ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Идем, идем, не задерживайся, – нетерпеливо подтолкнула ее мексиканка.

Чуть дальше Джейми снова не утерпела и остановилась, оглядывая в восхищении огромный зал, пол которого был выложен затейливым орнаментом из блестящей мозаичной плитки. Высокие окна по обеим стенам зала были зашторены портьерами из роскошного темно-голубого бархата. В середине стены, выходящей на океан, раздвижные двери вели на террасу, нависающую прямо над волнами.

– Бальный зал, – коротко бросила Энолита.

Джейми действительно заметила в конце его приподнятую платформу для музыкантов и хотела рассмотреть богатую роспись на потолке, но Энолита раздраженно дернула ее за руку.

Прижимая к груди свою сумку, Джейми поспешила за ней, подумав, что, безусловно, заблудится на обратном пути, если останется без провожатого. Замок был выстроен весьма причудливо.

Наконец ее ввели в помещение, которое, судя по всему, служило Стэнтону Лэвеллу кабинетом. Это было самое уютное место из всех, которые она до этого видела. Обитая кожей мягкая даже на взгляд софа с двумя парными к ней стульями располагалась перед огромным, отделанным мрамором камином. Вовсю пылал огонь, создавая своеобразное освещение. У одной из стен стоял огромный письменный стол, заваленный бумагами. В комнате было несколько ламп, расставленных весьма Удобно. Все производило впечатление спокойного привычного комфорта.

Энолита подтолкнула ее к стулу, показав, что она может налить себе ликера, стоявшего в баре рядом с софой, и вышла.

Джейми взглянула на хрустальный графин и ощутила спазмы в желудке. Глоток вина тут же свалит ее с ног, настолько она была голодна. Сколько же она не ела? На корабле можно было купить любой еды, но она хотела сэкономить – за два дня поела только два раза.

Да, ловко она сберегла свои денежки, чтобы они достались первому же прощелыге, который благополучно удрал с ними. Лучше бы она проела их до последнего цента.

Джейми восхищенно всплеснула руками, только теперь заметив блюдо с незнакомыми фруктами. Круглые, они были похожи на апельсины темно-красного цвета, и она не решалась взять хоть один. Ведь ей не предлагали фруктов. Кроме того, она не хотела, чтобы Лэвелл застал ее за едой. Наконец она подумала, что один или два фрукта не составят для хозяина ущерба, зато будут очень кстати на обратном пути в Сан-Франциско. Быстро раскрыв сумку, она бросила туда два апельсина, затем не удержалась и взяла еще один.

– Это гранаты, – негромко прозвучало в комнате.

Рука Джейми застыла в воздухе. Лицо ее загорелось от стыда.

– Плод очень вкусный, но, боюсь, в нем слишком много косточек. Мне привезли это растение из Африки и, представьте, мне удалось вырастить его здесь.

Мужчина пересек комнату и протянул ей руку.

– Между прочим, я Стэнтон Лэвелл. А вы угощайтесь, пожалуйста, – добавил он с любезной улыбкой.

Джейми готова была провалиться сквозь землю.

– Я… я прошу прощения за свое поведение, – неловко заикалась она. – Это только потому, что я долго добиралась сюда и… давно не ела. Я знаю, это ужасно невоспитанно с моей стороны, но…

– Ерунда, не обращайте внимания.

Он подошел и потянул шнур, висящий на стене. Почти сразу появилась Энолита, которой он велел принести поднос с едой.

– А теперь, – Стэнтон снова внимательно посмотрел на нее. – Вы сказали, Джеймс Чандлер ваш отец?

– Да, это так.

– А ваше имя?

Она представилась.

Он молча кивнул и указал на софу, приглашая ее сесть.

– Я рад встрече с вами, но, честно говоря, удивлен. Джеймс никогда не говорил, что у него есть дочь. У меня создалось впечатление, что у него не было семьи. Впрочем, мы не были особенно близки.

Устроившись перед камином, Джейми изучала его. Казалось, он готов поговорить с ней.

Стэнтон Лэвелл был среднего роста, стройный мужчина. Его темные блестящие волосы лысели на макушке, и на висках уже проглядывала седина. Твердый овал лица украшали словно нарисованные узкие усики. Джейми подумала бы, что он вполне привлекателен, если бы не глаза. Темные и пронзительные, они угрожающе блестели, но больше всего ее смущал холодный, как у змеи, взгляд.

– Что вас привело ко мне? – прямо спросил он.

– Я надеялась, что вы скажете мне, где я смогу найти своего отца. Мне это совершенно необходимо.

Стэнтон откинулся на стуле, искоса глядя на Джейми. Девушка была очень красива, а ее отливающие золотом волосы просто поразили его.

– Как вы узнали, что мы были знакомы? Что вообще заставило вас думать, что я знаю, где он?

– В последнем письме, написанном им почти два года назад, он говорил, что имел долю в вашем участке. Поскольку он упоминал только ваше имя, то больше мне просто некого спросить об этом.

Коротко рассмеявшись, он признался:

– Если быть до конца честным, я сам хотел бы знать, где он сейчас находится.

У Джейми округлились глаза.

– Вы хотите сказать, что отец пропал? Но что случилось с вашим участком?

Она не стала прямо спрашивать, в самом ли деле оправдались опасения отца или это была просто хитрая авантюра.

Глаза Стэнтона еще больше потемнели.

– К сожалению, мы не обнаружили на нем золотоносной жилы. Это, знаете ли, бывает сплошь и рядом. Тогда ваш отец отказался вернуть долг, и я потерял целую кучу денег.

Джейми отрицательно качала головой, чувствуя, что ее охватывает отчаяние.

– Мой отец не сделал бы этого без серьезной причины.

Лэвелл глухо засмеялся.

– И что же может оказаться настолько серьезным, чтобы оправдать человека, не сдержавшего свое слово? Он показывал мне карту и образцы золота из участка, который разрабатывал сам. У него не было денег, чтобы купить оборудование и вырыть шахту. Вот почему он решил войти ко мне в долю. А карта, которую он дал мне в залог, оказалась фальшивкой. Никакого золота из этого пустого места не добудешь. Он обманул меня, он с самого начала не собирался рассчитаться со мной.

– Я не могу согласиться с вами. – Джейми не смутилась под его гневным взглядом. – Думаю, он дал вам фальшивую карту как защиту против возможности, что это вы обманете его.

В этот момент вошла с подносом Энолита, и в кабинете повисло напряженное молчание, пока она расставляла еду на столике перед диваном. Наполнив стакан Джейми сангрией и оставив графин, служанка поспешно вышла.

Несмотря на сильный голод, Джейми слишком расстроилась. Кусок не лез в горло, поэтому она только пригубила вино.

Стэнтон глубоко вздохнул.

– Я не обманывал вашего отца. Он знал, что есть опасение, что в шахте не окажется золота – естественный риск, который принимает каждый пайщик. Но это не дает ни ему и никому другому права отказаться от своих обязательств.

– И вы все это сказали ему?

– Конечно, сказал. Но он сбежал, исчез! Я пытался найти его, но… – Он безнадежно развел руками.

Острый запах пищи вызывал у Джейми тошноту. Она сделала еще глоток вина в надежде, что он смягчит боль в желудке.

– Я уверена, что отец, – начала она, – дал бы вам верную карту. По меньшей мере, он предложил бы выкупить вашу долю в его участке, если бы полагал, что это честное предприятие. Он…

Она прервалась, слегка откачнувшись, потому что он резко наклонился вперед. Его лицо очутилось так близко, что она могла видеть черные крапинки на его радужке и чувствовала исходящий от него гнев.

– Он рассказывал вам об этом? – медленно спросил Стэнтон охрипшим голосом. – Это он сказал вам, что дал фальшивую карту, потому что не доверял мне?

Джейми была слаба от голода. От сангрии кружилась голова. Она едва соображала. Испугавшись, что сказала что-то не то, она попыталась уклониться от прямого ответа.

– Я ничего в этом не понимаю, но, уверяю вас, мой отец честный человек.

– Тогда почему он подсунул мне фальшивку, а потом сбежал?!

Джейми закусила губы и яростно потрясла головой. Ее тошнило от вида еды, и она бессознательно оттолкнула поднос.

– Есть еще что-нибудь, что вы можете мне сказать, мистер Лэвелл? Хоть что-нибудь, что поможет мне разыскать отца? Если между вами было какое-то недоразумение, я все выясню, когда найду его. Дайте мне такую возможность.

45
{"b":"351","o":1}