ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейми отвела взгляд, чтобы не встречаться с его обожающими глазами, и спросила:

– Ваша мать была счастлива с мужем?

– Нет, он был деспотом, да и потом, они очень разные люди. Ей и так тяжело жилось с ним, а тут еще он взял Морену в любовницы. Видимо, мама больше не могла выносить всего этого. О, она, разумеется, знала, что время от времени он изменял ей. Она как-то привыкла, что ли. Но Морена – это что-то особенное. Она вела себя крайне вызывающе и совсем околдовала отца. Потом вобрала себе в голову, что заставит его развестись с матерью и жениться на ней. Она хотела войти в наш дом хозяйкой, а не на правах любовницы. Вот и решила, что лучше, чтобы мама узнала о ней. Мама узнала и погибла. Это выбило отца из колеи. Но он был тогда совершенно без ума от Морены, чтобы выгнать ее вон.

– Но ведь все-таки он не женился на ней, когда умерла ваша мать. Когда это произошло?

– Два года назад. Но это ничего не значит. Я думаю, он женился бы на ней. Ему мешаю я. Он знает, что я считаю ее виновной в смерти моей бедной мамы и не прощу никогда. Он не хочет потерять меня.

Джейми воздержалась от дальнейших расспросов. В конце концов, они познакомились только утром, и ей было немного неловко от его откровенности.

Неожиданно, словно ему было необходимо поделиться своей болью, он выпалил:

– Вы знаете, ведь мама покончила с собой.

– О Блейк, мне так жаль!

– Я нашел ее. Она…

– Наверное, вам не надо бы рассказывать мне обо всем, – прервала его Джейми. – Вы ведь совсем не знаете меня.

Он загадочно улыбнулся.

– Ошибаетесь, Джейми. Я всю жизнь ждал вас. Когда сегодня утром я вошел в столовую, у меня чуть сердце не остановилось. Нет, мы не чужие люди, потому что я всегда знал, что вы обязательно появитесь, чтобы остаться со мной навсегда.

– Ох, Блейк, – покачала она головой. – Не стоило бы вам так говорить. Я рада, что мы встретились, и действительно ценю вашу дружбу, но сейчас у меня в голове только одно – найти своего отца. Я не могу думать о любви.

Блейк глубоко вздохнул и, с усилием улыбнувшись, сдался.

– Ну, хорошо. Пусть будущее само позаботится о себе. Тем временем я сделаю все, что смогу, чтобы помочь в ваших поисках.

Джейми немного успокоилась.

Они выехали к берегу как раз под самым утесом. С одной стороны под ослепительными солнечными лучами, словно жидкое золото, блестел океан, вздымая одну за другой высокие зеленые волны увенчанные белоснежными шапками пены. С другой – изрезанный глубокими трещинами, уходил ввысь скалистый склон.

Они молча ехали, любуясь пейзажем, но Джейми одолевали невеселые мысли.

Блейк посмотрел на громадные валуны впереди и с тихим проклятием вдруг пришпорил коня и погнал его галопом. Встревоженная Джейми поспешила за ним.

– Опять эти идолопоклонники, варвары, – брезгливо указал Блейк на груду плоских камней, усыпанных непонятно зачем бусами, перьями и раковинами, а также остатками какой-то пищи.

Джейми удивленно взглянула на Блейка, ожидая разъяснений. Он сказал:

– Это древний индейский обычай, с которым приходилось бороться еще испанским монахам, когда они пытались обратить их в христианство. Время от времени здесь снова появляются эти жертвенники. Подозреваю, что это дело рук Морены. Она ведь полукровка. Ее мать была чистокровной яхи. Неизвестно почему, но четыре или пять лет назад на их племя напали белые поселенцы и почти полностью истребили его. Те немногие, кому удалось спастись, разбежались и попрятались где сумели. Морена к тому времени уже была с отцом. Думаю, она дала некоторым из них убежище в пещерах. Но как это докажешь?! Теперь вот иногда натыкаюсь на это. – Блейк с гримасой отвращения снова ткнул пальцем в жертвенник. – Здесь они молятся своему богу, которого с благоговейным ужасом называют Кукси. Все, что вы здесь видите, эти приношения, бусы и все остальное, называется «пуиш».

– Видимо, миссионерам не удалось обратить их всех?

– Пожалуй, что так. Испанцы, когда пришли искать золото, пытались заставить местное население принять христианство как благо. Но вышло все совсем иначе. Вместо этого они принесли с собой новые болезни, от которых вымирали целые деревни, разрушили их культуру и сделали из них рабов. Время от времени индейцы то здесь, то там восставали против этого и громили миссии. Они пытались бороться как могли. Теперь их ненавидят и презирают. Дали им кличку «землекопы» за то, что они едят разные коренья, которые выкапывают из земли. Можно подумать, у них есть выбор. Ночами они потихоньку выбираются из своих убежищ в скалах, чтобы зажечь жертвенный костер. Знаете, в чем-то я сочувствую им, но вот этого, как христианин, видеть не могу. – Он спешился и стал разбрасывать ногой камни и остатки приношений. – Обычно костер очень высокий и жаркий. Они долго танцуют вокруг него и впадают в нечто похожее на транс, а потом клянутся, что видели Кукси, который появился из пламени в виде огромного белого змея или буйвола с горящими глазами. – Он рассмеялся. – Но, видимо, их бог не отходит далеко от этого места. Иначе я давно бы уже был мертв, потому что, по-моему, Морена все время пытается натравить на меня этого Кукси, чтобы он убрал меня с ее дороги. – Блейк вскочил на коня.

Они поехали дальше вдоль берега, и Джейми с интересом слушала Блейка, который рассказывал ей, как он любит эту прекрасную землю. Говорил о матери, к которой был безумно привязан. Судя по всему, он действительно не очень уважал отца, и не только из-за Морены. Во всяком случае, если сам Стэнтон Лэвелл скорее всего был не очень разборчив в средствах достижения своих целей, то Блейк, решила для себя Джейми, никак не мог участвовать в его махинациях.

Солнце стало медленно спускаться в океан. Настало время возвращаться, и Блейк грустно сказал:

– Когда была жива мама, мы с ней тоже подолгу ездили верхом и совершенно забывали о времени… Я хочу вам кое-что сказать…

Джейми насторожилась.

– Я непременно выполню свое обещание помочь вам искать отца, но мне хочется, чтобы все это время вы оставались в Гранд-Пойнте. Вы же не откажетесь?

Она удивленно посмотрела на него. Собственно, у нее не было другого выхода, но она все-таки поинтересовалась, почему он ставит ей такое условие.

– А вы не догадываетесь? – лучезарно улыбнулся Блейк. – Дорогая, дорогая Джейми, я посвящу вам все свое время. Вы ведь, конечно, почувствовали, что я люблю вас.

Джейми протестующе вскрикнула:

– Блейк, я же ясно сказала…

Он поднял руку, останавливая ее.

– Помню, помню, но все, чего я прошу, это дать мне шанс. Это достаточно справедливо?

Джейми снова с досадой подумала, что ситуация складывается весьма неловкая. Он был добр и симпатичен, но она твердо знала, что никогда не сможет его полюбить. Однако в данный момент ей оставалось только согласиться на его предложение. Слегка улыбнувшись, она пробормотала:

– Пожалуй, вполне.

Стэнтон Лэвелл медленно откинулся в своем удобном кожаном кресле и глубоко затянулся сигарой. Он взболтал бурбон в стакане и посмотрел на Корда, сидящего напротив.

– Ты ведь мне кое-что должен, Остин, не так ли?

Получив приказ явиться к хозяину, Корд сразу понял, что речь пойдет о деньгах.

– Сожалею, но я смотрю на дело по-другому. Вчера я уже рассказал вам, как все произошло, и вы должны понять – я сделал все, что мог.

– Во всяком случае, у тебя оказалось достаточно характера, чтобы вернуться и признаться, что ты потерпел неудачу. Уже хорошо! Мало кто решился бы на это.

«Черт бы тебя побрал с твоими бесконечными разговорами», – раздраженно подумал Корд. Ему не терпелось поскорее найти Джейми и поговорить с ней, чтобы узнать, что здесь происходит. Но до поры до времени он считал необходимым скрывать их знакомство. Значит, нужно было встретиться втайне от всех, что не так-то просто в этом замке. Здесь полно слуг и охраны, масса извилистых коридоров, где в любую минуту кто угодно выскочит прямо на вас из-за угла. Да, задача!

50
{"b":"351","o":1}