ЛитМир - Электронная Библиотека

Это уже начинало надоедать Пономарю и он покинул Репнева, уверенный, что теперь мафиози будет всю оставшуюся ночь вскакивать от малейшего шороха.

ГЛАВА 29

1.

В мистику и прочую чертовщину Репнев не верил. Но пережитое этой ночью несколько поколебало уверенность мафиози об отсутствии домовых и иной нечисти. Визит же постоянно убиваемого и с такой же регулярностью возрождающегося Фредди Крюгера вообще нельзя было отнести к какой-либо категории.

Бестолку проворочавшись до шести утра, Николай Андреевич встал, накинул халат и тихо вышел из спальни. В кабинете он застал охранника, лихорадочно стучавшего по клавишам компьютера, расстреливая летящие на его героя со всех сторон горящие черепа из DOOM-а. Парень сидел в наушниках и не слышал приближение хозяина.

Игрушка была безжалостно выключена без спасения, охранник выгнан, а Корень вызвал программу связи и позвонил Драйверу. Тот, как обычно, тут же появился на экране, сосредоточенный и бодрый.

– Что с вами, Николай Андреевич? – Внезапно насупился компьютерщик.

– А… – Мафиози махнул рукой, забыв, что камера показывает лишь его лицо. – Призраки… Домовые всякие…

– Да? – Лицо Драйвера оживилось. – А это не сон был?

– Какой там сон! Мои ребятки все стены изрешетили.

– Интересно… – Компьютерщик на мгновение задумался. – А не могло ли это быть проделками Пономаря?

Теперь пора погрузиться в мысли пришла и для Репнева. После небольшой паузы он несколько раз кивнул:

– Знаешь, очень даже может быть… Что у нас, кстати, по нему новенького?

– Целая куча. За вчерашний день он совершил, по крайней мере, два подвига.

– Даже так… – Хмуро проговорил Репнев, не принимая шутливого тона.

– Утром он уничтожил спецгруппу рыбаковских зомби, которые должны были, к слову сказать, охотиться на этого Дарофеева. Пятеро убиты, один пропал без вести. А вечером – разгромил секретную резервную лабораторию. Убитых – двадцать семь. Контужен – один. Кикоз. Со стороны МВД – потери шесть человек.

– А они там откуда взялись?

– Местные жители вызвали из-за стрельбы. Кстати, в этой перестрелке против Пономаря применили ручной гранатомет. Безуспешно.

– М-да… – Только и вымолвил Николай Андреевич. Потом, голова от недосыпа работала еще не в полную силу, мафиози сообразил, что Драйвер оперирует слишком уж точными данными. – Постой, а откуда у нас такая информация?

– От самого Рыбака. Когда его парни хотели скачать наши файлы, я засек их. И теперь имею доступ к личному рыбаковскому серверу.

– Ну, с зомбиками ясно. Они нападали, он защищался. А вот, растолкуй ты мне, за каким хреном ему понадобилась эта лаборатория? Она была резервная? Значит там никого не должно было быть…

Компьютерщик изобразил на лице недоумение:

– Не могу сказать. Может, в других файлах что-нибудь есть…

Драйвер отвел глаза от объектива камеры и Николай Андреевич услышал, как застучали клавиши на соседнем компьютере.

– Да. Есть. – Через минуту услышал Репнев. – Туда привезли Призрака и Виктора Матюшина. Кикоз должен был завербовать последнего…

– Ты въезжаешь, чего базаришь?! – Рявкнул Корень, автоматически съезжая к блатному жаргону. – Какой Призрак?! Какой Витя Матюшин?! Они же должны быть в Химках!!

Смутившись, компьютерщик опять застучал по кнопкам.

– Связи с химкинской резиденцией нет… – Вскоре доложил Драйвер.

У Николая Андреевича внезапно появилось желание срочно что-нибудь разбить или покорежить. С досады он стукнул кулаком по ладони. Боль несколько отрезвила мафиози и он начал приказывать:

– Первое. Группу в Химки. Пусть возьмут с собой лепил. Может остался кто живой…

Второе. Немедленно связаться с Рыбаком и потребовать ответа за его нападение на особняк и похищение двух моих людей…

Постой… Ты говорил, что вербовать должны были одного Витю? Так значит… Призрак уже под Рыбаком…

Третье. Немедленно доставить ко мне Призрака!

Четвертое. Срочно узнать где Пономарь. Не следить. Только узнать.

Последнее. Об исполнении докладывать незамедлительно. Всё!

И Николай Андреевич, не дожидаясь ответа, раздраженно отключил связь. После этого, он вылетел из кабинета словно демон мщения. Заметив в ванной красящихся блядей он, не дав им возможности завершить утренний туалет, собственноручно, пинками, вышвырнул их за дверь, бросив в вдогонку оставшиеся на вешалках шубки. Этого Корню оказалось мало и он, обрушившись на своих телохранителей, выстроил их в ряд и каждому дал несколько раз кулаком по морде.

Но даже после такой экзекуции настроение мафиози не улучшилось. Он переключился на бытовую технику. Расколошматив прикладом автомата проекционный телевизор и музыкальный центр, стоившие не один килобакс, Репнев, наконец, удовлетворил свою страсть к разрушению и отправился досыпать, приказав телохранам будить его только по звонку Драйвера или Рыбака.

2.

Поспать в то утро Корню так и не дали. Буквально через пол часа в дверь постучал телохранитель и, опасливо приоткрыв дверь, прокричал, что на проводе Драйвер. Недовольно бурча, Николай Андреевич призывно махнул рукой и парень поднес к нему черную коробочку спутникового телефона.

– Ну чего еще? – Раздраженно прокричал Репнев в микрофон.

– Взяли Призрака. – Прозвучал ответ. – Его везут на объект четырнадцать.

– Без меня не допрашивать! – Приказал Корень и с ожесточением захлопнул крышечку телефона. О сне можно было забыть до следующей ночи.

Объектом четырнадцать в организации Корня называли неприметный, на первый взгляд, заводик в районе Пироговок. Здание его, по случаю банкротства бывшего там ранее предприятия, занимало ООО, занимавшееся вполне легальным бизнесом. Но в подвале было организовано нечто типа тюрьмы, с камерами и комнатой пыток. Именно там бесследно исчезали все неугодные Репневу личности.

Через час после сообщения Драйвера к воротам заводика подкатил синий “БМВ”. Загудел электромотор, створка ворот отползла и машина Николая Андреевича въехала на территорию предприятия. Какой-то парень в зимней камуфляжке подобострастно открыл дверцу автомобиля. Репнев выбрался на морозный воздух, выдохнул клуб пара и, поежившись, заспешил к входу в здание, где располагалась его личная тюрьма.

Спустившись в подвал, Корень расстегнул шубу, здесь было жарко натоплено. В караулке, дожидаясь хозяина, резались в карты четверо боевиков. Пятым был дежурный по изолятору. Увидев Николая Андреевича, боевики выпустили карты из рук и встали.

– Как его взяли? – Сразу перешел Репнев к делу.

Рассказывал один, командир отряда, остальные изредка перебивали его, добавляя несущественные мелочи. Картина вырисовывалась такая. Этой группе было поручено проверить квартиру Михаила Руслановича. Когда они вломились туда, выяснилось, что Призрак слинял буквально несколько минут назад. На плите только что засвистел вскипевший чайник. Разделившись, боевики помчались по разным направлениям и один из них успел увидеть, как нужный им субъект садится в частника. Далее последовала короткая погоня, частника притерли к обочине. Чтобы извлечь Призрака, пришлось разбить стекло машины, и всю дорогу до объекта четырнадцать он пытался высвободиться и вытолкнуть кляп.

Вместе с пойманным предателем боевики привезли его чемодан. Репнев немедленно потребовал его. Улику извлекли из-под стола, раскрыли. Внутри оказались какие-то шмотки, а в самом низу Корень нашел желтый конверт. Разорвав его, мафиози увидел пачки стодолларовых банкнот.

– Где он?

– В аквариуме. – Ответил дежурный. Аквариумом на местном жаргоне называлась камера, которая на время нахождения в ней кого-либо, наполнялась водой так, что человек вынужден был все время плавать, чтобы иметь возможность дышать.

– Вытаскивай его и в специальную. Я буду там.

Репнев не любил пытки. Они казались ему пережитком каких-то весьма древних времен. К нынешнему моменту, считал мафиози, они полностью потеряли свою актуальность, как способ извлечения информации. Для этого к его услугам был широкий арсенал химических средств. Но пытки служили хорошим подспорьем для медленного умерщвления. А именно так и хотел Николай Андреевич расправиться с предателем. Пусть почувствует, как умирает!

63
{"b":"35119","o":1}