ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все в порядке, расходитесь по своим фургонам и палаткам.

– Нет, пока здесь находятся эти девки, никого порядка не будет, – закричала Вильма, потрясая в воздухе кулаком. Она просто не могла видеть Имоджин, которая снова появилась из-за полога и, вызывающе подбоченясь, демонстрировала свои прелести солдатам. Те просто пожирали ее голодными глазами. – Надо наконец убрать их прочь от добрых христиан. Нас всегда будут преследовать беды! – Вильма готова была впасть в истерику.

Корд устало объяснял ей:

– Миссис Тернэйдж, не в первый раз проституток доставляют в Калифорнию. И не в последний. Тут уж ничего не поделаешь. Вы только напрасно тратите свои нервы, они все равно поедут с нами.

Несколько женщин окружили Вильму и, потихоньку уговаривая, наконец увели ее.

Офицер, пришедший с Эллой, выслушал просьбу Корда и обещал запретить солдатам подходить к обозу. На этом дело и кончилось. Армия стремилась поддерживать хорошие отношения с проходящими обозами. С тысяча восемьсот сорок девятого года, когда форт Ларами стал официальным государственным постом. Мимо него ежегодно проходило до десяти тысяч фургонов, и чаще всего все обходилось мирно.

Джейми увидела, как обе пары снова направились в форт. Ей стало совсем грустно.

Потом случилось еще кое-что. И обитатели лагеря вновь прервали свой отдых.

Когда все разошлись, Корд обернулся к Имоджин. Он старался говорить спокойно, несмотря на владевшее им раздражение:

– Ты чуть не устроила бунт. Я предупреждал тебя, что пока мы не доберемся до Калифорнии, работать вы не будете. И ты мне это обещала. Ведь так?! Я разрешил вам пойти в форт, надеясь, что вы будете себя нормально вести. После того, что вы натворили, больше этого не будет, поняла?! Пока мы стоим здесь, я запрещаю вам покидать лагерь.

Имоджин медленно допила виски из бутылки и только потом небрежно заявила:

– А следующего раза не будет, капитан! Нам надоело, что с нами обращаются как с прокаженными. Мы вовсе не собираемся ехать дальше.

В другое время Корд, может, стал бы уговаривать ее. Сейчас он только выругался. На вид проще некуда – доставить женщин на место. Но что ни день – то новые проблемы. Он готов был вскочить на коня и послать все к черту.

– Что ж, отлично! Надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, что вам, женщинам, непросто будет выбраться отсюда, когда вам здесь надоест.

Она беззаботно пожала плечами:

– А, ладно – отдохнем здесь, а потом решим, что делать дальше.

– И тебя, конечно, нисколько не волнует, что на тебя потратили немалые деньги, чтобы довести сюда?

– Милый, – растягивая слова, улыбнулась она. – Деньги-то не мои. Но я с удовольствием восполню все затраты лично тебе. Хочешь, хоть сейчас?

Теперь Корд понял, как чувствовали себя быки в конце дня, когда с их плеч снимали ярмо. Их уже не беспокоили ни проститутки, ни потраченные впустую деньги – вообще ничего на свете. Он ощущал только великое облегчение – одной проблемой стало меньше, и слава Богу.

Не сказав больше ни слова, он удалился. Джейми сочувственно смотрела ему вслед из своего укрытия.

Новость о том, что проститутки остаются, распространилась мгновенно. Взволнованный начальник форта заявил, что не допустит этого. Обстановка накалилась и грозила взрывом. Но тут несколько семей собрались возвращаться домой, и девицы решили ехать вместе с ними.

Когда комендант форта узнал, что Корд не водил раньше обозов, он посоветовал ему не очень расстраиваться из-за потери своих людей.

– Это случается каждый раз, когда караван проходит здесь. Они измучены, истощены, сильно тоскуют по дому, по нормальной жизни. Не вините себя. Так у всех бывает, даже у опытных проводников.

– Поверьте, меня это совершенно не беспокоит, – ответил Корд. – Честно говоря, я был бы рад, если бы они все решили вернуться. Но черта с два меня еще когда-нибудь соблазнят на такое дело! Это мой первый и последний обоз.

Джейми огорчило, что Имоджин с подругами не поедут дальше. Время от времени ей случалось идти вместе с ними, весело болтая. Кроме того, они верно хранили ее тайну. Девушка была им очень признательна.

За время стоянки Элла и Ханна почти не появлялись в лагере. Они пришли вечером накануне отправления обоза. Джейми сказала им, что ей очень жаль расставаться с Имоджин и ее девушками.

Подруги смущенно переглянулись. Они молча переодевались, собираясь со своими кавалерами на прощальный ужин. Джейми почувствовала – что-то не так. Только она собралась спросить: в чем, собственно, дело – Элла огорошила ее своим заявлением:

– Знаешь, Джейми, мы тоже не пойдем дальше. Нам повезло, мы обе выходим замуж здесь, в форте. Я за Тома, а Ханна за Чарли. И представляешь, они давно дружат – это как раз то, о чем мы мечтали.

– Большинство девушек тоже останется здесь, – тихо добавила Ханна. – Здесь много холостяков, они хоть сейчас готовы жениться. Чего же ради тащиться по этой проклятой тропе?

Джейми была не в силах вымолвить ни слова Она только смотрела на подруг и пыталась осознать услышанное.

– Ну сама подумай, Джейми, – сказала Элла, обнимая ее за плечи. – Мы все ужасно устали. И раз уж решили начать новую жизнь, то разве не все равно, где?

– Но не здесь же?! – Джейми всплеснула руками. – Военная застава, Богом забытое место! Даже не городишко. И познакомились вы всего два дня назад! У меня в голове это не укладывается.

– Ну мы же собирались выйти замуж за во все неизвестных нам людей! – возразила Ханна. – А с этими мы именно познакомились. Они оба очень хорошие ребята. И во всяком случае, мы вольны сами решать свою судьбу.

– Когда в Калифорнии ты найдешь своего отца, мы будем тебе уже не нужны, – напомнила Элла. – И у тебя начнется другая, своя жизнь Мы же не бросаем тебя в одиночестве, остаются Руфь и Марта. Они тебе помогут. Даже Вильма хорошо к тебе относится. Они с мужем терпеть не могут капитана Остина, но решили идти дальше, раз уж из обоза уходят Имоджин с девочками.

– Не расстраивайся. Вот увидишь, у тебя все будет хорошо, – сказала Элла, снова обнимая Джейми.

Но она уже чувствовала, как на нее снова наваливается тоскливое одиночество. В этот момент Калифорния показалась ей как никогда далекой.

7

Они снова отправились в путь. Теперь Руфь с Мартой по очереди правили быками. К удивлению путников, дорога за фортом Ларами была усеяна выброшенными вещами тех, кто проходил здесь раньше.

Все стало ясно, когда перед ними выросли крутые склоны Скалистых гор. Истощенные животные с огромным трудом тянули вверх даже облегченные повозки.

Их окружала бесплодная гористая местность. Издалека склоны гор казались покрытыми буйной зеленой растительностью. А подойдя ближе, они обнаруживали горные скалистые утесы, поросшие редкими пучками пожелтевшего чахлого шалфея. Пятидесятимильный переход вдоль Норт-Платт привел их к реке Свитуотер. Оттуда тропа углублялась в скалы, и окрестности стали более живописными.

После того, как женщин в обозе стало намного меньше, Джейми приходилось соблюдать особую осторожность, чтобы ее не обнаружили Корд или охранники. Все остальные постепенно узнали о ней и охотно согласились ей помогать. У Джейми появилось очень приятное ощущение защищенности. Казалось, она принадлежит к большой дружной семье, и это очень скрашивало тяготы пути.

Как только представлялась возможность, она наблюдала за Кордом. Это стало ее любимым занятием. Прячась, она ловила момент, когда он выбирался из круга фургонов и уходил на ночную прогулку, Корд нечасто покидал лагерь – ответственность была слишком велика. Иногда она следовала за ним на безопасном расстоянии. Во время этих прогулок, когда он останавливался в раздумье, девушка с бьющимся сердцем замирала на месте – не дай Бог заметит. Если обоз проходил недалеко от реки или ручья, он усаживался на берегу, закуривал сигару и подолгу смотрел в ночь. Джейми тогда пыталась отгадать, о чем он думает. Странная игра длилась и длилась, завораживая ее.

18
{"b":"351","o":1}