ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корд повысил голос, чтобы все могли слышать, и сказал:

– Капитан Вингейт сам отказался вести обоз. Он думает, мы опоздали с отправлением. Перед нами прошло слишком много обозов, которые вытоптали траву и вычерпали воду из источников. Таково мнение капитана Вингейта.

– Так это и вправду так? – гневно выкрикнул кто-то.

– Возможно, – согласился Корд. – Мы могли бы отправиться раньше. Тогда оказалось бы, что трава еще недостаточно выросла, чтобы мог прокормиться скот. Животные стали бы болеть, мы пошли бы медленнее. Это вызвало бы множество других проблем. В другое время нам могло бы помешать еще что-нибудь. Идеального момента для отправления нет. Мы должны принимать то, что есть сейчас. Вот как обстоит дело.

– Я уже не раз говорил, – продолжал он. И с вызовом встречая враждебные взгляды, – если вы не готовы принять все, оставайтесь дома. Лучше выйти из игры сейчас. Когда мы окажемся далеко, возвращаться будет поздно. Одному на тропе находиться опасно. Военные предупредили, чтобы люди не разъезжали поодиночке. Возможны встречи с индейцами. Гораздо спокойнее и безопаснее двигаться большим караваном.

Джейми улыбнулась и поздравила себя: Kорд говорил как раз о том, на что она надеялась. Нужно только отъехать подальше. И оттуда уж Корд не посмеет отправить ее одну.

Владельцы пятнадцати фургонов, посовещавшись, решили остаться на окраине города. Остальные фургоны двинулись вперед, занимая уже указанное положение в цепочке. Джейми устроилась позади Ханны, которая с воодушевлением правила четверкой быков, запряженных попарно.

– Ты уверена, что сможешь с ними управиться? – спросила Джейми. – Они такие огромные.

– Ничего не поделаешь, мне пришлось на это согласиться. Дело в том, что с капитаном Вингейтом ушли его погонщики и почти все охранники, кроме двоих. Теперь им придется проводить в седле целый день, охраняя наш обоз. Я думаю, справлюсь, мне уже приходилось иметь дело с этими чудовищами. Видишь, они меня слушаются. – Ханна улыбнулась, весьма довольная собой.

– Оглянись-ка, – Руфь показала назад, где двое всадников громко ссорились у фургона с проститутками. – Похоже, что оставшиеся горе-воины что-то не поделили.

Дело чуть не дошло до драки, но вовремя появился Корд. Стащив мужчин с коней, он расшвырял их в стороны и крикнул, сжимая кулаки:

– Вы посмели на тропе вступить в драку! Больше я этого не потерплю. Еще раз увижу – вышвырну из обоза, ясно?!

Мужчины, ворча, поднялись.

– Ты, Флетчер, – Корд ткнул пальцем в одного из них, – бери поводья – будешь править этим фургоном, пока я не дам другого распоряжения. А ты, Хендерсон, садись на коня и гони вперед скотину. Все!

Он собирался уйти, но из толпы сбежавшихся зрителей выступила вперед краснощекая коренастая женщина. Она загородила ему дорогу и разразилась бранью.

– Ничего такого не было бы, если бы мы избавились от этих проклятых распутниц! Пока они здесь, дьявол будет делать свое дело, разжигая похоть в наших мужчинах. Они сами – дьявол! Порядочные люди не должны находиться в обществе гулящих девок.

Корд взглянул в разъяренное лицо миссис Вильмы Тернэйдж и воочию увидел, во что его угораздило ввязаться.

Ему обещали заплатить за то, что он наберет женщин и проституток. А потом с опытным проводником переправит их в Сан-Франциско. Только и всего. Разумеется, он охотно помогал бы проводнику и делал бы все, что полагается. Но теперь он попал в такую переделку, что мало не покажется. Кто же мог ожидать, что оставшийся в городе единственный проводник, капитан Вингейт, наотрез откажется сопровождать этот обоз. Теперь ему, Корду Остину, самому предстоит целых шесть месяцев как-то управляться с доброй сотней людей. И Бог знает какие непредвиденные обстоятельства его еще ждут. Однако сейчас еще не время ставить тех, кто зарвался, на место. Сначала нужно было тронуться в путь.

– Я уверен, миссис Тернэйдж, – заставил он себя быть вежливым, – что Господь полагается на таких добрых женщин, как вы, которым ничего не стоит удержать своих мужей от искушения. А теперь едем, – крикнул он, с удовлетворением отметив, что Вильма не нашлась что ответить. Первая удача!

В фургоне Джейми все дружно рассмеялись, когда одна из девиц высунулась из-за полога, чтобы уж наповал уложить миссис Тернэйдж.

– Не беспокойтесь, леди, мы видели вашего мужа. Сам сатана не заставит меня лечь с ним в постель.

С пунцовым лицом Вильма растворилась в толпе.

Все ждали сигнала к отправлению. Корд объехал колонну с обеих сторон. Он хотел убедиться, что все готовы. Большинство путешественников собирались идти пешком после того, как выедут из города. По обеим сторонам дороги стояли родственники и друзья отъезжающих. Кто-то размахивал флагами, кто-то разноцветными косынками. Все вместе напоминало праздничный парад на окраине Канзас-Сити.

Забившись в глубину фургона, Джейми хотела только одного – остаться одной. Ей нужно было хорошенько подумать, чтобы разобраться в одолевающих ее сомнениях.

Не делает ли она ошибки, отправляясь в такой далекий путь? По дороге она может заболеть и умереть. Тогда бедный отец так и не узнает, что с ней стало. Но это могло случиться и в городе. Но если она доберется до Калифорнии и выяснит, что отец, упаси Господи, давно умер? Она очутится в чужих краях нищая, одинокая и бесприютная. Мысли ее путались. В голову лезло Бог знает что. Вдруг она не сможет воспользоваться отцовской картой? А с отчаяния ей вздумается выйти замуж за любого, кто предложит ей кров. Боже, что с ней будет?

И все же самолюбие Джейми взяло верх. «Никогда я не пойду на такое унижение – решила она. – Я здоровая женщина, не боюсь никаких трудностей и сумею сама о себе позаботиться. Во время долгого пути я наберусь жизненного опыта. Это мне здорово пригодится потом. Хватит, я сама выбрала себе такую дорогу. Господи, я никогда не ощущала себя такой свободной. Значит, нечего раскисать и выдумывать всякие страхи».

Раздался выстрел, взбудораживший всех. С криками и гиканьем верховые устремились вперед, дав волю долго сдерживаемому нетерпению. Погонщики натянули поводья, понукаемые быки и мулы тронулись с места. Великое приключение Джейми началось.

Из толпы провожающих понеслись прощальные крики:

– Благослови вас Господь!

– Прощайте!

– Счастливого пути!

– До свидания, да поможет вам Бог!

Над горизонтом торжественно всплыло солнце. Прохладный ветерок трепал брезентовый верх фургонов.

Медленно движущийся обоз представлял собой живописное зрелище. За фургонами с мычанием неторопливо брели привязанные коровы, пронзительно перехрюкивались, мелко семеня короткими ножками, толстые свиньи. У многих фургонов в прикрепленных по бокам ящиках суматошно взмахивали крыльями перепуганные куры. Шум вокруг стоял невероятный. Вдоль всего каравана возбужденно скакали дети, время от времени затевая бег наперегонки. Матери с грудными детьми на руках беспокойно кричали что-то им вслед. За некоторыми неуверенно ковыляли малыши, уцепившись за мамину юбку. Несколько человек среди отъезжающих наигрывали на гитаре и на банджо, кто-то пробовал флейту. Картина была неописуемая.

– Ах, Джейми, как жалко, что ты не можешь выйти! – воскликнула Ханна. Девушка осторожно выглянула. – Посмотри, как здорово! А многие уже отстали. Я только что видела, как еще один фургон выехал из цепи и повернул назад. Трудно все-таки решиться. И некоторые плачут. Но большинство, по-моему, рады. Что до меня, так я просто счастлива! А ты как, не передумала?

– Да нет, я тоже рада, – ответила Джейми и тут же нырнула под полог, заметив впереди Корда. Он восседал на великолепном жеребце, черном, с гладкой лоснящейся шкурой. Неожиданно конь встал на задние ноги, взметнув передние в воздух, словно разделял всеобщее возбуждение. Ах, это было великолепно!

– Посмотри-ка на него. – Ханна понизила голос: – Какой наездник – загляденье, правда? Вот это настоящий мужчина. По-моему, мы в надежных руках, а?!

Ничего не отвечая, Джейми молча любовалась, глядя на гарцующего на коне Корда.

12
{"b":"351","o":1}