ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ответное желание
Между прошлым и будущим
Десерт из каштанов
Эльф из погранвойск
Посольство
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Прощальный вздох мавра
Потерянные девушки Рима
Всё началось, когда он умер
A
A

– А вдруг пойдет снег, где нам тогда укрыться? – спросила Джейми, гораздо больше озабоченная тем, что теперь ей даже негде будет переодеться. Да и спать придется под открытым небом.

– Еще не хватало, чтобы нас застиг снег! Нам нужно поторапливаться… – Корд обернулся к ней, и его голос замер.

Только теперь он ощутил пьянящую близость Джейми. Ее лицо, покрытое пылью и усеянное бусинками пота, ее горячее дыхание, жаркое тело, которое до этого он бессознательно прижимал к себе, – все это вызвало в нем приступ бешеного желания.

Их взгляды встретились в очарованном удивлении, и время для обоих остановилось. Джейми охватила нестерпимая жажда его поцелуя.

А Корд весь окаменел в напряжении, стараясь даже не видеть эти такие близкие и зовущие губы.

Дикарь! – проносилось у него в мозгу.

Дикарь.

Ничто не мешало ему взять ее сейчас. Даже если она станет сопротивляться. Через несколько минут ее тело само захочет того наслаждения, которое он подарит ей. Она впервые испытает восторг, волшебным источником которого станут их слитые воедино тела.

Но Корд сумел взять себя в руки. Он был уверен, что потом снова услышит это ненавистное ему слово – Дикарь.

Опомнившись, она будет проклинать и ненавидеть его за то, что собственное тело предало ее. Мысль об этом дала ему силы овладеть собой.

Однако Джейми в эти мгновения меньше всего заботилась о своей гордости, которой грозило попрание. С восторгом чувствуя, что буквально тонет в колдовской глубине его темных глаз, она доверчиво раскрыла губы и приникла к нему в сладостном поцелуе. Это так часто происходило в ее волнующих мечтах.

Корду стоило громадных усилий прервать это упоительное ощущение, длившееся бесконечно долго. Все же он сделал это и проговорил с небрежной усмешкой:

– Черт меня возьми, Солнышко! Вы выбрали очень странный способ заставить меня соблюдать условия нашей сделки.

Убитая его тоном, Джейми мгновенно пришла в себя и начала торопливо и неловко слезать с лошади, отталкивая его руки, когда он пытался ей помочь.

Она чуть не упала и, отвернув от него пылающее лицо, стала нервно одергивать рубашку и расправлять шаровары, сбивчиво бормоча:

– Право, странно… не знаю, что на меня нашло… Наверное, это из-за ужасной жары… Я пройду в тень. В такую невероятную жару люди иногда делают сумасшедшие вещи.

Корд спешился и неожиданно слегка притянул ее к себе и, щекоча губами ухо, прошептал:

– Вы правы, порой они совершают очень странные вещи, которые могут оказаться просто замечательными. Но мне кажется, что вы еще не готовы к ним.

Джейми решила, что таким образом Корд дает ей понять – он не нарушит их договоренности, пока она не сделает первый шаг. К стыду своему только что она поддалась своим чувствам.

Нет, она не допустит, чтобы это зашло дальше, твердила Джейми. Девушка бежала к реке, будто спасалась от самой себя.

Войдя в речку по колено, она умылась и выпила несколько пригоршней холодной воды. Вскоре глаза перестало щипать от слез пережитого унижения. Джейми немного посидела на берегу, чтобы окончательно успокоиться.

Когда наконец она решилась вернуться к фургону, то застала Корда за разгрузкой и сортировкой вещей: что взять с собой, что оставить.

Он мельком взглянул на нее и заговорил как ни в чем не бывало:

– Возьмем только самое необходимое: чем легче поклажа, тем быстрее пойдут мулы. Придется менять их каждый день, нельзя, чтобы один постоянно таскал ношу, а другой шел налегке.

Джейми увидела, что он вытащил ее сумку, и подошла ее взять. Спустя несколько неловких минут он спросил:

– Ну как, вам уже лучше?

– Да, – пробормотала она. – Это все из-за жары.

– И ведь что плохо, здесь всегда жарко, – невинно сказал Корд.

Она пришла в бешенство от его ехидного намека и, с трудом заставляя себя говорить сдержанно ответила:

– Я очень сожалею о том, что произошло. Впредь такого больше не повторится. И я была бы вам очень признательна, если бы вы не упоминали об этом никогда.

Она повернулась, чтобы отойти подальше, пока снова не обретет спокойствие.

– Эй, Солнышко, – окликнул ее Корд, очевидно, нисколько не задетый ее отповедью.

Она остановилась, не оборачиваясь.

– В народе говорят, что, когда путники добираются до места, путешествие остается позади, – сказал он ей в спину.

– И что это должно означать? – настороженно спросила Джейми.

– До Калифорнии путь далекий. Всякое может случиться. И то, что сейчас вас так терзает, потом совершенно забудется.

Он нарочно поддразнивал ее, пусть тоже немного помучится.

– Я уже забыла, – холодно ответила Джейми, довольная, что он не видит ее смущенное лицо.

10

В первую ночь, когда им пришлось устраиваться на ночлег без фургона, Джейми постелила себе постель подальше от костра.

Корд задумчиво наблюдал за ней, потом поинтересовался, не боится ли она замерзнуть.

– Не боюсь. Мне хочется иметь сколько-нибудь укромное местечко. И, безусловно, неприлично спать так близко друг от друга.

– Вы что, разгуливаете во сне? – с невинной улыбкой спросил Корд.

– То есть как?

– Ну, если у вас нет такой привычки, то вы не окажетесь в моей постели, прелесть моя.

– Вы совершенно невозможны, – вспыхнула Джейми. – Я имела в виду…

– Неважно, что вы там имели в виду… А я позволю себе напомнить вам о волках. Как бы они ни были голодны, но к огню подойти не посмеют. Так что идите-ка сюда сами, не заставляйте меня перетаскивать вас.

Джейми неуступчиво уставилась в сторону. Вдруг напряженное молчание разорвал леденящий душу вой, и она быстренько оказалась у костра. Разложив свое одеяло в нескольких футах от Корда, она втихомолку порадовалась, заметив рядом с ним ружье.

Вскоре, прислушавшись к его ровному дыханию, Джейми поняла, что он заснул. А ей самой было совсем не до сна. То, что он здесь, совсем рядом – только руку протяни, волновало Джейми до безумия. Она снова и снова переживала чудесное блаженство утреннего поцелуя. Девушка беспрестанно ворочалась с боку на бок, стараясь отделаться от навязчивого желания оказаться в его объятиях. И, что греха таить, испытать наконец то, о чем с таким восторгом рассказывала Ханна, вспоминая свою недолгую, но счастливую замужнюю жизнь. Глядя в кромешную темноту озаряемую внезапными вспышками догорающего костра, Джейми упрекала себя за пустые фантазии. Она с отчаянием думала, что терпеть это искушение придется весь оставшийся путь до Калифорнии.

Между тем Корд только притворялся спящим и, вслушиваясь в тяжелые вздохи Джейми, отлично представлял, что творится у нее в душе.

Он-то был достаточно искушенным, чтобы понимать состояние молодой девушки, столь долгое время находящейся наедине с мужчиной. Тем более что, по всей видимости, он ей не безразличен. Кажется, она намерена продемонстрировать ему свою выдержку. Что ж, в добрый час, пусть попробует, каково это! И черт возьми, посмотрим, чья возьмет! Корд размышлял весьма самоуверенно. Наконец его начал одолевать сон, да и вздохи Джейми затихли.

Безнадежное противостояние продолжалось. Это заставляло обоих платить дань повышенной раздражительностью.

Корд был уже не рад, что согласился взять ее с собой. Эта упрямая девчонка скорее умрет, чем уступит своей страсти. Черт с ней, но за что мучается он?! На сто миль вокруг – ни одной женщины, которая помогла бы снять невыносимое напряжение. Да не в этом дело. Сложность заключалась в том, что ему нужна была не просто женщина – ему нужна была только Джейми. Провались она со своей дурацкой гордостью!

День за днем под палящим зноем они пробирались все глубже в солончаковую пустыню Большое го Бассейна. Два мула и лошадь, увязая в песке, с трудом продвигались вперед. Тропа шла то по дюнам, то в тени высоких разрушаемых солнцем и ветром холмов. И несмотря на чудовищную усталость, по ночам Корд подолгу не засыпал от танталовых мук вблизи Джейми. Хорошо, что у него не осталось виски. Иначе он напивался бы каждый вечер, чтобы оглушить себя.

26
{"b":"351","o":1}