A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
70

– Разумеется, я совершенно с вами согласен.

Женщины только удивленно переглянулись.

Джейми почувствовала себя преданной, но, уловив в его глазах молчаливую просьбу не спорить, смирилась.

Корд снова обратился к Джесси:

– Лэм уже сказал мне о вашем любезном предложении. Я уверен, Джейми благодарна вам так же, как и я. – Он взглянул на женщин так, что они поняли – им лучше воздержаться от замечаний, и добавил: – Поскольку от Большого Соленого озера никто не захотел идти дальше, у нее не было выбора. Ей совершенно необходимо добраться до Калифорнии. Для нее большое счастье иметь теперь крышу и подруг на оставшуюся дорогу. Поверьте, мы оба очень вам благодарны.

Обрадованная тем, что все так хорошо закончилось, Джесси похлопала Джейми по плечу и еще раз уверила ее, что она будет с радостью принята в ее семейном закутке.

– Но мы будем следить за вами, – не удержалась Тельма, – будьте уверены, мы не оставим вас в покое.

Корд подавил резкий ответ, взял Джейми за руку и увел подальше, где их не могли слышать. Предупреждая всплеск ее ярости, он стал торопливо убеждать Джейми в необходимости принятия такого решения.

– Так нужно, пойми. Мне это нравится не больше, чем тебе, но ничего не поделаешь. Мы не можем ехать с ними и спать вместе. Ты же знаешь как к тебе станут относиться. А молодые ребята непременно решат, что ты доступна для любого. Ну, и что тогда получится?! Единственное, что остается, это тебе ехать в фургоне с Поттерами.

– В самом деле? – Джейми чувствовала, как ее разбирает от злости. – Ну а если я не хочу ехать с ними и их детьми. Большая радость! Почему я не могу занять провиантский фургон? Что тут такого?!

Корд покачал головой.

– Так не пойдет. Ты незамужняя женщина, Джейми. Тебе не следует путешествовать одной. Не забывай об этом. Каждый станет Бог знает что о тебе думать. Они, конечно, решат, что я буду тихонько приходить к тебе ночами. Может, они и правы. Я, пожалуй, не удержусь, – добавил он, подмигнув.

Джейми не поддержала его шутку:

– Мне все равно, что подумают люди.

– А мне – нет. Уж коли я веду их, мне нужно, чтобы меня уважали, – твердо сказал Корд.

– Ты же им совершенно необходим, – потерянно сказала Джейми. – Они без тебя беспомощны, как дети.

– Ты хочешь, чтобы я оставил их? – Корд изучающе вгляделся в ее лицо.

– Ты сам знаешь, что нет, – ответила она, обернувшись.

Это было правдой. Несмотря ни на что: ни на обидные слова Тельмы, ни на необходимость тесниться в фургоне с этим противным мальчишкой, который строил ей рожи, – Джейми никогда не согласилась бы бросить этих людей в глуши. Корд заранее знал это.

– Значит, все решено, – облегченно вздохнул он.

Джейми грустно кивнула:

– Да, видно, придется соглашаться.

Корд неловко похлопал ее по плечу, сдерживая желание обнять.

– Ну, пойду запрягу и нагружу мулов, да и лошадь приведу. – Он заметил, что сумка у нее с собой.

Корд повернулся, чтобы уйти, но Джейми тихонько окликнула его.

– Мы ведь сможем найти иногда немного времени, чтобы побыть вместе? Я… – Она проглотила комок в горле и смущенно прошептала: – Я так привыкла быть рядом с тобой.

Только Господь знает, горько подумал Корд, как я привык быть с тобой, как мне будет тебя не хватать. Но, может, это сама судьба вмешалась, облегчая им расставание.

– Конечно, я каждый день буду встречаться с тобой на тропе.

– Я не это имела в виду. – Джейми посмотрела ему в глаза.

Он опасался много говорить на эту тему, поэтому только предупредил:

– Женщины будут следить за нами, как ястребы. Мне будет трудно оказаться с тобой наедине без того, чтобы не вызвать ссору, а это крайне опасно. Так что у нас не будет никакой возможности.

– Тогда, может, мы встретимся потом, когда все закончится, – пробормотала она, – я хотела просить тебя помочь мне найти отца.

Корд видел в ее глазах любовь и тоску. Он не смог заставить себя сказать ей, что ждет их в конце пути.

– Может быть, – еще раз покривил он душой, помня, что ему нужно будет собрать все силы, чтобы покинуть ее и не оглядываться.

…Жить вместе с Поттерами оказалось не так уж плохо, как боялась Джейми. Она была слишком расстроена разлукой с Кордом, поэтому не обращала внимания на тесноту. Дети оказались вовсе не такими злыми. Когда десятилетний Тадеуш еще раз высунул ей язык, она в ответ состроила ему смешную гримасу. Мальчуган расхохотался, и они стали друзьями.

В конце концов, Джейми признала, что иного выхода у нее не было. Невозможно было продолжать интимные отношения с Кордом при этих людях. Сначала женщины, за исключением Джесси, относились к ней с открытым осуждением. Но спустя некоторое время влияние Джесси сделало свое дело. Они поняли, что Джейми не увиливает от тяжелой работы, трудится наравне со всеми. Женщины постепенно смягчились, и все пошло своим чередом.

До сих пор Джейми думала, что путь, который они преодолели, был невероятно трудным. Теперь она, как и все остальные странники, имела возможность убедиться, что это ерунда по сравнению с тем, что ожидало их впереди.

Сначала мужчины прорубали дорогу в густых темных зарослях вечнозеленого леса, опутанного плотным пологом вьющихся растений. Потом тропа привела в угрюмое ущелье. Они с трудом продвигались: с одной стороны – крутые каменистые склоны, с другой, в двух шагах, – бездонная пропасть.

В сознании людей дни сливались один с другим. Казалось, этот мучительный путь вечен. Они шли по высохшему руслу реки, петляли между стволами громадных сосен, огибали нависавшие над ними скалы. Все время их преследовала мысль о скорых снегопадах. С каждым шагом они неуклонно приближались к перевалу.

Корд знал, как дорог даже час светлого времени.

Поэтому когда он наконец подал сигнал остановиться, уже смеркалось. Все были совершенно измучены. Мужчины кое-как собрались с силами, чтобы позаботиться о животных. Женщины, чуть не падая с ног, вместе приготовили немудреный ужин, после чего все просто упали и моментально погрузились в тяжелый сон.

Джейми не была исключением. Хотя она отчаянно скучала по Корду, по его нежным и сильным объятиям, времени горевать у нее не было. Конечно, она часто видела его в течение дня на тропе. Он всегда был занят, выкрикивая охрипшим голосом приказания. Там подталкивал плечом застрявшую упряжку быков, здесь бросался на помощь фургону с поломавшимся колесом, а то разгружал другой, безнадежно застрявший в камнях. Ни на что иное у него не было ни секунды. Если им случалось встретиться, он только кивал ей издали или взмахивал рукой, но ни разу не остановился поговорить.

Джейми знала, что он ужинает с мужчинами обсуждая насущные дела. Ночует в провиантском фургоне, спасаясь там от холодного жестокого ветра, когда свободен от дежурства по охране обоза. Она не осмеливалась прийти к нему, как бы сильно ни хотела этого.

Когда они дойдут до места, решила Джейми, она расскажет ему все об отце и его карте и попросит помощи. А пока лучше не думать об этом, сосредоточившись на тяжелой дороге. Благо, забот хватало. Ей казалось, что он тоже должен сильно скучать по ней и обрадуется возможности обсудить их будущее.

Недели проходили в непосильном труде, и настроение людей падало. За исключением погонщиков, все шли пешком, так как тропа была слишком каменистой, чтобы ехать в фургоне.

Однажды утром Джейми брела за фургоном, глубоко задумавшись и не замечая ничего вокруг. Только когда на нее обрушился порыв ветра, буквально толкнувший ее вперед, она подняла глаза. То, что она увидела, наполнило душу страхом. Клубящийся серый туман надвигался с запада. Прямо вверху кусочек неба еще оставался голубым, но низкие грозные тучи стремительно заволакивали его. Темнело на глазах. Ветер завывал и рвался с такой силой, что огромные сосны яростно взмахивали ветвями при каждом его порыве. Казалось, их сейчас вырвет с корнем.

Внезапно налетевший буран полностью скрыл горный склон впереди слепящей пеленой снега. Такого видеть никому из них не приходилось.

37
{"b":"351","o":1}