ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О чем это ты?

– Я ударила его головой, когда он наклонился надо мной. Только так мне и удалось убежать.

– Господи, Джейми, – обернулся Корд. – Это такая боль! Немудрено, что он в ярости. Если бы ты ранила его из ружья, и то он не был бы так взбешен.

– Ты думаешь, что говоришь?! Откуда у меня ружье? Да они прижали меня к земле, и я уже думала, что погибла.

– Так оно и было бы. Если бы тебе не удалось убежать, он перерезал бы тебе горло.

Корд снова обратился к индейцам на языке паюта.

Те обменялись встревоженными взглядами и стали пятиться назад.

– Что ты им сказал?

– Сказал, что нечего злиться, ведь женщина только защищалась.

– А почему же они так испугались?

– Да я еще приврал, что ты ненормальная. Индейцы верят, что сумасшедшие обладают черной магией. Так что теперь им уже вовсе не хочется иметь с тобой дело, – засмеялся Корд и махнул индейцам рукой, после чего они бросились бежать очертя голову.

Джейми посмотрела им вслед и с облегчением перевела дух.

– Если они действительно так боятся сумасшедших, то я прощаю твою ложь. Ведь они больше не вернутся?

– Уверен – теперь ни за что. А кроме того, индейцы удивлены тем, что я знаю их язык. Теперь они думают – меня не так просто будет застать врасплох. – Он помог ей встать на ноги.

– Хорошо, что ты вовремя вернулся. Я так испугалась.

– Да ты и сама молодец – как действовала головой!

– Как будто у меня была возможность выбирать. Они на меня как с неба свалились! Я не настолько знакома с повадками дикарей, как ты.

Джейми не заметила, как он вздрогнул, услышав это, и сразу заговорил о другом:

– Жаль, что мне ничего не попалось на ужин. Опять будут бобы и вяленое мясо.

– Ну и пусть. Я так счастлива, что весь этот ужас позади.

Она крепко прижалась к нему, чтобы окончательно ощутить себя в безопасности.

К середине ночи поднялся ветер, угрюмо завывая в деревьях. И хотя снаружи было весьма неуютно, Джейми не хотелось ночевать в хижине. Что-то говорило ей, что этого не следует делать. Корд догадался, о чем она думает.

– Ты, пожалуй, права. Мы напрасно решили спать сегодня в доме. Если они все-таки вздумают вернуться, мы окажемся в ловушке.

Он выбрал местечко неподалеку, на небольшом возвышении, откуда мог хорошо видеть окрестности. Осторожность не помешает.

Довольная, Джейми устроилась в надежных объятиях Корда, и они долго лежали, молча глядя в бархатистое небо на блистающие, как бриллианты, звезды, рассыпанные в бесконечности.

Его рука ласкала мягкие изгибы ее тела. Он привлек ее ближе, наклонился к самому лицу, ища ее губы. Это был не такой страстный, как прежние, поцелуй, а скорее выражение нежности, смешанной с желанием.

Так же естественно, как дышала, она ответила ему всем телом. Повернувшись к нему, она провела ладонями по мускулистым плечам Корда, с удовольствием ощущая его силу.

Он вдыхал нежный аромат ее мягких волос, но часть его сознания была настороже на случай, если появятся индейцы.

Он начал слегка покусывать ее нежные и твердые ушки, потом мгновенно набухшие соски. Джейми нетерпеливо вздрогнула, ощутив его твердую плоть. Она не могла больше ждать, вся трепеща от желания слиться с ним.

Распаленный той готовностью, с которой она отвечала на его ласки, Корд подарил ей еще одну ночь, полную неистового и мучительно сладостного наслаждения.

Потом, пряча лицо на его груди, она застенчиво призналась:

– Я никогда не думала, что мне может быть так хорошо.

– Тебе будет еще лучше, все еще даже не началось, – ответил Корд, поглаживая ее по плечу. – Ты не представляешь, сколько радостей нас ждет!

Джейми легла на спину и устремила взгляд в звездное небо, не осмеливаясь высказать теснящиеся в ее груди слова любви и нежности. Ей казалось, что Корду это не нужно, и она все испортит. Джейми честно старалась не влюбиться, но потерпела поражение. Теперь ей остается только ценить то, что они пока вместе, и не давать ему догадаться о своих чувствах, чтобы он не вздумал ее жалеть.

Джейми перевернулась и, подперев подбородок руками, оглядывала призрачно блистающий пейзаж, расстилающийся ниже.

Что-то привлекло ее внимание.

Всего в нескольких дюймах от их импровизированного ложа рос изумительный цветок, грациозная прелесть которого сразу очаровала Джейми.

Нежные, изящно изогнутые голубовато-фиолетовые с языками белого у основания лепестки окружали тонкий зазубренный зев. Хрупкость и невероятное изящество цветка вызывали восхищение. В лунном свете казалось, что он излучал мягкое серебристое сияние.

– Господи, Корд, никогда бы не подумала, что можно встретить такую красоту просто так, в такой дикой глуши, – в благоговейном восторге прошептала она.

– Я тоже, – улыбнулся Корд, подумав совсем не о цветке.

– Кажется, это ирис. – Джейми коснулась кончиками пальцев шелковистого лепестка.

Корд повернулся взглянуть на цветок.

– Вообще-то это орхидея. Помнишь, я показывал тебе цветы, которые когда-то сажали вдоль дороги пионеры? Это один из тех, что они называют гибридами. Не знаю, зачем кто-то оставил его здесь. Последний раз я видел орхидеи только в оранжерее в Калифорнии.

– Но он растет здесь, и он прекрасен.

Корд вытянул руку и сорвал цветок, затем воткнул орхидею в волосы Джейми и вдохнул его аромат.

Он обвел кончиком пальца контур ее губ, и Джейми улыбнулась такой трогательной и нежно улыбкой, что он прошептал:

– Орхидеи в лунном свете и… ты. Чего большего может желать мужчина?

И с нежной страстью поцеловал ее.

12

Они продолжали свой путь на запад, стараясь пройти за день как можно больше.

По ночам они занимались любовью и засыпали в объятиях друг друга.

Хотя Корд относился к ней с неизменной нежностью и вниманием, Джейми все равно расстраивалась. Она так и не услышала от него тех слов, без которых любовь для женщины – не любовь. Джейми тоже избегала проявления чувств в словах. Но она с горечью отдавала себе отчет, что ее любовь к нему становится все сильнее.

Утомленная тяжелыми переходами, она к тому же невыносимо страдала от разочарования. Джейми тащилась за ним, ведя в поводу мула. Уставясь взглядом в спину Корда, она словно пыталась проникнуть в самое его сердце и понять причины, заставляющие его быть настолько сдержанным. Он не любит меня, думала девушка, в этом все дело.

Джейми хранила ту орхидею между страницами своей Библии и однажды днем спросила, чтобы просто начать разговор:

– Ты говорил, что видел орхидею в оранжерее?

– Да, в Калифорнии. Владелец этой оранжереи разводит не только орхидеи, но и множество других цветов для своих пчел.

– Для пчел? Чтобы получать мед? – Джейми очень удивилась.

– Конечно. Там климат просто создан для пчел и цветов. Дикая роза, фиалки, мята, клевер – все это в изобилии. Множество растений там цветет круглый год. Для пчел это рай. Когда нахлынули толпы пионеров и стали пасти своих овец, те съели все на корню. Вот тогда пришлось заниматься культивацией, чтобы выращивать люцерну, жимолость, клевер, а некоторые насадили целые рощи апельсинов. – Корд с удовольствием говорил на отвлеченные темы. – Но орхидеи разводят главным образом для красоты, – рассказывал он. – Существует очень много разновидностей. Наверное, ту, что мы нашли, посадил какой-нибудь ботаник просто для интереса.

– Ну неважно, как она здесь оказалась. Я буду всегда беречь ее как драгоценность. – Девушка ждала хоть какого-нибудь ответа.

Он промолчал, и Джейми подавила тяжелый вздох. Она постепенно убеждалась в том, что он намеренно избегает намеков на романтические чувства.

По мере подъема в горы Сьерры становилось все холоднее. Корд озабоченно поглядывал на небо, опасаясь увидеть появление снеговых туч. Джейми все плотнее куталась в одеяло, стараясь согреться. Холодно было даже на ходу.

В тот день, когда на тропе перед ними снова появились индейцы, Джейми от испуга чуть не упала на мула, которого тащила за собой. Kopд быстро бросил:

30
{"b":"351","o":1}