ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да ведь они уже видели дом, зачем же им снова являться сюда? – машинально спросила Джейми, поддерживая пустую беседу, только чтобы забыться.

– Вероятно, думают, что мы с вами поженимся и станем чаще принимать гостей. Рассчитывают оказаться в числе приглашенных. Но ведь так и могло бы быть, – Блейк с мольбой взглянул на Джейми, которая холодно отвернулась.

Вздохнув, он еще раз наполнил свой стакан.

– А может, они хотят увидеть тело отца. Убедиться, что он действительно мертв. Уверен, всем уже известно, что его закололи садовыми ножницами! Эти стервятники желают лично увидеть рану. Вообще в душе, если она у них есть, они, конечно, рады его смерти.

– Но вы, кажется, заказали закрытый гроб.

– И правильно сделал, черт возьми, нечего им глазеть! – Он отпил виски, затем взглянул на нее поверх стакана и спросил: – Вы действительно меня ненавидите?

Джейми не видела причин кривить душой. Если даже он разозлится и откажет ей в деньгах, она все равно не останется здесь.

– Вы убили человека, которого я любила всем сердцем! Я понимаю, что вы этого не знали, но это не меняет факта, он мертв. Чего вы хотите от меня после этого?

– Но каким образом?! – Блейк поставил стакан и заглянул ей прямо в глаза, чувствуя, что рушится его мир. – Как вы могли влюбиться в человека, с которым только проводили ночи?! Как вы могли узнать, что он представляет собой на самом деле? Вы и я, мы проводили вместе целые дни напролет. Мы узнали друг друга, стали друзьями! Верите вы или нет, я разделял вашу тревогу об отце, но ничего не мог поделать. У меня были кое-какие подозрения, но, полагаю, – отважно признался он, – у меня попросту недоставало характера, чтобы противостоять отцу и расследовать дело до конца. Но я хотел бы знать, я должен знать, как вы могли так легко влюбиться в Корда Остина? Всего одна-две ночи – и все! Я не хочу вас обидеть, Джейми. Видит Бог! Я просто думал, что вы более… моральны. Я поставил вас на один уровень с моей матерью!

Джейми оставалась совершенно равнодушной.

– Люди сами отвечают за то, что себе придумывают. Они возводят других на пьедестал, Блейк. Они ставят их так высоко, видя в этом человеке то, что им хочется. Но ведь их никто не просит об этом! Что касается моей любви к Корду, то теперь нет причин скрывать от вас правду. Дело в том, что мы знаем друг друга давно.

Блейк без сил опустился в кресло и с благоговейным ужасом выслушал историю обоза Корда.

– Так что, видите, – закончила она с мягкой улыбкой, – я уже была влюблена в него до того, как мы стали близки. Хорошо это или плохо, но это случилось.

– Я рад, что вы рассказали мне об этом, – помолчав, откровенно признался Блейк. – Но это не меняет моих чувств к вам. Я все равно страстно хочу, чтобы вы стали моей женой!

– Когда Корд бросился в океан, он взял с собой мое сердце. Я никогда не смогу полюбить другого.

– Вы можете попробовать.

– Простите, но я не буду пробовать, это безнадежно. Вам лучше оставить меня.

– Однако, несмотря на то, что вы к нему чувствовали, как вы можете горевать об убийце?

– Я не верю, что он это сделал, вот и все. Не знаю, кто убил вашего отца, но только не Корд.

– Может, вы станете думать по-другому, когда немного отойдете от шока. – Блейк покорно вздохнул. – А теперь пойдем приветствовать вампиров, да?

В продолжение всего вечера Джейми чувствовала ужасную неловкость. Ее присутствие создавало впечатление, что она здесь больше, чем просто гостья, которой не повезло оказаться в поместье во время трагедии. Она стояла рядом с Блейком и отлично слышала перешептывания гостей об их помолвке. Джейми подозревала, что Блейк нарочно настоял на ее присутствии в надежде на то, что она, прислушавшись к общему мнению, переменит свое решение уехать отсюда.

Наконец визитеры начали разъезжаться, заверяя, что вернутся на следующий день, когда Стэнтона Лэвелла должны будут похоронить рядом с его женой на кладбище миссии.

Проводив последнего посетителя, Блейк с облегчением вздохнул. Он снова предложил Джейми пройти в кабинет отца, чтобы расслабиться, выпив по бокалу вина. Сославшись на усталость, Джейми отказалась. Но почему-то вместо того, чтобы запереться в комнате, начала бесцельно бродить по дому, минуя один за другим узкие мрачные коридоры. Затем, повинуясь неясному желанию, она спустилась на первый этаж и, незаметно проскользнув через кухню, где Энолита с грохотом перемывала посуду, вышла наружу. Ночь стояла тихая, прекрасная. Полная луна сияла с черного бархатного неба, прокладывая дорожку из жидко го серебра по спокойной поверхности океана, который посылал на землю легкие дуновения теплого ветерка.

Джейми несколько минут постояла, чувствуя, что разлитое вокруг спокойствие словно омывает ее душу благостным умиротворением. Глубоко вздохнув, она направилась к оранжерее, около которой не была со дня трагедии. Обогнув длинное застекленное сооружение, она нашла лестницу, о которой говорил Корд. Ее тянуло выше, туда, откуда Корд совершил свой роковой прыжок навстречу смерти.

Она долго стояла, опустив голову, погруженная в тяжелые воспоминания, на том самом месте, где ночью ее удерживал Блейк. Затем устремила тоскливый взгляд наверх. Там вчера стоял Корд, загнанный в ловушку. Никогда ей не забыть его последнего взгляда, в котором она прочитала любовь. Слишком поздно! На глазах у Джейми появились слезы. Пусть его нет в живых, но это драгоценное воспоминание навсегда останется в ее душе.

Наконец она стала медленно подниматься на вершину утеса. Надеялся ли он, что может выжить благодаря какому-то чуду? Да, наверное, надеялся. Корд использовал бы малейший шанс, если бы он был. Только чуда не произошло…

Отсюда, с самой вершины, хорошо видны прибрежные скалы и темные волны за ними. Говорили, что прямо за каменными выступами немыслимая глубина. Если бы ему повезло упасть в воду именно там, минуя страшную преграду! Но это было невероятно, ведь для этого нужно было оттолкнуться с немыслимой силой… Даже если он не разбился насмерть о скалы, его должен был подхватить отлив. Громадные волны накрыли бы его своей толщей и держали бы в плену, пока он не утонул…

О чем он думал в последние мгновения жизни, терзала себя Джейми. Может, обвинял ее? Ведь если бы не ее проблемы, с ним ничего не случилось бы!

Джейми вспомнила, что ему удалось найти какую-то зацепку в поисках отца, о которой она теперь никогда не узнает…

Неожиданно ее стала сотрясать сильная дрожь, предвестник неминуемой истерики. Господи, неужели она осуждена до последних дней своей жизни чувствовать, что часть ее существа умерла?!

Она упала на землю и бурно разрыдалась…

Наконец неистовое отчаяние уступило место глухой безнадежности, рыдания стихли, и она медленно села, отирая мокрое лицо.

И в этот момент увидела это…

Прижатая от ветра небольшим камнем, в нескольких дюймах от Джейми лежала орхидея. Дрожащими руками Джейми убрала камень и взяла шелковистый цветок.

Кто его здесь оставил, тревожно озираясь, думала она. Кроме Корда, никто не знал, как ей дорог этот прекрасный цветок… Но Джейми не верила в привидения. Она смотрела на хрупкое растеньице со смутным ощущением надежды.

…На следующий день рано утром в ее комнату постучал Блейк. Сонная Джейми надела халат и впустила его. Она заснула только под утро, всю ночь пытаясь разгадать загадку орхидеи.

Блейк подошел поставить поднос с кофе на стол и озадаченно нахмурился.

– Как вы сумели войти в оранжерею? Я ее запер.

– Я не была там.

– Тогда откуда эта орхидея?

– Я ее нашла.

– Но где? Я что-то не пойму… Впрочем, неважно.

Кто-нибудь из рабочих или служащих поместья мог проникнуть в оранжерею, желая посмотреть на место преступления. Там ведь, кажется, разбито стекло. Ну и не удержался от соблазна сорвать редкие цветы, решил Блейк.

Он снял с плеча принесенное платье и расправил его. Строгий покрой, перламутрово-серая тафта.

– Это вполне подойдет для похорон. Мама надевала его пять лет назад на похороны родственника отца. Оно еще очень хорошее, правда?

63
{"b":"351","o":1}