ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таким образом, инспирация отличается от откровения и озарения. Бог «многократно и издревле говорил к отцам в пророках» (Евр. 1, 1). Это были откровения; но если все эти пророки просто собрали бы свои пророчества в одну книгу, этот сборник не стал бы автоматически частью Священного Писания. Для этого, кроме откровения, была еще необходима инспирация. Откровение означает открытие истины Богом человеку, а инспирация — запись этой истины под руководством Святого Духа. С одной стороны, пророкам было открыто много такого, что не зафиксировано в инспирированных писаниях, с другой — в Библии содержится масса инспирированных писаний, не содержащих никаких откровений. Но есть различие и между инспирацией и озарением. Инспирированность какой-либо книги еще не является гарантией того, что читатели смогут ее понять. Для этого необходимо озарение ума и сердца (ср. Лук. 24, 31.32.45). Как мы уже говорили, даже сами авторы книг Библии не понимали всего того, что они писали. И тем не менее их писания были полностью инспирированы. Существует несколько ступеней духовного озарения, но не различные степени инспирации. Апостолы имели большее духовное озарение, чем Давид, который, в свою очередь, видел глубже Валаама. Но слова Священного Писания, записанные Валаамом, Давидом и Павлом, в равной степени инспирированны, одинаково божественны и обладают равным авторитетом.

Признаки инспирации

Мы только что рассмотрели три аспекта инспирации (Бог — автор, человек — орудие, записанный результат); далее, была объяснена разница между инспирацией, с одной стороны, и откровением и озарением — с другой. Теперь мы хотим вплотную заняться видами и характерными особенностями инспирации, и сначала объясним для этого два ее главных признака:

(а) Инспирация буквальна, т.е. все отдельные слова первоначального библейского текста инспирированы Богом.

(б) Инспирация всеобъемлюща, т.е. каждая часть Библии инспирирована Богом.

Примечание: вместе эти два признака означают, что инспирированным является каждое слово оригинального (первоначально записанного) библейского текста; мы подчеркиваем здесь слово «первоначально», потому что в более поздние рукописи (гл. 3 и 4) и переводы могли вкрасться ошибки. Что говорит сама Библия о словесной инспирации? Она недвусмысленно заявляет, что Бог инспирировал не только ее содержание (ее весть, керыгма — «провозглашение»), но и форму (слова). В Ветхом Завете мы многие сотни раз читаем слова пророков: «Было ко мне слово Господне…» Моисей записал все слова Бога Ягве в книгу (Исх. 24, 4). Давид сказал: «Дух Господень говорит во мне, и слово Его на языке у меня» (2 Цар. 23, 2). Пророку Иеремии Ягве сказал: «Стань на дворе дома Господня, и скажи ко всем городам Иудеи, приходящим на поклонение в дом Господень, все те слова, какие повелю тебе сказать им; не убавь ни слова». Это были те самые слова, которые Иеремия позже должен был записать в книгу: «Возьми себе книжный свиток и напиши на нем все слова, которые Я говорил тебе об Израиле и об Иуде и о всех народах, с того дня, как Я начал говорить тебе, от дней Иосии — до сего дня» (Иер. 36, 2). В Новом Завете все происходило точно так же. Мы уже читали в 1 Кор. 2, 13, что инспирация происходит не «от человеческой мудрости изученными словами», но словами, «изученными от Духа Святого, о духовных делах для духовных людей». В Откр. 22, 19 Иоанн предупреждает: «Если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни…» И наконец, сам Господь Иисус в Матф. 5, 18 свидетельствует, что буквальная инспирация делает неприкосновенными даже буквы и знаки текста: «Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота и ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». В 2 Тим. 3, 16 Писание также независимо свидетельствует о том, что его инспирация всеобъемлюща, что инспирирована Богом вся Библия: «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности». Поэтому Павел имел все основания написать в Рим. 15, 4: «А все, что написано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду». Так мы понимаем и неразрывное единство Писаний, которые потому и могли быть названы просто «Писанием» (ед. число!), о котором Иисус в Иоан. 10, 35 сказал: «Не может нарушиться Писание». Всеохватывающая инспирированность Писаний делает их единым, неразрывным целым, в котором нельзя ничего ни убавить, ни прибавить (ср. Втор. 4, 2; Откр. 22, 18-19).

Другие теории инспирации

Из вышеизложенного читатель может сделать вывод, что мы считаем Библию безошибочным, авторитетным, полностью инспирированным Словом Божьим. Такой была и позиция христианской церкви в течение более чем 18-ти столетий, хотя иногда и возникали проблемы с объяснением того, как Библия может быть, с одной стороны, полностью инспирированной Богом, а с другой — каждая ее книга несет на себе печать индивидуальности автора, его стиля, словарного запаса. Но, в конце концов, это вопрос из категории тех, на которые мы никогда не сможем дать исчерпывающего ответа, потому что человеку не дано понять действие Духа Божьего. Похожая ситуация складывается при попытке объяснения участия Духа Божьего в процесе возрождения уверовавшего человека: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, и не знаешь, откуда приходит и куда уходит» (Иоан. 3, 8). В лютеровском переводе этот стих звучит следующим образом: «Ветер дует, где хочет, и ты слышишь его шелест, но не знаешь, откуда он приходит и куда уходит». Слова «ветер» и «дух» означают здесь одно и то же. Это место напоминает нам «дыхание Божье», «богодухновенность» (2 Тим. 3, 16), «движимость Святым Духом» (2 Пет. 1, 21). Поэтому вопрос Никодима, «как» происходит возрождение свыше, так же лишен смысла как и вопрос о воскресении мертвых (1 Кор. 15, 35-36), которое тоже является неисследимым делом Духа Божьего (Рим. 8, 11), или вопрос, «как» происходит инспирация… Это, разумеется, не означает, что мы не должны, не обязаны тщательно анализировать все, что Библия говорит нам о своей инспирированности. При этом мы должны опираться на то, что Писание говорит нам как о всеохватной, полной, буквальной инспирации, так и о «человеческом элементе», т.е. что оно несет на себе отпечаток индивидуальности стиля, словарного запаса и других качеств авторов. В этом и заключается одно из чудес Библии. Она — совершенно человеческая книга и в то же время — полностью божественная, совершенная во всех отношениях! Чудо написанного Слова Божьего можно сравнить с Иисусом Христом, воплотившимся в образе человека Словом Божьим (Иоан. 1, 1-14), бывшим одновременно совершенным воплощением Бога и человека. Дух Святой, сошедший на Марию, чтобы пробудить в ее чреве «Святое», Сына Божьего (Лук. 1, 35), был тем же самым Духом, Который действовал в избранных человеках, побуждая их пророчествовать именем Божьим (2 Пет. 1, 21).

Подобно тому как в истории Церкви делались попытки объяснить чудо личности Иисуса Христа, отвергая или Его божественную, или человеческую сущность, предпринимались и попытки толкования

Библии. При этом в написании Библии или оставлялся в стороне человеческий элемент, или подвергалась атакам инспирированность Писаний. В первом случае мы приходим к учению, называемому "теорией механической инспирации ", исходящей из того, что авторы священных текстов были во время их написания полностью «отключены» как личности. Это означает, что они были чем-то вроде секретарей, стенографистов, бездумно писавших Библию под прямую диктовку Бога. Уже поверхностное знакомство с Библией показывает необоснованность и ложность этого предположения. В каждой книге Библии четко прослеживаются стиль, душевный настрой (см., напр., Иер. 18, 19-23; Гал. 3, 1-5; 4, 12-20; 5, 12), влияние обстоятельств и окружения автора. В случае механической инспирации книги Библии должны были бы иметь совершенно одинаковое звучание, что, однако, совершенно не соответствует реальности. Мы находим подобные «автоматические диктовки» в области спиритизма (т.е. оккультизма и бесовских сил), но для Библии справедливо иное: «И духи пророческие послушны пророкам» (1 Кор. 14, 32). Это значит, что пророчества не произносились вне зависимости от воли и личности пророков. Спиритическая инспирация просто недостойна Бога и человека. Бог сотворил человека по Своему подобию и потому использует эти его качества (ср. Лук. 1, 1-4), его личность. Но при этом инспирация гарантирует, что человек записывает только те слова (по аналогии с инструментом и музыкантом), которые соответствуют желанию Бога. Также существует гарантия того, что человек не совершает ошибок при записывании. Бог не нуждается в «инструментах»-медиумах, Ему нужен «весь» человек. Есть, однако, и люди, не признающие чуда совершенной человечности и совершенной божественности Библии и утверждающие: если в Библии присутствует элемент человеческой индивидуальности, она с необходимостью, по нормальным человеческим критериям, должна содержать ошибки. Из этого следует, что такая древняя книга, как Библия, должна быть исторически и научно недостоверной или даже полностью бесполезной и что можно ожидать найти в Библии мифы, легенды, благочестивые преувеличения и сущностные противоречия. Это приводит нас к "критике Библии ", которую мы более подробно рассмотрим в гл. 7 и 8.

29
{"b":"3502","o":1}