ЛитМир - Электронная Библиотека

– У тебя даже слог изменился. – Заметил Сергей Владимирович.

– Да? – Удивленно прервался Пономарь. – Ну, конечно! Теперь ведь моя личность не tabula rasa, я – продолжение того “Я”, что жило весь прошлый год. Но корни-то мне все еще неизвестны!

И, кроме всего прочего, осталась еще одна немаловажная деталь. Я до сих пор не обладаю ясновидением. Помню, конечно, как я пользовался этим даром, помню Информаториум… Представляю его недоумение моим последним визитом! Но как я не стараюсь, не могу выйти на этот канал!..

– Может, это временно? – Предположил Изотов.

– Пусть так. – Кивнул целитель. – Но разберемся мы с тобой с моими текущими проблемами, мне ведь придется возвращаться на работу. С первым пациентом в моей предыдущей ипостаси все обошлось. Но это был инсайт чистейшей воды. Это могло случиться, а могло и обойти. А в работе случайностей быть не должно. Я просто обязан сознательно контролировать свое ясновидение!

– А если опять обратиться к Вите?

– Он милый мальчик. Я тебе этого еще не говорил, но, по-моему, я уже люблю его как сына… Да, он талантлив. Безмерно талантлив, но видел бы ты, как он выложился! – Я чувствую… – Вставил майор.

– Эту операцию на моей памяти он проделал на высоком эмоциональном подъеме. Не уверен, возникнет ли у него настолько сильное желание, если дело будет касаться моего остального прошлого. Ведь я начал помнить его только с того момента, когда надел на него шлем. Там, в Хумске. До этого момента – ничего. А ведь я боролся с ним. Вряд ли Витя захочет восстанавливать весь этот негатив…

– Да, ты прав…

– И, что самое неприятное, сам с собой произвести эту операцию я, похоже, не смогу. Нужно стороннее воздействие.

– Значит…

– Да. Продолжаем подготовку к посвящению.

3.

Эту ночь Пономарь спал неспокойно. Сказалось нервное напряжение предыдущего дня, да и голод давал о себе знать недвусмысленным бурчанием в животе. Игорь Сергеевич просыпался, в полудреме переворачивался на другой бок, стараясь не потревожить спящего на той же двуспальной кровати Витю.

Едва Игорь Сергеевич вновь смеживал веки, он попадал в мир странных сновидений. То он с автоматом наперевес мчался в атаку на наркотический аналог пряничного домика, весь состоящий из шприцов, ампул и прозрачных мешочков с разноцветными порошками, то рвал какую-то паутину, блуждая по подземельям, то падал вниз с высоченной башни, лихорадочно вспоминая заклинание левитации…

Впрочем, последний эпизод сном назвать было уже нельзя. Выровняв-таки свой полет, целитель обнаружил, что находится в незнакомой квартире, планировка которой подозрительно напоминает ту, в которой он заснул.

Без затруднений вылетев сквозь стену, Дарофеев увидел, что находится на уровне первого этажа дома на Университете. Поднявшись обратно на четвертый, Пономарь выяснил, что его тело спокойно лежит в кровати. Следовательно, происходящее – обычный внетелесный выход.

Возвращаться обратно Игорю Сергеевичу не хотелось. Кроме того, он знал, что такое состояние дает его физической оболочке гораздо более полноценный отдых, нежели в присутствии сознания, пусть даже и спящего.

Оставалось выяснить, куда бы прогуляться. Навещать Рыбака было бы рановато, а вот посетить еще одного знакомого…

В следующий момент тонкое тело целителя оказалось в незнакомой квартире. На огромной кровати, занимавшей большую часть немалой комнаты, посапывал Николай Андреевич Репнев. Справа и слева от него, как почетный эскорт, спали две девицы.

Решив пока не тревожить предателя, Дарофеев пролетелся по квартире. В роскошных апартаментах, кроме мафиози и его подруг, находились еще трое телохранителей. Один, пользуясь отсутствием хозяина, играл на компьютере в DOOM, двое же других расположились в гостиной и дрыхли, оглашая окрестности дуэтом тирольского храпа.

Решив немного пошалить, Игорь Сергеевич вернулся к Корню и, приняв обличие снежного человека, уселся тому прямо на грудь. Дыхание Репнева сразу сменило ритм, от давящей тяжести он стал задыхаться и вскоре открыл глаза.

Картина, которую он увидел, заставила Николая Андреевича заорать дурным голосом. На нем сидела волосатая образина и тянула к горлу лапы с огромными когтями.

На истошный вопль хозяина в спальню ввалились сразу все телохраны. Они моргали заспанными глазами и, пытаясь разглядеть что-либо в темноте, поводили туда-сюда стволами короткоствольных автоматов с глушаками.

К этому моменту Дарофеев прекратил быть видимым и поднялся к потолку комнаты. Он наблюдал за возникшей суматохой, слушал, как Николай Андреевич, не стесняясь дам, материл охранников, не объясняя при этом причины своего вопля. Вскоре все стихло. Девиц увели досыпать в другую комнату, а Репнев остался наедине с охранником, примостившемся на стуле около ложа.

Игорю Сергеевичу пришлось помочь телохранителю уснуть и после этого Пономарь приступил ко второй части страшилки. Он, проникнув руками под одеяло, что было сил, сжал лодыжки мафиози. Тот еще находился в полудреме и среагировал незамедлительно, испустив крик, полный животного ужаса.

Повторилось вваливание недоумевающих телохранителей. Они зажгли свет, наскоро осмотрели комнату, заглянули за шторы, под кровать и, убедившись, что лишних физических лиц не наличествует, пожелали хозяину спокойных сновидений и удалились к блядям.

Но в задачу Пономаря не входило дать Николаю Андреевичу спокойно уснуть. Вскоре за шторой раздалось подозрительное шуршание. Репнев резко вскочил на кровати и повернулся на звук. То, что он увидел после, могло вывести из равновесия любого.

Плотную бархатную штору вдруг пронзили четыре острых лезвия. Они, со зловещим треском, поползли вниз, разрезая ткань и вдруг, из-за нее показалась голова в шляпе. В следующее мгновение голова захохотала и появился ее обладатель в грязном красно-зеленом полосатом свитере.

Любой человек узнал бы в этом типаже легендарного Фредди Крюгера. Именно эту личину выбрал Дарофеев для следующего акта.

– Фредди пришел за тобой! – Вкрадчиво сказал Пономарь. – Прощайся с жизнью, симпатяга!

Охранник, не веря своим глазам, дал по персонажу фильма длинную очередь. Фредди Крюгер закачался, из него, в местах попадания пуль, забили фонтанчики зеленой жидкости, которые, в следующее мгновение, превратились в длинных червей. Черви эти упали на кровать и резво поползли к Репневу.

Крик мафиози на этот раз превзошел мировые достижения по громкости звука, испускаемого человеком. Николай Андреевич с немыслимой скоростью отпрянул, но зеленые червяки тоже сделали рывок и теперь обвили конечности мафиози.

Дарофеев хищно захохотал, подражая киноперсонажу.

Телохранитель, очевидно, тоже был знаком с “Кошмаром на улице Вязов”, его нервы не выдержали и он ломанулся из спальни. Но выйти телохран не успел. Дверь распахнулась ему навстречу, сшибив вопящего парня с ног, и в освещенном проеме возникли полуодетые охранники.

– Стреляйте!!! – Визжал Корень. – Стреляйте, суки!!!

Игорю Сергеевичу не хотелось, чтобы Репнева убили его же телохранители, поэтому он снова перестал быть видимым, отпустив при этом руки и ноги мафиози. Тот ничком рухнул на кровать, не переставая верещать:

– Ну, убейте его!!! Убейте!!!

– Кого? – Прозвучал вопрос.

– Не видите что ли??!! Здесь Фредди Крюгер!!

Телохранители посмотрели на своего хозяина с явным недоумением.

– Шеф, с вами все нормально? – Участливо спросил один из них. – Нет тут никого…

Приподняв голову, Николай Андреевич осмотрел комнату. Штора была цела, если не считать свежих пулевых отверстий.

Уже не доверяя телохранам, Репнев отобрал у них один автомат и положил его рядом с собой под подушку.

– Все, проваливайте!.. – Буркнул мафиози и закрыл глаза.

Пожимая плечами, охранники вышли, неся под руки сбитого дверью товарища. Когда дверь за ними хлопнула, Корень выхватил автомат и лично прошелся по спальне, заглядывая во все уголки.

Наблюдая за этим зрелищем, невидимый Дарофеев подлетел к мафиози сзади и провел рукой по шее. Реакция была молниеносной. Николай Андреевич развернулся и, не глядя, выстрелил.

62
{"b":"35119","o":1}