ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Лили!!! – подхватил ее на руки гигант.

– Любимый, ты ранен? – окровавленная рука девушки осторожно коснулась раны Ленона.

Грянул гром, от которого заложило на мгновение уши. Пиршественный зал погрузился во тьму. На фоне абсолютного мрака потрясенные свидетели этих событий увидели, как начал разгораться портрет Родриго – основателя династии Честеров.

– Свершилось, – прошелестел по залу его торжествующий замогильный голос. Изображение на портрете ожило. – Принц Бурмундии пролил свою кровь ради спасения жизни принцессы Нурмундии, а она не пожалела своей ради него. Я свободен! Эдуард, не повторяй мои ошибки. Пусть соединятся любящие сердца, иначе тебя ждет такая же незавидная судьба, какая была уготована мне триста лет назад.

Голос затих. Портрет, мерцая, затухал, а мрак, синхронно с затуханьем, медленно, но верно отступал.

– При чем здесь принц Бурмундии? – зашелестела ошеломленная толпа.

Ответ на это был получен сразу. Тело барда барона фон Эльдштайна пошло волнами и все ахнули. Принцесса Лили трепетала уже не в руках певца и музыканта. Его узнали сразу, хотя он уже был не тот лопоухий, худощавый юнец. То ли дальние походы его закалили, то ли пребывание в наколдованном профессором Эльфиром теле гиганта сказалось, но перед ними стоял статный юноша с завидной мускулатурой, нежно прижимая к себе Лили. Изменился не только он. Прежний облик приняла и вся команда Стива, за исключением его самого. Кто-то из придворных, увидев бородатую физиономию Петруччо в элегантном женском платье, нервно икнул.

– Извиняюсь, – пробормотал циркач, – давно не брился.

– Так вот в чем заключалось это страшное проклятье! – презрительно захохотал Велингрок, срывая с себя останки гитары. – Какой кошмар! Пролита чья-то кровь! Да ее сейчас здесь столько будет, если мне немедленно не присягнут на верность! Но только знайте, клятву я принимаю лишь от тех, кто не замарал себя связью с узурпатором! Остальных будем вырезать!

– Боюсь вас разочаровать, лорд, – с огромным облегчением выдохнул Стив, поднимаясь из-за стола. – Последние триста лет практически все были связаны с избранной народом династией. Решили вырезать всю Нурмундию?

– Если надо, вырежу! – в запале проорал Велингрок.

– Кишка тонка. Проще вырезать вас, – радостно щелкнул пальцами юноша.

Со звоном распахнулись окна, на пол посыпались осколки стекла. Эсэсовцы замерли при виде кучи эльфов, замерших в боевой готовности с натянутыми луками в руках. Стрелы целились прямо в лоб заговорщикам. Распахнулись двери. В пиршественный зал ввалилась орда гномов с секирами, топорами и молотами в руках.

– Если б вы знали, друзья, как тяжело было держаться до последнего, и не сорваться, – честно признался Стив. – Однако дело сделано. Кровь смешалась, проклятию конец, и скоро в Нурмундии и Бурмундии все будут жить долго и счастливо, кроме, разумеется, вот этого господина.

Велингрок затравленно озирался. Не менее десятка стрел отслеживали каждое его движение.

– Скоро вы на собственной шкуре прочувствуете, что такое зона, лорд, – посочувствовал канцлеру юноша. – Сдать оружие! – рявкнул он на эсэсовцев.

Те, стараясь не дышать, медленно положили мечи и арбалеты на пол. Они знали: эльфы никогда не промахиваются. Лорд Велингрок зарычал, судорожно сжимая рукоять меча. Удар молота ближайшего к нему гнома вышиб оружие из рук канцлера. Заговорщиков молниеносно скрутили.

– Прежде чем тебя уведут, последний вопрос, – любезно сказал Стив. – С чего ты взял, что Лили Муэрто не нужна?

– С того, что ты дурак, Красавчик Стив, – обрадовался лорд предоставленной ему возможности хоть чем-то уязвить юношу. – Эта девка – ловушка для дураков, вроде тебя. Отвлекающий маневр, а Муэрто тем временем…

Свистнула стрела. Велингрок изумленно посмотрел на оперение стрелы, торчащей из груди, закатил глаза и осел в руках держащих его гномов. Он был мертв. Стрела пронзила сердце. Эльфы никогда не промахивались.

– Кто стрелял!!? – взбеленился Стив. – Я не отдавал приказа!

Из него рванула магия да с такой силой, что по пиршественному залу пронесся невидимый вихрь, заставивший оцепенеть, как от лютого мороза, всех присутствующих. Лишь одна фигура, кроме юного мага, словно не заметила этого шквала и спокойно шагнула внутрь через открытое окно.

– Угадай с трех раз, – прошелестел по залу змеиный голос. На тетиве лука появилась еще одна стрела. – А это персонально для тебя.

Эта стрела тоже метила в сердце, но, повинуясь магическому вихрю, непроизвольно наколдованному Стивом, отклонилась от цели и впилась в его плечо.

Юноша качнулся, но устоял. Заряд магической энергии, запущенной юным магом в ответ, отшвырнул эльфа с остатком злобного бога внутри и ударил о стену с такой силой, что лук в его руках хрястнул пополам.

– А ты силен, Стивиан. Но эта стрелка прыти тебе поубавит, – сквозь узенькую щелочку губ рассмеялся эльф. – Помнишь свой сон? Хочешь знать, как все было на самом деле?

Перед глазами Стива, безуспешно пытавшегося выдернуть из плеча стрелу, все поплыло…

Это была Крепость Снежных Шапок. Та самая, которую он видал во сне. Только стоял он не на стене, а словно парил над ней. Перед ним простирались Забытые Земли. Прямо под ним, лязгая латами о камни зубчатой стены, шел герцог де Гремиль. Вот он остановился, напряженно всматриваясь в темноту, и вновь возобновил свое движение.

– Ничего подозрительного не заметили? – спросил де Гремиль лейтенанта, добравшись до ближайшего поста.

– Нет. – Лейтенант зябко поежился под пронизывающим ледяным ветром. – Вы по-прежнему уверены, что нападение будет? С тех пор как монахи со святыми мощами туда ушли, на границе полная тишина настала. Ни одного набега. Да и Муэрто до сих пор в плену.

– Его орды остались, а они так просто не успокоятся. А Муэрто… тихо!

Лейтенант проследил направление взгляда герцога и понял, что привлекло его внимание. На горизонте замелькали огоньки. Де Гремиль схватился за сигнальный рожок. Дисциплинированные воины при первых же звуках боевой тревоги высыпали из казармы и полезли на стены, звеня кольчугами и гремя латами. На бегу они проверяли, как выходят мечи из ножен, сдергивали луки с плеч и накладывали стрелы на тетиву. Крепость приготовилась к обороне. Стив, невидимый для всех, с высоты своего полета одобрительно кивнул головой. Такая оперативность ему понравилась.

– Без команды не стрелять, – отдал короткое распоряжение де Гремиль. – А вдруг это монахи возвращаются.

Огоньки приближались. И скоро выяснилось, что герцог был прав. Это возвращались монахи. В свете факелов хорошо были видны их сутулые фигуры, закутанные в коричневые сутаны. Четверо из них несли на плечах гроб со святыми мощами. До защитников крепости стали доноситься звуки монотонной, заунывной песни.

– Вы только посмотрите, герцог, – восхитился лейтенант, – за ними идут орки. Они тоже поют псалмы! Их обратили в истинную веру! Вот что крест-то животворящий делает! Ну, что? Впускаем?

– Только монахов! – коротко распорядился де Гремиль.

– Есть, только монахов!

Воины налегли на барабан. Загремели цепи. Вниз, со стены с лязгом и скрежетом начала опускаться платформа. Стена крепости неимоверной толщины, обращенная в сторону Забытых Земель, не имела ворот. Попасть на ту сторону можно было только с помощью этого примитивного подъемника. Крепость, зажатая с двух сторон отвесными скалами, надежно перегородила перевал и закупорила проход, через который когда-то в Вольные Баронства волнами лезла нечисть.

Платформа достигла земли. Цепи обвисли.

– Только монахи! – крикнул вниз лейтенант.

Орки послушно отошли в сторону, монахи с гробом первые ступили на платформу. За ними, не прекращая пения, на подъемник взобрались остальные святоши с факелами в руках.

– Пошел! – махнул рукой де Гремиль.

Цепи натянулись, и платформа медленно поползла вверх. Орки тут же встали на колени и начали подвывать в такт пению монахов.

– Все, конец войне! – радостно потер руки лейтенант. – Молодцы монахи.

45
{"b":"35067","o":1}