ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скорпион
Земное притяжение
Назад в СССР
Мои звери. С вопросами и ответами для почемучек
Непристойное предложение
Общаться с ребенком. Как?
Страсть Черного Палача
Ей о нем. Узнать, понять и стать счастливой
Пламя

– А ему и так цены нет.

Дождавшись, когда наконец мы останемся с Мустафой одни в номере, я с особой теплотой наблюдала за тем, как он возится с мобильным телефоном, словно ребенок с игрушкой, и нежно поглаживала его по спине.

– Не наигрался еще?

– Нет. Так здорово! Тут можно даже клипы снимать. Мне все ребята завидуют. Говорят, какая же у тебя прекрасная девушка и как же сильно она тебя любит.

– Мустафа, а откуда ты так хорошо научился говорить по-русски?

– Я учил русский язык самостоятельно еще в школьные годы. А еще у меня хорошая разговорная практика.

– Разговорная практика с русскими девушками на курортах?

– Наташа, ты меня ревнуешь? Ты же знаешь, что мне никто, кроме тебя, не нужен. А русский язык я учил еще в школьные годы, потому что я всегда верил и ждал, что тебя встречу. Вот и дождался.

От последних слов моего любимого турка на моих глазах появились слезы, и я с трудом удержала себя от того, чтобы не разрыдаться от охватившего меня счастья. Сфотографировав меня несколько раз новеньким телефоном, Мустафа положил его на тумбочку и повалил меня на кровать.

– Наташа, я не хочу тебя потерять.

– А ты меня и не потеряешь. Я всегда буду рядом. Если не в реальности, то мысленно, на расстоянии. И вообще, с чего ты решил, что можешь меня потерять?

– У меня проблемы. Боюсь, что это наша последняя встреча.

– Что??? Что ты сказал? – Я подняла голову и посмотрела на своего любимого испуганным взглядом.

– Я же тебе сказал, что у меня большие проблемы.

Глава 3

Мы проговорили ровно полночи. Мустафа старался не смотреть мне в глаза и говорил с такой болью в голосе, что у меня перехватывало дыхание и страшно щемило сердце. Он рассказал мне о том, как его родители попали в жуткую автомобильную аварию, что в этой аварии погиб его отец, а мать чудом выжила и прикована к постели. Матери требуется срочная дорогостоящая операция, иначе можно ждать беды. Врачи сказали, что на счету каждый день, что может настать момент, когда будет уже поздно. Мустафа рассказал о том, что после того, как отца не стало, он стал единственным кормильцем в семье, ведь он несет ответственность за троих младших братьев, которые еще пока не могут работать в силу своего возраста.

– Ну почему ты так долго молчал? Почему ты ничего не хотел мне рассказать? – Я держала Мустафу за руку и пыталась заглянуть в его глаза, которые он отводил в сторону. Молодой человек не хотел показывать мне своих слез. – Я же тебе столько раз звонила, посылала сообщения, и ты всегда отвечал мне, что у тебя все хорошо.

– Наташа, а что я тебе должен был написать? Что моя мать в тяжелом состоянии, а мои братья голодают? Я не могу тебе жаловаться. Я же мужчина и должен решать свои проблемы самостоятельно.

– Но ведь мы любим друг друга, а это значит, что ты должен рассказывать мне обо всем, что с тобой происходит. Знаешь, а ведь я чувствовала…

– Что ты чувствовала?

– Что с тобой что-то не так, что у тебя беда. У меня было какое-то внутреннее предчувствие. Я не могу тебе этого объяснить. Говорят же, что близкие люди друг друга чувствуют, и расстояние не имеет никакого значения. Как сейчас твоя мама?

– Ничего хорошего сказать не могу. Она слишком слаба. Ей требуется операция, которая стоит порядка пятнадцати тысяч долларов.

– Сколько? – Я не сразу поверила своим ушам и посмотрела на Мустафу ничего не понимающими глазами. – Но ведь это нереальная сумма! Ее даже при всем желании не соберешь.

– Я знаю. Именно поэтому мамины дни сочтены. Я проработаю в этом отеле еще месяц, а потом уеду к своим родным, потому что я должен быть рядом с ними. На заработную плату аниматора всех не прокормишь, а ведь я еще и в институте учусь. Придется работать круглые сутки. Я не боюсь работы, мать жалко. Страшно от того, что я не могу ей помочь.

– А если ей сделают операцию, то она будет жить?

– Операция должна спасти ей жизнь. Так сказали врачи.

– Господи, а что же делать?

– Уже ничего не сделаешь, – обреченным голосом произнес Мустафа. – От этой беспомощности я не нахожу себе места. Наташа, я всегда буду о тебе помнить и, несмотря ни на что, всю жизнь буду продолжать тебя любить.

– Мустафа, да что ты такое говоришь? Неужели нельзя ничего сделать?

– Ничего. Не могу же я выйти с протянутой рукой и просить на операцию для своей матери.

– Мне очень жаль твою маму.

– Я знаю. Ты всегда искренне за меня переживаешь.

– И ты не приедешь ко мне зимой в Москву?

– Нет, – покачал головой Мустафа.

– Но почему? Как же так?

– Мне не на что ехать, – признался Мустафа, и это признание далось ему с огромным трудом, потому что никогда раньше он не жаловался мне на то, что у него нет денег.

– Я найду деньги на поездку. Это мои проблемы.

– Дело даже не в этом. Я просто не знаю, что будет дальше. Я не могу оставить своих родных. Наташа, забудь меня. Зачем тебе нужен бедный турецкий парень, на которого навалились такие тяжелые проблемы? Ты очень красивая девушка и сможешь встретить парня, у которого нет проблем. Ты найдешь свое счастье. Мне очень жаль, что все так получилось!

– Но мне не нужен парень без проблем! Мне нужен ты! – вырвался из моей груди крик отчаяния.

– Извини, – убито произнес Мустафа и обнял меня с такой силой, словно мы вот-вот должны друг с другом расстаться.

Всю ночь я практически не спала. Я лежала на плече у своего любимого и много думала. Ранним утром я ласково пощекотала перышком по его лицу и прошептала:

– Доброе утро, любимый.

– Доброе утро!

– Мустафа, твоя мама будет жить. Я найду деньги на операцию.

Мустафа поднял голову и растерянно захлопал ресницами.

– Что ты сказала?

– Я говорю, что я найду деньги на операцию для мамы.

– Наташа, но ведь это пятнадцать тысяч долларов! Ты понимаешь, насколько велика эта сумма?

– Я все прекрасно понимаю. Через несколько дней я улетаю в Москву, но совсем ненадолго. Я скоро вернусь обратно.

– Что это значит?

– Это значит, что я найду деньги. Я голову расшибу, но найду деньги для того, чтобы не дать твоей матери умереть. А что касается твоих родственников, то я готова им помогать.

Мустафа поднес мою руку к своим губам и поцеловал ее с присущей ему страстью.

– Наташа, я очень ценю твои слова и твое желание мне помочь, но ведь ты не миллионерша и целыми сутками работаешь только на то, чтобы приезжать ко мне и быть со мной рядом.

– А мне не нужна жизнь, в которой тебя нет рядом. Я найду деньги, даже если мне придется пробить головой стену.

Все остальные дни пролетели словно во сне. Днем я загорала на пляже, а все ночи напролет проводила с Мустафой и без остатка отдавалась нахлынувшим на меня чувствам. До Мустафы я никогда в жизни не знала, что такое неистовство. Это была какая-то дикая, необузданная страсть. Казалось, еще совсем немного – и она запросто сожжет тело. Мы словно выпивали друг друга большими и жадными глотками, боясь оставить хоть что-то на донышке. В последнюю ночь я провела рукой по волосам Мустафы и прошептала:

– Я найду деньги. Чего бы мне это ни стоило, я обязательно их найду.

– Ты сумасшедшая. Речь идет об очень больших деньгах!

– Мне не важно, какая это сумма, ведь на карту поставлена жизнь. Если я люблю тебя, значит, я люблю твою маму. Мустафа, не переживай ты так сильно, ведь теперь нас двое, а вдвоем мы – настоящая сила. Мы поднимем твоих братьев. Вот увидишь, все будет хорошо.

– Наташа, я знал, что самые лучшие девушки на земле – это русские девушки. Вас отличает самопожертвование. Такой способности к самопожертвованию нет ни у одной нации. Это и есть загадка русской души. Я люблю русских людей – они особенные.

– Я тоже люблю русских людей, только мне кажется, что в них не хватает патриотизма. Мы ведь достаточно сильная нация и можем стать еще сильнее.

– Наташа, как только я закончу учебу и получу диплом, я обязательно женюсь на тебе.

6
{"b":"35104","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волки на воле и взаперти
Кожа: мифы и правда о самом большом органе
Приключения Робина Гуда
Избранная стражем
Тирра. Игра на жизнь, или Попаданка вне игры
Поклонник
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Метро 2035: Эмбрион. Начало
Игра престолов