибо…

Такое неожиданное проявление заботы повергло ее в замешательство.

– Такую старую машину нельзя оставлять в сырости. Заодно посмотрю выхлопную трубу. Я не хочу, чтобы завтра утром вас что-нибудь задержало.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

После стычки с Гарри Тэлботом у Джекки от усталости подкашивались ноги. К счастью, Мэйзи радостно скакала рядом, ничуть не задетая таким приемом. Джекки надеялась, что девочка не поняла, о чем они спорили.

Она с самого начала знала, что великан будет не в восторге, если они останутся. Но к такой открытой враждебности не была готова. Даже то, что она помогла его двоюродной сестре, было не в счет.

Но зачем надо было подливать масла в огонь?

Это совсем на нее не похоже. Обычно Джекки была очень тактичной, готовой выслушать точку зрения другого. Она слишком легко уступала, чем и воспользовалась Вики Кэмпбелл. Нет, она не подливала масла в огонь! Возмущенная поведением Гарри Тэлбота, она сама разожгла его. И бросила туда пару ручных гранат.

8
{"b":"35","o":1}