ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
неНумерология: анализ личности
Беспризорница
Темный лес. Вожак
Секретарь для эгоиста
Месть
Жнец-2. Испытание
Дети стадной эпохи
Кусалки
Ногайская орда

– Значит, рылась в моих документах.

– Вот еще! Я же тебе говорю, что визитки посыпались. А ты что, хотел, чтобы я твои портки вместе с документами постирала? Наверно, мне так и нужно было сделать. И как это я не додумалась.

– А кто дал тебе право стирать мои вещи? – тут же возмутился Илья.

– Да ведь ты весь грязный был и ободранный, как вокзальный бомж. На тебя же смотреть было страшно.

– Так это ты меня своей машиной и выпачкала.

– У меня машина была чистая. Я в мойку ездила недавно, а затем ее дождь помыл. Это ты ее испачкал…

– Надо же, я испачкал твою машину…

– Ты, а кто же еще?!

В этот момент Илья взял меня за ухо и сказал таким голосом, что у меня пробежали мурашки по телу:

– Послушай, красавица. Если ты и дальше будешь ломать комедию, то я не пожалею никаких денег и засажу тебя в тюрьму как миленькую, на хороший срок, чтобы ты поняла, что все деяния наказуемы.

– Пусти, больно.

Я попыталась ударить Илью по руке, но он сжал мое ухо еще сильнее.

– Ты мне сейчас ухо оторвешь!

– Не переживай. Если я его оторву, то ты его пришьешь.

– Ухо не пришивается.

– В наше время все пришивается.

– Я не президент, и у меня нет столько денег, чтобы делать косметические операции.

– Нужно работать, тогда и будешь президентом.

– А я никогда лодырем не была. Пусти ухо, сказала. Мне больно!

Илья сжалился и отпустил. Я потерла покрасневшее ухо и посмотрела на Илью уничтожающим взглядом:

– Что ты от меня хочешь?

– Чтобы ты сказала мне правду.

– Какую правду? – в моем голосе появились истеричные нотки.

– То, что ты меня сбила.

– Я тебя…

– Я сейчас не только возьму тебя за ухо, но и оторву его.

– Это шантаж и угроза.

– Мне нет разницы. Я хочу выбить из тебя правду любыми путями.

Немного замешкавшись, я еще раз потерла больное ухо и отвела глаза в сторону:

– А ты не думал о другом варианте? Ну, что тебя никто не сбивал. Что ты сам под машины кидаешься.

– А с чего бы это мне под машины кидаться, если у меня жизнь в шоколаде?

– Вот на этот вопрос я тебе ответить не могу. Может, шоколад горький?

– Не переживай. Сладкий.

Илья взялся за голову – видимо, он почувствовал себя плохо, – подошел к лестнице и облокотился о деревянные перила.

– Тебе плохо?

– Мутит. И капитально.

– Это потому, что ты рано ходить начал. Быстро ложись в кровать, а я за лекарствами съезжу.

К моему удивлению, Илья принял мои слова во внимание и тут же направился в сторону спальни. Как только он лег на кровать, то сразу закрыл глаза, и это не могло меня не напугать.

– Илья, ты чего? Тебе совсем плохо?

– Сейчас пройдет.

– Ты меня не пугай. Если тебе совсем плохо, то ты, пожалуйста, не молчи. Говори.

– А ты что, умеешь бояться? – не открывая глаз, спросил Илья.

– Умею.

– Что-то я не заметил.

– У тебя, наверно, что-то со зрением.

– Послушай, язва! В твоей ситуации нужно сидеть тише воды, ниже травы. Сделай доброе дело: смотайся в аптеку за лекарствами. Ты, наверно, совсем позабыла, что мне требуется лечение.

– Я не позабыла. Просто ты меня отвлек своими непонятными и совершенно беспочвенными подозрениями. И вообще, я тебе уже говорила, что у тебя постельный режим. Но вместо этого ты почти голышом разгуливаешь по дому. Неудивительно, что у тебя голову схватило. Того и гляди загнешься… Но если можно – только не на моей даче!

Открыв глаза, Илья тяжело задышал и вытер выступивший на лбу пот:

– Я думал, ты уже в аптеку уехала.

– Еду.

Выйдя из комнаты, я подошла к зеркалу, причесала волосы, взяла сумочку и направилась в сторону своей машины. В ближайшей поселковой аптеке я купила необходимые лекарства и вернулась на дачу. Зайдя в комнату, я обнаружила, что Илья поднял подушки повыше, держит в руках свой мобильный и нажимает на какие-то кнопки.

– Не знала, что у тебя есть мобильный. Хотя… Ты же у нас президент.

– Мобильные телефоны есть не только у президентов, но и у обычных людей. Ты лекарства купила?

– Купила.

Я высыпала перед Ильей все лекарства на стул и принесла стакан воды, для того чтобы он выпил таблетки, которые прописала ему Надежда Ивановна.

– Послушай, а где мои документы?

– На холодильнике.

– Неси сюда.

– Пожалуйста.

Отдав документы Илье, я слегка фыркнула и повела плечами:

– Деньги в бумажнике, можешь пересчитать. Я, между прочим, даже доллара не взяла.

– Значит, ты туда лазила.

– Ничего я не лазила!

– Тогда откуда ты знаешь, что там лежат доллары?

– А разве президент доверяет рублям?

– Сейчас время такое, что сам не знаешь, чему доверять. Ни деревянному, ни доллару, ни евро. А ты вообще-то завтрак собираешься готовить и меня кормить?

– Ты так со мной разговариваешь…

– Как?

– Как муж.

– Боже упаси! Я бы на такой в жизни не женился!

– А я бы за такого в жизни не пошла! – c ненавистью в голосе произнесла я и пошла на кухню.

– Да кто б тебя взял! Ты на себя в зеркало смотрела? – донеслось мне вслед.

– Смотрела! – крикнула я уже из кухни.

– И что ты там видела?!

– Красоту неописуемую! – в этот момент мне показалось, что мои нервы окончательно меня покидают.

– Ха-ха-ха… Никогда в жизни не встречал такое страшилище!

– Да пошел ты! – сказала я уже более тихо и почувствовала, как меня затрясло. – Тоже мне красавец нашелся. Страшный, как моя жизнь.

Я никогда не считала себя писаной красавицей и совершенно спокойно относилась к своей внешности. Не обязательно быть красавицей, чтобы все окружающие мужчины падали штабелями. Самое главное – уметь себя преподнести и вести себя так, будто весь мир крутится только вокруг тебя, как вокруг оси. И ничего, что мои формы не соответствуют параметрам модели! Если к ним присмотреться, то можно найти в них столько всего соблазнительного. Ведь эти руки так умеют ласкать, а эти губы могут таять в поцелуе. А эти каштановые волосы… Они так рассыпаются по плечам. И пусть никто в жизни не сказал мне, что у меня очень красивые глаза. Ерунда, главное, что в них есть блеск и кураж. Важно выражение глаз. Важна сущность, а не оболочка. Пусть я не топ-модель, зато у меня очень красивая, широкая улыбка, как у настоящей кинозвезды. Эту улыбку я отрабатывала у зеркала многочасовыми репетициями. Вот результат и налицо. В девушке главное не красота, а шарм и уверенность в себе. И я, кстати, никогда не обращала внимания на критику. Я прислушивалась к мнению только близких людей и научилась пропускать мимо ушей мнение толпы. Я никогда не хотела быть одной из этой толпы. Я хотела быть выше ее и мечтала научиться жить так, чтобы не считаться с ее мнением.

Сделав нехитрый салат, я достала из холодильника курицу и приготовила куриный бульон. Затем вновь прошла в комнату и посмотрела на Илью, который по-прежнему держал в руке мобильный телефон – играл на нем в какую-то игру. Увидев меня, он тут же поднял голову и отвлекся от игры.

– У тебя подзарядка есть, а то у меня телефон разряжается?

Я подошла ближе, посмотрела на модель телефона, который держал в руках Илья, и мотнула головой:

– Есть. А ты знаешь, что тебе в игры играть нельзя? – спросила я голосом строгой медсестры.

– С чего бы это?

– С того, что ты зрение напрягаешь.

Илья протянул мне свой телефон, для того чтобы я поставила его на подзарядку, и усмехнулся:

– Надо же… Какая же ты заботливая! Не хочешь в тюрьму… Оно и правильно. Женская тюрьма – страшная штука. Я там не был, но очень много наслышан. А ты что-нибудь про нее слышала?

– Про что? – мне показалось, что у меня потемнело в глазах.

– Про женскую тюрьму.

– Послушай, хватит. Это не смешно.

– А никто и не смеется. Я тебе говорю очень даже серьезно.

Собрав всю свою силу воли в кулак, я постаралась сдержать себя от взаимных упреков и перевела разговор на другую тему:

10
{"b":"35098","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Талорис
Бой бабочек
Жизнь – она там, где нас любят
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Вынужденная помощница для тирана
Королевство Бездуш. Lastfata
Алан Мур. Магия слова
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Правда о деле Гарри Квеберта