ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сфинкс. Тайна девяти
Ответ перед высшим судом
Ответное желание
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Карантинный мир
Среди тысячи лиц
Если это судьба
Непобежденный
Игра в сумерках
A
A

– Они забрали фургон, где были почти все наши съестные припасы. Это вторая причина, по которой мы решили остаться там, где оказались брошенными. Здесь достаточно дичи и воды. Нас вообще-то осталось не так уж много. Мы решили просто подождать, пока верховой с почтой или другой какой обоз не пройдут здесь. Тогда уже мы пойдем с ними. Так мы решили, мистер.

При этих словах Корд не сдержался:

– Неужели вам никто не сказал, что почта здесь давно не ездит? У них своя тропа, по которой может проехать только верховой. Мы бы сами пошли по этой тропе, она вполне удобна. Но у меня были фургоны, которые я хотел провести как можно дальше. Почтовые верховые давно отказались возвращаться на Запад по этой дороге.

Корд помолчал немного, ожидая реакции слушателей. Не дождавшись, он продолжил:

– Если бы мы не оказались здесь, – он все еще не верил, что им и в самом деле ничего не известно, – вы бы никого не встретили здесь до следующей весны. Вряд ли хоть один обоз осмелился бы пройти здесь так поздно. К этому времени здесь такие снегопады, что бывает слой снега до шестисот футов. Вы или перемерзли, или просто погибли бы от голода. Будьте уверены, вы ни черта бы не подстрелили в таких снегах. В хорошенькую историю вы влипли, – закончил он с презрением.

– Да, похоже, что так. – Лэм беспомощно посмотрел на своих товарищей по несчастью. – Мы, конечно, попали впросак. Даже и не подозревали, что почта ездит другой дорогой. Мы думали, что нужно только немного подождать, и все будет в порядке.

– Ну и ошиблись! – возразил Корд. – Вы должны были перейти реку и выбираться отсюда по тропе. Ошибка может дорого вам обойтись.

Тут в первый раз заговорил Тобиас Дьюган:

– Но ведь если нас захватит снег, мы окажемся в ловушке. Мы же не сможем найти дорогу. Понимаете, у нас нет ни карты, ни описания маршрута, все забрали с собой ребята Хэмфри. – В голосе его зазвучала паника.

– Это так, – подтвердил за всех Кутберт Янг. – Мы застряли здесь, ребята! И если кто-нибудь не покажет нам дорогу, нам крышка!

Лэм вдруг радостно хлопнул себя по коленям.

– Ну, братцы, сегодня небеса нам улыбнулись – мы нашли проводника! Пойдемте, скажем людям, что идем дальше.

Корд как раз собирался вернуться в пещеру, чтобы поторопить Джейми. Услышав слова Лэма, он недоуменно посмотрел на мужчин. Они что, думают увязаться за ними? Этого ему только не хватало!

– А вы тоже идемте с нами, – подтолкнул его Лэм. – Люди захотят вас увидеть, капитан Остин.

14

Поднявшись на гребень горы, Корд увидел небольшое поселение. Если бы накануне они с Джейми прошли немного дальше, они сразу наткнулись бы на него.

Он внимательно вгляделся. Зрелище было жалкое. Брезентовый верх фургона явно нуждался в починке, стояла наспех сложенная хижина на случай плохой погоды. Корд покачал головой. Сразу было видно, что при первом же сильном урагане ее снесло бы прямо в реку.

Завидев Лэма с товарищами, которые возвращались с незнакомцем, мужчины, удившие на реке рыбу, побежали им навстречу. Женщины тоже оставили свою работу и тревожно переглядывались. Из-за материнских юбок таращили любопытные глазенки маленькие ребятишки.

Озабоченный тем, что по дороге к лагерю Корд не сказал ни слова, Лэм почувствовал, что все его радостное настроение улетучивается как дым. Скорее всего, капитан Остин и не собирался вести их на Запад. На что ему такая обуза?

– Мы отдадим вам все, что у нас есть, чтобы вы провели нас до конца, – неуверенно предложил он. – Вряд ли у кого осталось много денег, но за это мы ничего не пожалеем. Думаю, я могу сказать так от лица всех.

Корд все равно не смог бы оставить их здесь в беспомощном положении. Здесь были дети, женщины – невозможно равнодушно бросить людей на верную смерть. Они справедливо опасались заблудиться, перейдя через реку. Было ясно – они типичные новички на тропе, а таким трудно будет выстоять, если пойдет снег.

– Соберите всех людей, – наконец решившись, сказал он. – Если я соглашусь быть вашим проводником, мне необходимо полное понимание.

Вскоре Корд, как и в начале пути, стоял на задке фургона, оглядывая незнакомые лица. Но какая огромная разница по сравнению с тем, что было в Миссури! Тогда он видел устремленные на него взгляды, полные радостного возбуждения и надежды. Впрочем, как быстро все это развеялось. Глаза оборванных, изможденных людей, который сейчас собрались вокруг него, отражали крайнее душевное утомление и разочарование. Чем-то для него это обернется?!

Он успел быстро осмотреть фургоны и животных и остался доволен. Оказалось, мужчины не сидели сложа руки в пустом ожидании. Животные были ухожены, сыты, старательно подкованы.

Движущиеся части фургонов носили следы недавней починки, и только брезентовые пологи не смогли полностью залатать из-за отсутствия материала. Больных не было, а значит, в путь тронется весь обоз. Что ж, пожалуй, можно попробовать.

Люди ожидали от своего нового вожака слов ободрения и успокоения, но Корд не хотел понапрасну обнадеживать их.

– Я знаю, что вам пришлось пережить с тех пор, как вы оставили свои дома, – начал он. – Но я не обещаю вам легкой жизни. Нам предстоит на пятьдесят миль углубиться в горы. Потом мы должны будем подниматься на большую высоту и перевалить хребет как раз над озером Тракки. Но это уже последний барьер перед долиной Сакраменто. Посмотрите туда. – Он указал наверх, где на вершинах гор блестели снежные шапки. Сурово глядя в их лица, он предупредил: – В любой момент может пойти снег. И если мы окажемся в это время в горах Сьерра-Невады, то лучше бы вам не родиться на свет. А потому мы должны все время идти вперед, что бы ни случилось. Я не потерплю никаких жалоб. На это у нас не будет времени. Мы будем выходить на тропу каждый день, едва рассветет, – продолжал он, стараясь как можно точнее обрисовать им то, что их ожидает. – Мы не будем делать дневок. Будем идти в любую погоду, дождь и ветер – все равно. Никаких оправданий, никаких поблажек. И мое слово будет для всех вас законом. Я отдаю распоряжение, и оно должно быть выполнено во что бы то ни стало.

– Помните, – Корд обвел их пронзительным взглядом, – я берусь за это дело только по вашей просьбе. Мне это не нужно. И в тот день, когда вы забудете, что я здесь главный, я поступлю так же, как ваши бывшие охранники, – я уйду.

Глухой ропот пробежал по толпе. Многим он показался слишком жестким и властным, но Корд знал, что говорил. Он не хотел, чтобы из-за их строптивости или неосмотрительности им с Джейми пришлось подвергаться опасности.

Он оглядел толпу и увидел Джейми, стоящую в стороне. В ее взгляде он прочел замешательство и… разочарование. Конечно, ей не хотелось опять ехать с обозом, с незнакомыми, может быть, неприятными людьми. Гораздо лучше было бы проделать оставшийся путь с ним наедине, что и говорить! Но, с другой стороны, хорошо, что им подвернулись эти люди. Нет худа без добра. Бог свидетель, ему стало еще труднее сдерживать себя. Конец путешествия уже близок, и им нужно готовиться к расставанию.

Теперь, когда ему придется думать не только о ней, но и о людях, ответственность за которых он снова взвалил на себя, все, возможно, произойдет само собой – и слава Богу.

Корд сразу объявил, что необходимо начинать подготовку к переходу реки.

– Грузите плоты, которые вы уже сколотили. Еще раз осмотрите фургоны. Мы выходим на рассвете. И еще одно. Каждый из вас, мужчины, должен считать себя охранником обоза. Я буду назначать часовых, но вы все отвечаете за безопасность людей. А теперь за дело. Вы хорошо отдохнули, теперь пришла пора поработать. – Он велел всем расходиться и спрыгнул с фургона.

Корд посмотрел в ту сторону, где только что была Джейми, собираясь поговорить с ней. Перед тем, как уйти с Лэмом, он заглянул в пещеру и сказал ей, что они повстречались с обозом. Он не дал ей понять, что собирается повести его. Сначала он хотел решить это для себя. Теперь она уже сама обо всем узнала. Корду все же казалось, что лучше поговорить с ней и объяснить все, что произошло. Он понимал – в каком состоянии неопределенности она, должно быть, находилась сейчас.

35
{"b":"351","o":1}