A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
70

Помешивая сахар, она спокойно сказала:

– Ну, должна вам признаться, я была сильно удивлена, застав в комнате такой беспорядок, словно ее обыскивали в мое отсутствие.

Она подняла на него глаза, чтобы увидеть его реакцию, и в очередной раз поразилась – какой актер! Так искусно изобразить столь искреннее возмущение.

Лэвелл перевел на Блейка разъяренный взгляд, затем посмотрел на нее и выговорил побелевшими губами:

– Мне об этом ничего не известно. Можете быть уверены, я все выясню… А теперь выслушайте меня, – он положил руки на стол ладонями вниз. – Поверьте, я хочу мира между нами. Как я уже вчера говорил, мне вполне понятно ваше состояние. Вы столкнулись с таким горем и разочарованием, какое мало кто способен выдержать. Но, клянусь вам, я не обманывал вашего отца и не имею никакого отношения к его исчезновению.

– Как мы оба знаем, – продолжал он, убедившись, что Джейми внимательно слушает его, – денег у вас нет. Думается, вам стоит принять мое предложение купить у вас участок вашего отца. Вы ведь можете его продать, не так ли? Разумеется, у вас или есть верная карта, или представление, где находится прииск. Отец ваш исчез – вы полная хозяйка всего, что после него осталось. Откровенно говоря, я иду на большой риск. Сами посудите, ведь если бы он не дал мне в залог карту, как потом выяснилось, фальшивую, я бы не принял его в дело, верно? Все так запуталось из-за болезненной скрытности вашего отца. Но ради вас, потому что мне действительно жаль вас, я готов выкупить участок, несмотря ни на что. Итак, только назовите вашу цену, – закончил он с видом великодушного благодетеля.

Блейк пришел в восторг.

– Это замечательно, Джейми! Это решит все наши проблемы. Вы забудете о прошлом и начнете новую жизнь. И я тоже, – прибавил он, значительно понизив голос и коснувшись ее руки.

Джейми не обратила на него никакого внимания, сосредоточившись на том, чтобы удержаться и не выплеснуть кофе прямо в лживую физиономию Стэнтона. Вот ведь негодяй, если не он приказал обыскать ее комнату, то кто еще мог это сделать? Уж конечно, не Блейк. Однако, хорошо запомнив все сказанное Кордом, она постаралась отказать, оставшись в рамках приличия.

– Я действительно сейчас не смогу принять какое-либо решение. Я долго думала и пришла к заключению, что слишком утомлена долгим путешествием. Я не чувствую себя достаточно здоровой, чтобы спокойно определить следующие шаги. Дайте мне несколько дней – успокоиться и окончательно прийти в себя.

Блейк с энтузиазмом поддержал ее:

– Прекрасная идея! Мы будем ездить верхом и гулять по берегу. Вы совершенно отрешитесь от забот. Может, вы захотите провести несколько дней в городе…

– Помолчи, Блейк! – повысил голос Стэнтон, затем снова обратился к Джейми: – Я ведь просил только назвать вашу цену. Ради Бога, это же не требует длительного обдумывания. Просто скажите, сколько вы хотите получить. Передайте мне карту и отдыхайте сколько душе угодно.

Он не беспокоился. Добыть денег – не проблема. В любой момент он сможет занять нужную сумму на короткое время. А уж чтобы деньги недолго задержались в руках этой упрямой девчонки, он позаботится.

– Не сейчас, пожалуйста, – сказала Джейми и спокойно принялась есть яичницу с беконом.

Блейк увидел выражение лица отца, предвещавшее взрыв, и постарался его предотвратить. Он плохо переносил критические ситуации.

– Отец, возможно, Джейми права. Может, будет лучше, если какое-то время мы не будем говорить на эту тему, она спокойно все обдумает, и…

– Черт побери, если ничего не понимаешь, бестолочь, то хоть не вмешивайся! – заорал Стэнтон, треснув кулаком по столу с такой силой, что его кофе пролился на кружевную скатерть. – Вчера она обвинила меня в мошенничестве и намекала, что я убил ее отца. Я все это, заметь, терплю. Сегодня она не желает говорить на эту тему, видите ли. Сколько это может продолжаться?! Позвольте заметить, что это мой дом. Я хочу жить в нем спокойно.

Он заглянул Джейми в лицо и с угрозой в голосе произнес:

– Лучше примите мое предложение, молодая леди, пока я не потерял всякое терпение.

После чего он стремительно вышел, в самом деле опасаясь, что если задержится хоть на секунду, то натворит такого, чего уже не поправишь.

– Джейми, – с огорченным выражением лица начал Блейк. – Я очень сожалею…

– Вам ни к чему за него извиняться. Рано или поздно он поймет, что я не уступлю.

Успокоенный, он сжал ее руку.

– Давайте покатаемся верхом. Я попрошу Энолиту приготовить корзинку для пикника. Вам необходимо переменить обстановку.

Джейми охотно согласилась, лишь бы на какое-то время покинуть этот мрачный дом.

Стэнтон быстро шагал по направлению к своему кабинету, весь охваченный яростью. Вдруг совершенно бесшумно перед ним возникла Морена.

– Я все слышала, она тебе отказала. Ты убедился, что остается только одно? – Ее голос звучал глухо и холодно, как эхо в склепе.

– Пока нет, пропади ты пропадом! Ты искушаешь меня, как сам дьявол! Зачем ты влезла в ее комнату? Я запретил тебе вмешиваться! Теперь она подозревает меня, и опять все испорчено, будь ты проклята! Где ты – там неудача! Я ведь говорил тебе, что Энолита обыскивала ее сумку в первый же день и ничего не нашла.

– Не валяй дурака – карта у нее. Просто девчонка оказалась умней, чем ты думаешь, и сразу спрятала ее.

Стэнтон встал в дверях кабинета, загораживая ей вход.

– Я сказал тебе, чтобы ты держалась в стороне? Ну и держись, твое присутствие – сплошная проблема.

– Вовсе нет. – Морена надменно вздернула голову. – Это ты сам, как глупый слепец, платишь кое-кому, чтобы создавать в своем доме новые проблемы.

– Что еще за новости? – Стоя в дверях, Стэнтон нетерпеливо оглянулся через плечо на графин с виски. На самом деле сейчас только он занимал его мысли. Что из того, что еще рано? Ему позарез нужно выпить, потому что все идет из рук вон плохо.

Вынужденная до поры до времени молчать о связи Джейми с Кордом, Морена огорошила Стэнтона другим, не менее тревожным сообщением:

– Ты думаешь, что платишь этому Остину за то, чтобы он охранял тебя? Ошибаешься, дорогой! На днях он расспрашивал твоих охранников и вакерос, всех, кто работал здесь два года назад, не знают ли они случайно одного американца по имени Чандлер. А ты помнишь такого?

Новый приступ ярости заставил бешено заколотиться сердце Лэвелла. Похоже, дело выходит из-под контроля.

– Найди его, – еле выговорил он сквозь стиснутые зубы. – Не знаю, что здесь творится, но скажи охране, чтобы его нашли и немедленно привели ко мне, слышишь?!

Он захлопнул дверь и торопливо налил себе полный стакан виски, единым духом выпив его до дна. Этого показалось мало, и он осушил второй стакан, затем еще один. Стало легче.

К полудню Стэнтон был уже здорово пьян. Сквозь град ругательств он приказал Энолите найти Морену и спросить, куда, к черту, делся Остин. Он еще помнил, что тот зачем-то был ему нужен. Не дождавшись никого, он гневно махнул рукой, что-то бормоча, с трудом добрался до дивана, рухнул на него и тут же провалился в пьяное забытье.

Стэнтон проснулся, когда уже стемнело. В голове словно молотом стучало, и он опрокинул еще стаканчик, после чего вызвал Энолиту. Та заикаясь оправдывалась, что пыталась разбудить его к обеду, но не смогла. Он заорал, что не собирался обедать, а ей было бы лучше разыскать за это время чертову Морену.

Захватив с собой бутылку, он заявил, что будет находиться в оранжерее, куда и направился нетвердой походкой.

Блейк и Джейми отдыхали после верховой прогулки в маленькой гостиной, когда в поисках Морены к ним заглянула взволнованная Энолита. Блейк небрежно отмахнулся от ее расспросов, заявив, что эта особа его нисколько не интересует.

Тогда Энолита запричитала, заламывая в отчаянии руки:

– Я знаю, что она вас не интересует, сеньор Блейк, но ваш отец так накричал на меня. Я очень боюсь. Он велел найти ее. Не знаю, что с ним творится, но сегодня он весь день пил. А сейчас зачем-то пошел с бутылкой в оранжерею – сам в бешенстве и еле стоит на ногах. Сеньор, сделайте что-нибудь.

57
{"b":"351","o":1}