A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
70

Джейми чувствовала себя слишком скверно, чтобы спорить. Она слабо кивнула и закрыла глаза. Прежде чем снова заснуть, она успела подумать о Корде Остине. И уж, конечно, это ее новое решение никак не было связано с его нахальным поцелуем.

4

Свыше сорока фургонов с натянутыми белыми пологами в предрассветные час вытянулись в одну линию. Однажды кто-то назвал их кораблями прерий. И в самом деле будто флотилия парусников мерно покачивалась не нарушая строя. Праздничное настроение людей постепенно угасло. Настали будни странствия.

После происшедшего с ней Джейми пребывала в необычайном волнении.

В их фургоне, кроме ее подруг, ехали еще две женщины – Руфь Уинслоу и Марта Лаври. Как и Ханна, они овдовели во время войны. Они все еще тосковали по убитым мужьям и рассматривали путешествие на Запад как единственно возможный способ как-то устроить свою жизнь. Всякие там приключения их нисколько не волновали. Они ехали в Калифорнию не за этим. Обе женщина охотно согласились помогать Джейми скрываться и они явно сочувствовали ей. Кроме того, это как то разнообразило монотонность путешествия.

Руфь немного рассказала о фургонах. Ее муж строил как раз такие. От него она узнала, что первые фургоны модели Конестога появились в Пенсильвании. Они были предназначены для перевозки грузов по горным дорогам. Днища фургонов этой модели были высоко подняты по бокам, чтобы не так качало. А корабли прерий имели плоский кузов и низкие сиденья. Руфь вспомнила и другие подробности. Видимо, устройство фургонов было у нее намертво связано с памятью о погибшем муже, и она говорила… говорила…

Она рассказывала, для каких частей используют металл, а где лучше взять дерево. И упоминала даже наиболее подходящие породы. Голос ее усыплял, но делать все равно было пока нечего, и все слушали. Впрочем, думал каждый о своем, что обычно бывает в долгой, скучной дороге.

В фургоне едва хватало места для седаков. Основное пространство занимал груз. С собой взяли и кухонную утварь, и одежду, и одеяла, и запас продуктов. Старались предусмотреть все. Везли мешки с пшеничной и кукурузной мукой, солью, сахаром, коробки и бочонки с галетами, бобами, сушеными фруктами и мясом. Несмотря на протесты женщин, Корд заставил их сложить в один из углов лопаты, заступы, подковы для быков и несколько запасных осей. Кто знает, что понадобится в пути. В результате Джейми еле сумела поместиться и даже кое-как прилечь. Но ей и в голову не приходило потеснить соседок.

Ничего, как-нибудь, бодро думала она, рассматривая крышу фургона над собой. Благодаря пропитке льняным маслом брезент не пропускал воду и служил хорошим укрытием от дождя, жгучего солнца и пыли. В то же время брезент можно было откинуть назад, скатывая его в рулон, чтобы обеспечить доступ воздуха. Конструкция был практичной и удобной. Но у Джейми немедленно возникли сомнения. Если фургон открыт, то насквозь видно. Ее обнаружат при первой жаре. Как же она сможет оставаться здесь незамеченной?

Ночью, когда соседки уснули, она поделила своими опасениями с подругами. Элла рассеяла ее тревогу:

– Нам всем положено носить капоры с ребрами. Их так называют, потому что по бокам в них укреплены деревянные лубки. Они поддерживай широкие поля и полностью скрывают лицо. Прямо как специально для нас придумано. У меня есть один запасной, я отдам его тебе. Лица не видно, все в порядке. Да, а вот волосы придется подобрать. Больше ни у кого в обозе нет волос такого цвета, как у тебя.

Джейми смущенно потупилась, вспомнив, как Корд называл ее Солнышком. Может, именно и за ее волос.

– И еще, – продолжала Элла. – Никто не будет находиться в фургоне постоянно. Мистер Остин посоветовал каждому идти как можно больше пешком. У фургона нет рессор. Значит, по тряской дороге очень тяжело ехать. А дороги здесь – сама видишь! Значит, ты время от времени можешь выходить. На тебя просто никто не обратит внимания, когда так много народу идет пешком.

– Много народу? А сколько всего фургонов?

– Значит, десять фургонов с женщинами, которых набрал мистер Остин, и тридцать один с семьями, всего сорок один. Большой караван.

Только начало рассветать, а Корд уже подошел к их фургону поднять быков. Элла заметила его и подтолкнула Джейми. Они пригнулись, чтобы посмотреть сквозь щелку в зашнурованном пологе.

– Хорош, дьявол, правда? – шепнула Элла на ухо Джейми. – Ты только глянь, он, наверное, нарочно не носит рубашку. Чтобы сразу было видно, какая у него широкая грудь. А плечи – страх смотреть! Вот, должно быть, силища, а?! Тебе небось еще и не приходилось видеть наполовину обнаженного мужчину, верно? – Элла подтолкнула Джейми локтем и хихикнула. Та порадовалась, что в темноте не видно, как загорелись ее щеки. Она-то помнила, что видела гораздо больше.

– Тебе холодно? Ты вся дрожишь, – спросила Элла.

Но не от холода, могла бы уточнить Джейми. Она действительно слегка вздрагивала, глядя в щель. Сердце ее бешено стучало. Она жадно ловила каждое движение Корда, одновременно твердя себе, что презирает этого самоуверенного упрямца. Ишь, расхаживает как ни в чем не бывало. Но ничего, скоро она справится с собой. Впереди столько трудностей, что ей будет не до него.

Был один момент, когда Джейми перепугалась до смерти. Все могло быть кончено, едва начавшись. Вскоре после того, как прозвучал колокол – сигнал заканчивать приготовления, – Корд снова подошел к их фургону. Он притащил бочонок с мукой и яйцами.

– Сначала съедите яйца, а потом будете печь хлеб из муки. Через минуту я вернусь с другим бочонком. Там копченый бекон. Куски пересыпаны отрубями. Так он дольше сохранится на этой чертовой жаре.

С трудом удерживая тяжелый бочонок на широком плече, он собирался втолкнуть его в фургон и установить там поудобнее. Если бы Корд просунул голову за полог, он сразу бы увидел Джейми которая никак не могла успеть спрятаться. Но тут Ханна спасла все предприятие. Она стремительно бросилась к краю фургона и остановила Корда.

– Нельзя, нельзя сейчас сюда! Там одеваются, в самом деле, мистер Остин, – притворялась она возмущенной, – надо же помнить, что здесь только женщины. Вы не можете так запросто вторгаться к нам в любое время, когда захотите.

Корд поставил бочонок на землю и досадливо отмахнулся:

– Не волнуйтесь, я не буду вам докучать, слишком занят.

Когда он ушел, Элла засмеялась:

– Знаю я, чем он занят, – проститутками. Держу пари, что он будет там проводить каждую ночь. Жена ему, видите ли, не нужна!

– С какими еще проститутками? – с деланным равнодушием спросила Джейми.

– Ах, да ты ведь не знаешь. – И Элла охотно просветила ее: – В Калифорнии не хватает и проституток, так что четыре шлюхи едут в фургоне как раз за нами. Ты их не видела, потому что они не участвовали во вчерашнем празднике.

Руфь с усмешкой пояснила:

– Еще бы, уж они точно знали, что приличные люди им не обрадуются.

Ханна нахмурилась. Она не любила такие замечания о ком бы то ни было.

– Нам еще ехать и ехать, – сказала она, – и лучше ни с кем не заводить ссор. Сейчас не время проявлять свое презрение.

– Презрение здесь ни при чем, – заявила Руфь. – Просто я не общаюсь со шлюхами. И не собираюсь этого делать впредь.

Ханна промолчала и обменялась неодобрительными взглядами с Эллой и Джейми. Они не могли позволить себе ссориться с соседками. Вдруг в отместку те выдали бы Джейми.

Бухнул колокол, призывая всех собраться. Джейми, тщательно спрятав волосы под капор, выбралась наружу. Она старалась держаться между Ханной и Эллой, опустив на всякий случай голову пониже.

Все с удивлением выслушали сообщение Корда о том, что поведет обоз он сам. Несколько мужских голосов потребовали объяснить, почему заменен капитан Вингейт, которого они знали и уважали.

Тут же все поняли, что Корд был человеком, который предпочитал говорить без обиняков. Он не собирался приукрашивать действительность. Путь на запад предстоял нелегкий, и скрывать это не было смысла.

11
{"b":"351","o":1}