ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Их упоенные восклицания слились воедино. Потом они, обессилев, долго лежали рядом, не в силах разомкнуть объятий. Наконец Корд нежно поцеловал ее и заявил:

– Ты дьявольски страстная женщина, Джейми.

– Мне хотелось доставить тебе удовольствие, – улыбнулась она, скрывая некоторое разочарование.

Ханна рассказывала ей, что после акта любви они с мужем еще долго предавались ласкам, шепча друг другу нежные словечки и уверения в любви. Видимо, Корд не собирался продолжать любовную игру, ограничившись сомнительным комплиментом. Однако с ее стороны глупо ожидать, чтобы Корд относился к ней как к своей жене. В конце концов, их просто потянуло друг к другу, как людей, чувствующих свое одиночество в этих забытых Богом местах.

Ей стоит поберечь свое бедное сердце. И лучше смотреть на их связь как на счастливый подарок судьбы. А дальше – будь что будет.

День прошел замечательно. Они ехали рядом, обмениваясь шутками, поцелуями и болтая о всякой всячине.

Когда они взобрались по пологому холму к зеленой равнине, оба словно отрезвели, наткнувшись на кучу выбеленных солнцем скелетов бизонов. Джейми испуганно вскрикнула, заметив чуть дальше разбросанные человеческие кости.

– Наверное, здесь побывали охотники за шкурами бизонов. – Корд с отвращением поморщился. – Эти негодяи убивают сразу помногу животных, сдирают шкуры, а туши бросают. Слетаются стаи грифов, набегают койоты – это их законная добыча. Они хищники. Но люди! Такое варварское истребление! Вот индейцы только по необходимости убивают одного-двух бизонов. Они используют не только мясо, но все до последней косточки. Так они живут: бизоны – их пища, их одежда, их дом. А человека этого, – указывая на белеющие в траве кости, сказал Корд, – похоронили, да, видно, камней мало навалили сверху. Вот волки учуяли могилу и разрыли ее.

Они поторопились уйти, чтобы не видеть больше этой жуткой картины.

Некоторое время проехали молча. Узкой извилистой лентой стелилась перед ними дорога. Корд указал вперед, где равнину перегораживали беспорядочно нагроможденные горы, и сказал:

– Это Сьерра-Невада. Мы почти дошли.

Джейми задержала мула, не в силах оторваться от величественного зрелища. Возвышаясь над темнеющей на фоне закатного неба громадой, отдельные горные вершины устремлялись в небо, заслоняя готовое исчезнуть за горизонтом солнце. На волнующиеся под ветром зеленовато-синие травы падали золотисто-розовые тени. Казалось, море плещется у их ног. Джейми охватило невероятное волнение при мысли о том, что где-то там, за чередой громадных скал, придет конец ее странствию. И кто знает, что будет дальше?

Вскоре на землю опустились сумерки. Джейми несколько раз зевнула. Поймав насмешливый взгляд Корда, она, покраснев, пробормотала:

– Мы так мало спали ночью.

– Может случиться, что и сегодня не выспимся, – подмигнув, ответил Корд. – Не волнуйся, до ночлега уже недалеко. Я думаю устроить стоянку вон там, – он указал на видневшуюся в отдалении небольшую хижину. – Кто-то собирался там обосноваться довольно давно, так что она почти развалилась. Но, когда я проходил здесь в прошлый раз, я не поленился и починил крышу. Как будто знал, что она может нам пригодиться. А еще там есть маленькая запруда, отведенная от речки, можно будет наконец искупаться.

Уже почти совсем стемнело, когда они вышли из зарослей высокой травы. Корд сказал:

– Ну вот и кончился наш путь по равнине. Отсюда мы начнем подниматься в горы.

Шедшая пешком Джейми бросила повод, завидев сверкающую поверхность кристально чистой воды.

– Я больше ни секунды не могу ждать! – закричала она, на бегу сбрасывая одежду.

– Не спеши, вода очень холодная, – остудил ее пыл Корд. – Лучше сначала разведи костер, чтобы потом было где согреться. Я пойду поищу что-нибудь на ужин, пока еще хоть что-то видно.

Он исчез, завернув за невысокий холм. Джейми быстро собрала сухие ветки и разожгла хороший костер. Раздевшись, она схватила кусок щелока, смену белья и помчалась к запруде. Она стремительно влетела в воду, вскрикивая от холода.

Чувствуя, что долго не выдержит, она вымылась на скорую руку. Поплескаться в свое удовольствие ей, конечно, не удалось. Быстро наступила ночь. Яркая, огромная луна скоро залила все вокруг серебристым светом, который бывает только над высокими горными кряжами, пустыней и беспредельными прериями. Дрожа с головы до ног, Джейми выбралась на берег. Поискала оставленную одежду – все же было довольно темно.

Как хорошо – сейчас она наденет чистую одежду, быстренько постирает грязную. К утру на свежем ночном ветерке все просохнет. Красота!

Вдруг Джейми замерла. Она различила в темноте за костром чью-то неподвижную фигуру.

– Корд? – тихонько окликнула она, чувствуя, что душа у нее уходит в пятки. – Это ты?

Фигура, не ответив, шевельнулась. Обезумев от страха, она крикнула:

– Это не смешно, Корд, ты меня пугаешь!..

Путаясь в одежде, вся дрожа, она с трудом натянула свои шаровары, но тут холодный ужас сковал ее.

Рядом с ней из темноты возникли две мужские фигуры. И не успела она и ахнуть, как грубая рука зажала ей рот.

Джейми тряслась всем телом, молясь, чтобы это оказалось просто страшным сном.

Индейцы!

Ей бросились в глаза длинные черные волосы, стянутые полосками кожи, из-за которых торчали птичьи перья.

Негромко переговариваясь на гортанном языке, они бросили ее на землю и заткнули рот тряпкой. Один из них, безмерно удивленный, поднял прядь ее влажных волос, вгляделся внимательной что-то сказал спутнику. С расширившимися от ужаса глазами она стала извиваться, когда он достал нож. Но индеец, быстро отрезав клок ее золотых волос, с триумфом воздел его вверх, потрясая поднятой рукой. Спускающееся на его обнаженную безволосую грудь ожерелье из бус и костей зловеще забренчало. Второй индеец, ростом повыше, прижимал руки Джейми мокасинами к земле. Из одежды на нем, как и на его товарищей были только кожаные чулки до колен, зашнурованные спереди, и набедренная повязка. Он не мог отвести от Джейми глаз и что-то глухо бормотал, указывая на ее обнаженную грудь.

Господи, с безумной надеждой подумала она, может быть, они удовлетворятся тем, что срежут несколько прядей волос? Этот цвет, кажется, так поразил их.

Индейцы продолжали переговариваться, как будто не могли решить, что с ней делать.

Но тут же намерения их стали предельно ясны. Джейми почувствовала, как наклонившийся над ней индеец стал разрывать на ней шаровары.

Теперь или никогда, промелькнула у нее мысль. Корд ее не услышал. Помощи ждать неоткуда. Джейми собрала последние силы и ударила головой индейца в пах.

Пронзительно закричав от неожиданности и боли, он схватился, падая, за своего товарища и увлек его за собой. Оба рухнули, оставив на мгновение Джейми.

Изо всех сил Джейми помчалась прочь, на бегу вытащила кляп, громко призывая Корда.

Очнувшиеся через секунду индейцы бросились ее догонять, наводя ужас своими пронзительными воплями.

Корд поймал ее за руку, прежде чем она его увидела. Он мягко пригнул ее к земле за своей спиной.

Корд стоял, залитый лунным светом, широко расставив ноги, весь подобранный, точно тугая стальная пружина. Как только индейцы появились, он выстрелил в воздух, предупреждая их.

Тяжело дыша, Джейми стояла на коленях, прижавшись к ногам Корда, и, перепуганная насмерть, ожидала развязки.

Корд гневно выкрикнул индейцам на их языке, что Джейми его женщина.

– Почему ты просто не застрелишь их? – тихо спросила она.

– Зачем? Они же не воины и не собираются нападать. Это молодые ребята из племени паюта. Скорее всего забрели сюда, охотясь на оленей. Сейчас бараны ведут стадо с высокогорных пастбищ вниз, потому что чуют близкий снег. А эти, увидев тебя, просто потеряли голову. Они не опасны и скоро отстанут от нас. Правда, один из них, похоже, на что-то сильно зол.

– Это тот, у которого болит в паху.

29
{"b":"351","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Загадочные убийства
Папа, ты сошел с ума
Птице Феникс нужна неделя
Крокодилий сторож
Другой дороги нет
Паутина миров
Маленькая книга BIG похудения
Танос. Смертный приговор
Рыцарь ордена НКВД