ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не двигайся, не кричи! Ни звука.

На случай, если индейцы попытаются напасть, он держал ружье наготове. Их было пятеро. В их поведении не было ничего агрессивного. Напротив, Корд заметил, как они с суеверным ужасом уставились на Джейми. Этот ужас передался животным, и их пони начали поворачивать назад.

Корд обратился к ним на их языке, и они взволнованно наперебой заговорили, указывая на Джейми. Он засмеялся.

– Новости здесь распространяются мгновенно. Уже все паюта на многие мили вокруг знают о сумасшедшей женщине с золотыми волосами. Но, конечно, с каждым дымовым сигналом история обрастала все новыми подробностями. Теперь они считают, что мы оба владеем черной магией.

– Наверное, лучше прослыть черной колдуньей, чем потерять скальп, – поеживаясь, сказала Джейми.

– Разумеется, если бы нас скальпировали, это сразу решило бы множество проблем, – пошутил Корд. – А так благодаря цвету твоих волос они еще издали узнают, какая опасность им грозит.

Индейцы уже повернули назад. Джейми заметила на одном из пони переброшенную через спину мертвую лань, и поняла, что они охотники, как и те двое, которые наткнулись на нее раньше.

Она вздрогнула, когда Корд вдруг окликнул их и что-то сказал, указывая на нее.

– Зачем ты их остановил? Господи, пусть бы поскорее ушли. Мне не нравился…

– Зато потом ты будешь очень довольна, – перебил он ее. – Я только хочу заключить с ними сделку.

Тут Джейми с удивлением увидела, как одни из охотников снял с себя тяжелую шкуру бизона. Он подошел, отвернув лицо, чтобы не глядеть на женщину, – так велика была боязнь ее колдовства. Протянул шкуру Корду и опрометью бросился за своими товарищами, которые уже исчезали между глыбами камней.

Корд помог ей надеть это подобие накидки. Шкура оказалась очень толстой и тяжелой, с довольно неприятным запахом. Зато она замечательно согревала, что и требовалось.

– Я не видела, чтобы ты предложил им что-то взамен, – сказала Джейми, закутываясь.

– Конечно, предложил, – усмехнулся Корд. – Я просто пообещал, что ты не станешь насылать на них порчу, если они отдадут шкуру.

– И тебе не стыдно? Это же настоящее жульничество.

– Ну почему? Они-то уверены, что заключили выгодную для себя сделку. А может, так оно и есть, – проговорил он и поморщился, когда ветерок донес до него тяжелый запах. – Давай ты пока не будешь ее надевать. Сейчас как раз наступает индейское лето.

Корд объяснил, что в этих местах поздней осенью погода вдруг на несколько недель становится на удивление мягкой и теплой. Как будто природа дает последнюю возможность приготовиться к страшным зимним холодам.

Через двое суток его предсказание оправдалось. Джейми с наслаждением подставляла лицо теплым лучам солнца. Корд все-таки заставил ее извлечь чепец с огромными полями, чтобы не было ожогов на лице.

– Я, конечно, могу пойти и в капоре, но это просто подарок – такая дивная погода, – говорила Джейми, собирая сзади волосы в узел. – Ведь мы уже несколько дней шли почти при настоящем морозе, даже лед видели, помнишь?

– Увидим еще больше прямо после вон того перевала.

Джейми приставила козырьком ладонь к глазам, чтобы защитить их от слепящего солнца, и увидела огромную расщелину между скалами.

– Что это? – спросила она встревожено.

– Самая трудная часть пути. Все время почти вертикально вверх. И холод там ужасный. Солнце с трудом пробивается сквозь густую хвою. Сосны и ели здесь достигают невероятных размеров, вот увидишь.

Корд поразмыслил и устроил дневную стоянку перед тем, как подниматься к перевалу. Он решил воспользоваться близостью узкой горной речки, чтобы наловить рыбы и повялить в запас на солнце.

– Кроме того, нужно дать животным небольшой отдых. Да и тебе это будет невредно, – сказал он Джейми, заботливо взглянув на ее утомленное лицо.

Устроив лагерь, Корд отправился поудить рыбу и поохотиться. Джейми решила поискать какие-нибудь растения, которые годились бы в пищу.

У них еще были бобы, но они так приелись, что любое разнообразие в еде было бы очень кстати.

Она шла по лесу, с удовольствием вдыхая острый запах хвои. Хотя дни стояли теплые, ночной морозец потихоньку делал свое дело. Травы пожухли и пожелтели, заросли лиан по берегам речки пестрели темно-красными и красно-фиолетовыми листьями. Поляны, где летом цвела буйная растительность, сейчас украшали лишь скромные маргаритки да покрытые мелкими сиреневыми цветками прутики вереска.

Согретые солнцем, порхали бабочки. Воздух звенел от щебета крохотных колибри, спешащих насладиться последними каплями нектара. Но поздняя осень уже проглядывала повсюду.

Джейми принялась собирать кедровые шишки. Ведь в них были изумительного вкуса орехи. Особенно если их немного поджарить. Это будет изысканное лакомство для них в течение всего пути.

Увлеченная своим занятием, Джейми забиралась все дальше и дальше в густую чащу, забыв о требовании Корда всегда держаться вблизи лагеря. Только когда ей пришлось напрягать зрение, чтобы в темноте разглядеть шишки, она сообразила, что забралась очень далеко. При мысли, что она заблудилась, ею вдруг овладела паника, и, засуетившись, она растеряла все собранное. Затем она вспомнила об отметинах, которые, не задумываясь, делала по дороге, как ее учил Корд. 0тыскивая одну за другой согнутые ветки, она уже более уверенно пробиралась среди кустов. Скоро должен был показаться лагерь.

Джейми так торопилась, что не заметила под ногами кроличью нору. Совершенно неожиданно ее нога по лодыжку провалилась под землю. Она уцепилась за куст и припала на одно колено, другая нога намертво застряла в норе.

Пытаясь как-то освободиться, она дергала ногу изо всех сил. Вдруг раздалось рассерженное шипение, и Джейми ощутила острый укус в ногу.

– Чертовы осы! – Она стиснула зубы. – До чего же больно!

Ухватившись за ногу обеими руками, Джейми резко дернула ее и, потеряв опору, упала на спину. Теперь все в порядке! Она заглянула в нору, но ничего не разглядела в темном отверстии. Однако шипение слышалось по-прежнему. Похолодев от ужасной догадки, она вдруг уловила еще какой-то звук, напоминающий шуршание.

Замирая от страха, Джейми посмотрела на свою лодыжку и увидела желтый яд, сочащийся из двух точечных ранок.

– О Господи, нет! – в ужасе выдохнула она и тут же увидела выскользнувшую из своего логова змею. Та мгновенно исчезла в зарослях травы.

Прерывисто дыша, Джейми пятилась от норы и молилась, чтобы у нее хватило сил добраться до стоянки. Если она не сумеет дойти, Корд не найдет ее до темноты. А потом будет уже слишком поздно.

Острая боль пронизывала ногу снизу доверху. Джейми бежала все быстрее, потом вдруг замедлила шаги. Она вспомнила предупреждение Вильмы Тернэйдж о том, что при укусе змеи лучше всего сохранять неподвижное состояние. Это препятствует распространению яда с током крови.

Несколько раз она останавливалась и принималась отчаянно звать Корда, но ее крики заглушались плотными зарослями сосен и елей.

У нее начала кружиться голова. Нога онемела, и идти становилось все труднее. Споткнувшись о торчащий из земли длинный кривой сук, Джейми упала. С трудом поднявшись, она выдернула сук и, опираясь на него всем телом, приволакивая больную ногу, медленно побрела дальше.

Джейми так и не поняла, добралась ли она до лагеря, потому что стала терять сознание. Внезапный удар о землю – и она погрузилась в тяжелое забытье.

Корд лежал, распластавшись на камнях. Под ним в кристально чистой воде в тени берега медленно скользила большая форель. Он дождался подходящего момента, быстро погрузил руку в воду и – промахнулся. Победно плеснув хвостом, рыбина ускользнула прочь.

Корд не очень расстроился: рядом с ним на камнях уже лежала дюжина форелей. Значит, едой они обеспечены. Теперь он просто хотел побыть в одиночестве, чтобы разобраться в самом себе.

Сейчас в нем происходило нечто, чего он не желал. Он пытался бороться с этим, используя как средство защиты весьма болезненные уроки прошлого. Это не мешало ему чувствовать, что Джейми, кажется, полюбила его. Корд с горечью понимал, что все изменится, как только она узнает правду о его прошлом. Кроме того, он ведь поклялся, что никого не полюбит и не примет ничью любовь. Он сдержит клятву, чего бы это ему ни стоило. Другие мужчины пусть себе влюбляются, это их дело. Гибель отца из-за любви к матери раз и навсегда заставила его ненавидеть всю эту чепуху, отнимающую у мужчины волю к жизни.

31
{"b":"351","o":1}