ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но я же не сказал, какая змея. Это был всего-навсего уж. Я решил эту ночь провести в лесу и прилег, а рукой угодил как раз на его голову. Ну он и укусил меня и тут же исчез.

– Но вы уверены, что это был именно уж?

– Конечно, ведь на руке остались следы. Если бы вы хоть однажды увидели укус гремучей или мокасиновой змеи, вы бы сразу заметили разницу – нет отпечатка ядовитого клыка.

– Так, значит, – по мере того, как Джейми приходила в себя, ее начинало трясти от возмущения, – вы только для того все и подстроили чтобы до смерти напугать меня, рассчитывая, что я заплачу и убегу?!

Он не сразу ответил, внимательно вглядываясь в ее нежное лицо, освещенное лунным светом.

– Теперь я совсем в этом не уверен. Я начинаю думать, что затеял все, чтобы оказаться с вами вот так, совсем рядом.

Джейми почувствовала сладостное возбуждение от близости его горячего тела. Вместо того чтобы прогнать его, она лукаво поддразнила:

– Кажется, вы говорили, что не совращаете женщин?

Корд лег рядом и испустил притворно горестный вздох:

– Конечно, нет, но я рассчитывал, что, может быть, вы меня совратите.

Напрасно Джейми сопротивлялась страсти и призывала на помощь оскорбленное самолюбие, собственное сердце предало ее. Сомнения длились меньше секунды.

Медленно, словно в трансе, прильнув к нему, она замерла, спрятав лицо у него на груди.

Корд нежно поцеловал ее в висок, слегка коснулся губами щеки, потом – ямочки на подбородке. Пощекотал усами шею.

– Сегодня ты станешь женщиной, Солнышко, – прошептал он, губами ласково теребя ей мочку уха. – Не бойся, я буду нежен с тобой.

Он раздвинул языком ее губы, погружаясь в сладостную теплую негу.

Всем существом, созревшим для любви, она откликнулась на его ласку. Поцелуй их длился немыслимо долго, до головокружения. Трепещущими пальцами Джейми ерошила его длинные волосы. Объятия их становились все теснее, а дыхание – прерывистей.

Изнемогая, она тихо застонала. Корд продлил наслаждение еще чуть дольше, исследуя языком сладостную глубину, прежде чем позволил себе нежно провести руками от шеи по плечам, и, наконец, обеими ладонями накрыл ее полные груди.

– Хочу касаться твоей кожи, ощутить всю тебя, – прерывисто прошептал он, одним движением распахнув ее рубашку.

С бесконечной нежностью он поцеловал розовые соски, не знавшие до сих пор мужской ласки, и, когда они возбужденно напряглись в ожидании, начал легонько покусывать их, щекоча языком.

Изогнув спину, Джейми еще плотнее прижалась к нему, ощущая, как его жгучие ласки вызывают мучительно сладкие спазмы в низу живота, и судорожно вздыхая от наслаждения.

Наконец ее вздохи переросли в продолжительный томный стон. Корд откинулся назад, любуясь лунной белизной ее тела и совершенными очертаниями груди.

– Боже, как ты прекрасна! – с благоговением проговорил он. – Я давно знал, что твою страсть надо только разбудить. Ты сводишь меня с ума!

Разгоряченный, он снова впился губами в ее грудь. Джейми закричала в нетерпеливом ожидании новых и новых ласк, извиваясь под ним, трепеща от ощущения сильного давления его мужского естества, которое требовало освобождения.

Он мгновенно освободил ее от остатков одежды. Джейми изогнулась всем телом, помогая ему. В отблесках костра Корд с восторгом созерцал упоительные изгибы ее бедер, линии стройных ног. Он сбросил с себя одежду и вновь погрузился в море страсти.

Джейми лежала на спине, и он надолго приник к ее губам опаляющим, иссушающим поцелуем, пока она не ослабла, охваченная невыразимой истомой.

Чувствуя, как пылает все ее тело, Корд сдерживал себя, зная, что сегодня он будет очень осторожен, но позднее он научит ее всему, что помогает извлекать из ночных радостей наслаждение и дарить его мужчине.

– Не бойся, – ласково уговаривал он, когда при его первом прикосновении она вдруг судорожно сдвинула ноги. – Джейми, все будет хорошо, клянусь тебе.

Она слегка расслабилась и ощутила лишь легкий толчок и мгновенный укол боли. Потом почувствовала, как растеклось тепло, и поняла, что барьер ее невинности преодолен.

Корду казалось, что он взорвется. Используя все свое самообладание, он медлил. Сейчас нельзя быть нетерпеливым. Она должна быть готовой, созревшей для его проникновения. Корд знал по разговорам пьяных мужчин в дымных салунах, что некоторые женщины едва терпели секс и скрепя сердце выполняли свой супружеский долг. Корд не хотел, чтобы так было у них с Джейми. Он надеялся научить ее так же страстно желать близости, как и он. Только тогда они оба смогут познать полное наслаждение. Но для этого не надо торопиться. Все еще будет прекрасно!

Он испытывал невыразимую радость, что именно он стал тем человеком, который пробудил в ней дремлющую до поры до времени страстность. Еще в первую их встречу он угадал, какие глубины наслаждения дремлют в ней.

Когда он начал нежно касаться центра ее чувственности, средоточия ее женственности, Джейми погрузилась в море сладостного экстаза. Захваченная восторгом, в этот момент она без сожаления рассталась бы с жизнью.

Больше Корд не мог выносить дикого напряжения, он сдерживался сколько мог, но страсть выходила из-под контроля. Да и можно ли было требовать от мужчины большего?! Приподнявшись, он обхватил ее за талию и взглянул ей в лицо, встретив взгляд, исполненный неги и восхищения. Ее волосы и тело были слегка влажными от пота, несмотря на холодную ночь. Их обнаженные разгоряченные тела восхитительно обвевал прохладный ветерок. Близился момент наивысшего наслаждения.

Корд привлек ее к себе, и Джейми ощутила его первый сильный толчок. Она обхватила ногами его бедра и приняла его в себя. Корд почувствовал, что причинил ей боль, и хотел отстраниться, но движимая неутоленным желанием, она еще крепче прижалась к нему. Не в силах противиться ее страстному призыву, он проник в нее глубже.

Джейми почувствовала интенсивно нараставшее возбуждение и была бессильна оторваться от волшебной власти восторга, который качал ее в бархатных объятиях.

Корд почувствовал, как внутри ее все содрогнулось, и отнял губы, чтобы дать выплеснуться ее исступленному крику.

Только тогда он позволил себе раствориться в блаженстве вместе с нею.

Джейми не чувствовала боли, а только высшее единение осуществленных желаний тела, духа и… сердца.

11

Как она прекрасна, думал Корд, глядя на спящую Джейми. Длинные густые ресницы отбрасывали легкую тень на нежно розовеющую кожу. Припухшие пунцовые губы казались влажными от его поцелуев. Его взгляд скользнул ниже, где сползшее во сне одеяло открывало пленительную грудь.

Начинался рассвет, посылая на землю радостные лучи нового дня. Пора было собираться в дорогу, но ему было жалко тревожить Джейми. Теперь, когда все стало по-другому, он испытывал к ней безмерную нежность. Все же Корд осторожно прижал ее к себе – она тихо простонала. Сонная улыбка, блуждающая на ее губах, бесконечно растрогала переполненное любовью сердце Корда.

Для Корда было необыкновенно важно, что она отдалась ему свободно, по велению сердца, не ставя никаких условий. Это делало все совершенно особенным. Он понял, изумляясь самому себе, что впервые в жизни испытывал такую бережную нежность к женщине.

Это была его первая ночь не со случайной девицей, которая приглянулась ему в салуне, и не с проституткой, к услугам которых он привычно обращался, когда становилось невмочь. Его потрясло, что это было лучшее, что он когда-либо имел с женщиной. А опыт у него был богатый.

Откинув одеяло, он обнажил округлую линию ее стройных бедер и, легонько коснувшись губами упругой кожи, ощутил ее дрожь. Джейми проснулась и смотрела на него затуманенными любовной истомой глазами. Корд с радостью понял, что прошедшая ночь не утолила ее жажды, и пылко прижал ее к себе. Джейми обняла его за плечи и поцеловала в ямку между ключицами. Пронзенный этой необычной лаской, Корд замер на секунду, а затем овладел ею с бурным восторгом.

28
{"b":"351","o":1}