ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хирургия мести
Французское искусство домашнего уюта
Кладбище домашних животных
Ведьма
Тайны сердца. Загадка имени
Щель
Кинцуги-терапия. Преврати недостатки в золото
Восход Черной звезды
Десять минут до дзена

– Господи, как же мне кабриолеты нравятся… – мечтательно произнесла я. – Как же мне они нравятся…

– Теперь ты можешь себе его позволить.

– На какие шиши?

– У тебя есть двести пятнадцать тысяч долларов.

– Но ты же знаешь, что это деньги чужие и предназначены они совсем на другие нужды.

– Подожди, может, сейчас мы так повлияем на жену Петра Петровича, что на нужды подобного плана деньги совсем и не понадобятся.

– Если бы так…

Осторожно подойдя к окну, мы заглянули внутрь и увидели сидящую у телевизора хорошо одетую женщину. Она сидела и пила виски прямо из горлышка бутылки. И нервно посматривала на часы.

– Ты когда-нибудь видела подобное?

– Нет.

– Я тоже не видел, чтобы такая элегантная дама пила прямо из горла.

– Тебе не кажется, что она очень сильно нервничает, а потому и пьет?

– Может быть.

– Да уж. Вот тебе и молодая жена. Виски пьет, как настоящий мужик.

– Ну что, может, составим ей компанию?

– Составим.

Мы подошли к входной двери и все так же осторожно ее толкнули. К нашему удивлению, дверь была даже не заперта. Зайдя внутрь, мы не услышали других звуков, кроме звука работающего телевизора, и сразу поняли, что женщина в доме одна. Увидев нас, она вздрогнула, сделала еще один глоток виски и посмотрела на нас пьяными, почти бессмысленными глазами.

– Что вам угодно? – как ни в чем не бывало спросила хозяйка дома, словно такие странные посетители заходили к ней каждый день.

– Нам нужно с вами поговорить, – жалобно произнесла я и сделала шаг вперед.

Сережа достал пистолет и наставил оружие на женщину.

– К чему вот это? – движением головы она показала на пистолет и произнесла, пожав плечами: – Не вижу смысла.

– В доме кто есть? – не убирая пистолета, сурово спросил Сергей.

– Я в доме одна. Но под дулом пистолета я не буду разговаривать, – пьяным голосом ответила женщина и в который раз посмотрела на часы.

– Вы кого-то ждете?

– Нет, – покачала та головой.

– Тогда зачем вы постоянно смотрите на часы?

– Я думаю о том, как медленно тянется время.

Сергей спрятал пистолет в кобуру и взволнованно проговорил:

– Вы извините, что пришлось достать пистолет. Это так, на всякий случай. Простите, как вас зовут?

– Кира.

– Кира, вы поймите нас правильно. У нас не было возможности с вами поговорить иначе, и нам пришлось войти в ваше жилище. Мы проникли в него потому, что у нас к вам разговор, который жизненно важен. Дело касается вашего мужа. Меня зовут Сергей, а это Алиса.

– Здравствуйте. И извините нас, пожалуйста, – вежливо улыбнулась я. Потом я повернулась к своему спутнику: – Сережа, можно я сама все расскажу?

– Рассказывай.

– Понимаете… – немного нерешительно начала я, подыскивая убедительные слова, и вдруг… почувствовала, как что-то холодное и твердое уперлось сзади в мой затылок. Я резко замолчала и только тихо выдохнула: – Ой!

– Кирушка, все в порядке, – послышался позади меня хриплый мужской голос. – Не переживай. Я этих двоих еще во дворе дома засек, но позволил им войти в дом. Их здесь удобнее взять.

– Эти двое меня раздражают, – пьяным голосом произнесла Кира. – Особенно девка. Я ее ненавижу.

– Меня? За что? Что я вам сделала? – перестала хоть что-то понимать я.

– Мужик, сними кобуру и брось ее на землю, – проговорил все тот же мужской голос. – Я два раза повторять не люблю. Если ты сделаешь лишнее движение и попытаешься ее расстегнуть, то я сразу продырявлю твоей бабе башку. Ты все понял?!

– Понял, – сдавленно ответил Сергей.

– Ее уже давно нужно продырявить, – сморщилась пьяная Кира.

Только тут до меня дошло, что в мой затылок упиралось не что-нибудь, а дуло пистолета. И мне стало по-настоящему страшно. Я хотела было что-то сказать, но не смогла произнести ни единого звука.

– Ну, мужик, кидай кобуру на пол. А то я стреляю.

– Все-все, уже кинул.

Я услышала: что-то тяжелое упало на пол – и поняла, что Сергей снял с себя кобуру с оружием. Мужчина, держащий пистолет, пододвинул ее к себе ногой и сказал властным голосом:

– А теперь иди и встань к стене. Ну, давай, а то я в девку стреляю.

Сергей отошел к стене и заговорил, пытаясь достучаться до здравого смысла того, кто держал пистолет возле моей головы.

– Отпусти девушку. Наставь пистолет на меня. Я за нее.

– Ни хрена! – выкрикнула Кира. – Пусть каждый сам отвечает за себя и за свои поступки!

– Да что она сделала-то?

– Заткнись! – Кира вновь отпила виски и ухмыльнулась: – Захотел поиграть в защитника, так стой и молчи! Нет, сядь на стоящий у окна стул.

– Зачем?

– Сядь, я сказала!

– Зачем? – не хотел сдаваться Сергей.

– Шлепни девку, – повернулась женщина к тому, кто стоял за моей спиной. – Он не хочет садиться.

– Я уже сижу! – воскликнул, послушно выполняя приказание, Сергей.

– Вот и сиди. Если рыпнешься, твоей девке труба.

Вновь отпив виски, Кира поставила бутылку на стол, пошатываясь, дошла до тумбочки и достала из нее скотч.

– Что ты собралась делать? – Сергей слегка приподнялся, но тут же опустился назад на стул.

– Ничего страшного. Не считая того, что я могу попортить свой маникюр. Положи руки на колени.

Она привязала его скотчем к стулу, не переставая при этом посматривать на часы. Когда дело было закончено, Кира устало потерла руки и вновь принялась пить виски.

– Девку привязывай сам. У меня с маникюром проблемы. Один ноготь сломала из-за этой сволочи. Надо же было им так не вовремя заявиться!

– Кира, завязывай пить! – проговорил позади меня все тот же хриплый мужской голос.

– Не хочу. У меня нервы.

– Да все будет хорошо Можешь не сомневаться.

– Я надеюсь.

– Ты, по-моему, уже перебрала.

– Я знаю норму.

Все так же под дулом пистолета мне пришлось сесть на стул, стоявший у противоположной стены. После того как меня тоже обмотали скотчем, я смогла наконец разглядеть мужчину, державшего пистолет.

Ему было около сорока, и у него было злое лицо, и оно было мне совершенно незнакомо. Мужчина заметно нервничал, посматривал на часы и постоянно говорил:

– Кира, скоро… Осталось совсем немного… Скоро…

– Я вижу, – нервно отвечала женщина, не переставая отхлебывать виски.

Подняв бутылку, она сделала вид, будто с нами чокнулась, и заговорила пьяным голосом:

– Через двенадцать минут не станет моего мужа Петра Петровича. Царство ему небесное! Ровно через двенадцать минут его машина взлетит на воздух. В ней сработает взрывное устройство. Он был в Питере, а сейчас уже на подъезде в Москву. Я недавно говорила с ним по телефону. Мы очень мило пообщались. Петруша сказал, что меня любит. Он даже и представить себе не может, что я его взрываю! Петруша думает, что я его тоже люблю, ха-ха. А я его ненавижу! Кто бы только знал, как я его ненавижу! Я люблю другого мужчину, его зовут Гоша, и он перед вами. Гоша является правой рукой Петруши, и он не мог не влюбиться в его молодую жену, а я не могла не ответить ему взаимностью. У нас редкостное взаимопонимание, и это судьба. План убийства Петруши мы задумали уже давно, но ушли месяцы для того, чтобы его осуществить.

– Зачем нам чужие тайны? – перебил Киру Сергей. – Оставьте их лучше при себе. Нам не стоит этого знать.

– Заткнись и слушай. Через десять минут взорвут моего мужа, а через двадцать убьют вас. Я не люблю, когда меня перебивают. А что касается чужих тайн… Покойники не умеют выдавать тайны, а вы без двадцати минут покойники. Так вот, перед тем как убить Петрушу, мы решили, что его нельзя отпускать в мир иной, пока он не соберет долги, а долгов у него будь здоров. И самый главный должник – Ветер.

Услышав это имя, я вздрогнула и посмотрела на Киру испуганно.

– Мой муж дал ему два «лимона», а тот прогорел. Я только сейчас узнала, что он прогорел, а тогда я еще этого не могла знать. Тогда я поставила цель, чтобы Ветер вернул Петруше два «лимона» с процентами. Сначала я попробовала поговорить с Ветром сама и дала ему понять, что дело пахнет керосином. Ветер перепугался и даже поснимал со своих счетов остатки денег. А однажды… Однажды он приехал к Петруше на разговор и застал меня с Гошей… в самый интимный момент. Он понимал, что закладывать ему меня нельзя, что в таком случае можно лишиться головы, но понимал и то, что теперь его жизни угрожает опасность не только со стороны Петруши за взятые деньги, но и с моей – за то, что он видел. У Ветра начала ехать от страха крыша. Он даже поругался с Анжелой Поповой.

60
{"b":"35096","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Давайте все убьем Констанцию
Неучтенный: Неучтенный. Сектор «Ноль». Неизвестный с «Дракара»
Лакрица и Привезение
Уж замуж… второй раз?
Вымпел мертвых. Балтийские кондотьеры
Покорить маркиза
Завидное чувство Веры Стениной
Луч света в тёмной комнате
Отчаянная