ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А почти ничего!

Я не понимал, чего надо ждать. Я сжался внутри. Я боролся со всем, что хоть на гран могло показаться странным.

Я ждал немыслимых ощущений, а их-то и не было! Я подготовился к галлюцинациям, но, вот хуйня, ни хуя подобного!

Да, появилось какое-то приподнятое состояние. Да, захотелось пить и ссать. Да, на языке появился привкус горького миндаля. Ну и что?

И это все?

Ради этого люди рискуют жизнями? Ради этого идут на риск быть посаженными в тюрягу?

Непонятно…

Поебень какая-то.

И ничего страшного.

Эта мысль меня успокоила. Хотя нет, я был слегка возбужден, хотелось рассказать всем о том, насколько напрасны, безосновательны, неприпиздны были все мои страхи.

– Ну, как? – Наклонился надо мной Радедорм.

Мне не хотелось его огорчать, ведь он поделился со мной, хотя эфедрин был куплен на мои кровные, ведь он все это сделал, хотя и по моей просьбе, ведь…

– Хорошо… – Выдавил я из себя.

И понял, что не соврал.

Легкое тело. Ясные мысли. Что еще надо?

Потом мы долго тусовались по вечерней Москве. А вечером, почти ночью, я пришел домой и что-то писал до самого утра…

ЭКЗАМЕН.

– Клочкед, – Сказали они, – Ты умеешь варить мульку?

Клочкед окинул взором эту парочку студентов. Они поймали его в сортире, куда на переменах сбиралась курящая часть студентов мужеского пола. Пока Клочкед застегивал ширинку, они переминались с ноги на ногу, пытались спрятаться друг за друга, их очи болтались долу, но наметанный глаз Клочкеда сразу узнал в этих пионерах Шантора Червица и Чевеида Снатайко.

– А кто это вам спзидил такую хуйню? – Пожал плечами Клочкед. И увидел, что Шантор Червиц и Чевеид Снатайко запаниковали.

– Ну, как, это, этот, как его… Семарь-Здрахарь…

– А-а-а… Так он сам, вроде, варит…

– Да, да! – Обрадовался Чевеид Снатайко.

– Он нам все рассказал. – Закивал Шантор Червиц.

– Мы попробовали… – Признался Чевеид Снатайко.

– Но у нас ничего не получилось. – Откровенничал Шантор Червиц.

– А Семарь-Здрахарь говорил… – Начал выкручиваться Чевеид Снатайко.

– Что ты варишь лучше всех… – Заискивал Шантор Червиц.

Не сдерживая себя, Клочкед рассмеялся:

– Это как же надо варить мульку, чтобы она не получилась?!..

Шантор Червиц и Чевеид Снатайко краснели, пыхтели и прятали под кафельный пол свои бесстыжие глаза.

– А на хуя вам мулька? – Проверял решимость неофитов матерый торчикозник Клочекд. – Покайфовать хотите? Так лучше пойдите по пивку…

– Не-е-е… – Затрясли головами Чевеид Снатайко и Шантор Червиц. – Нам для дела!

Проморгавшись, Клочкед переварил эту небылицу, но решил выяснить все до конца:

– Какого?

Перебивая друг друга, Шантор Червиц и Чевеид Снатайко ринулись в объяснения.

– Нам говорили… – Многозначительно делал паузу Шантор Червиц.

– Что от мульки не спишь. – Вздымал брови Чевеид Снатайко.

– И работоспособность повышается. – Размахивал руками Шантор Червиц.

– А мы хотим… – Выпячивал подбородок и поджимал губы Чевеид Снатайко.

– Сдать сессию. – Подпрыгивал на месте Шантор Червиц.

– Так, чтобы степуха была… – Горестно вздыхал Чевеид Снатайко.

– Троечники! – Врубился Клочкед. – Хотите на мульке экзамены сдать!.. Вот умора! Вы сами-то врубаетесь, какую вы хуйню порете?!

– Какую? – Переглянулись Чевеид Снатайко и Шантор Червиц.

– Ба-альшую!

– Почему? – Недоумевали Шантор Червиц и Чевеид Снатайко.

– Чтоб не спать и работать всю ночь, мулька не нужна. Обычного джефа хватит. Выпиваешь пузырь, морковкой закусил, и понеслась пизда по кочкам!

А с мулькой мороки!.. Сварить надо уметь, петуха крутить тоже с полтыка не получится, да еще баян на веняк поставить, это не хуй собачий, диплом нужен!

– Да, пробовали мы чистый! – Замахал на Клочкеда руками Чевеид Снатайко.

– Пробовали. – Обреченно махнул рукой Шантор Червиц.

– От голого эфедрина только волосы на голове шевелятся… – Негодовал Чевеид Снатайко.

– Только волосы… – Разводил руками Шантор Червиц.

– Да возбуждение какое-то беспонтовое. – Плевался Чевеид Снатайко.

– Беспонто-овое… – Цыкал зубом Шантор Червиц.

– Так что на тебя одна надежда. – Горестно пукал Чевеид Снатайко.

– К ми-илости-и тво-оей упова-а-ае-е-ем-м-м! Не-е по-огуби-и-и!.. Да настави нас на путь истины-ы-ый, да-ай нам зна-ания та-айного-о-о!.. Приобщи нас к веняков протыка-анию, да и заливанию туда мульки силудаю-уще-ей… – Забасил вдруг Шантор Червиц.

После такого пения Клочкед, осажденный со всех сторон, вынужденно сдался.

– Ладно, уболтали.

И вздох облегчения приобщившихся взъерошил волосы на его голове.

– А у нас все с собой! – Радостно сообщили Чевеид Снатайко и Шантор Червиц.

– Баяны? – Строго спросил Клочкед.

– Четыре штуки.

– Фирма?

– Ширяна.

– Джеф?

– Пять банок.

– Это ж уширяться! – Обрадовался Клочкед и продолжил инвентаризацию:

– Уксус, марганцовка, вата?

– Есть, все есть! – Чевеид Снатайко и Шантор Червиц приплясывали то ли от радости и предвкушения, то ли от нетерпения и оголтения.

– Пошли. – Раздался клочкедовский приказ, и они гуськом пошли по гулким институтским коридорам. Вскоре была найдена пустующая аудитория. Клочкед расположился за столом преподавателя и отправил Чевеида Снатайко спиздить в буфете стакан и притаранить его полный воды. Пока тот ходил, сам Клочкед разложил тетрадки и стал готовиться к коллоквиуму по деталям и механизмам, не реагируя на робкие попытки Шантора Червица завязать беседу на мулечную тематику.

Явился гонец, притаранивший тонкостенный аршин, полный чистейшей ледяной воды. Собственноручно заперев изнутри дверь, Клочкед попросил извлечь стремаки.

– Делать будете сами, синхронно, под моим руководством.

Чевеид Снатайко и Шантор Червиц вытянулись во фрунт.

– Варка мульки имеет несколько тонкостей. – Клочкед нежданно-негаданно поимел на сегодня халявную вмазку и, оттягивая время собственной ширки, тащился, наблюдая как внимают его лекции с проведением химических опытов Шантор Червиц и Чевеид Снатайко.

– Первая тонкость – снятие жестяной крышки. Это можно делать ножницами, ключами, но если их нет под рукой – то зубами.

Взяв в рот пузырек эфедрина, Клочкед стащил с него жестяную заглушку вместе с резиновой пробочкой.

– Понятно?

Слушатели закивали.

– Повтори. – И Клочкед протянул закупоренный пузырек Шантору Червицу. Тот пару минут слюнявил его и признался в собственном бессилии.

– Ничего… – Ободрил его Клочкед, – С первого раза не у всех получается. У тебя еще будет время на тренировки.

Ланиты растроганного Шантора Червица оросились скупыми слезами, а эстафетный пузырь перешел к Чевеиду Снатайко. Он яростно вгрызся в тонкое железо, представляя себе, что это именно тот гранит науки, который предстоит ему глодать еще долгих четыре года. Во все стороны полетели стружки, отбрасываемые сверкающими молярами жаждущего добраться до эфедрина. Мгновение, еще одно, и еще, примерно, два с половиной, и резиновая крышечка, под которой плещется трехпроцентный эфедрин гидрохлорид, свободна.

– Ничего… – Восхищенно произносит Клочкед и снимает с носа прилипшую стружку. – Теперь следующая стадия. Отмеривание уксуса.

На банку надо ровно куб девятипроцентного, или одну каплю эссенции. Можно и без него, но с ним раствор получается мягче.

Давайте баян. – Говорит Клочкед усталым голосом.

Ему вручают коробку с новехонькой пятикубовой баяной-ширяной. Все части шприца, завернутые в хрустящие бумажки, вываливаются на стол и разворачиваются. Они лежат, посверкивая стеклом и хромом, а Клочкед задумчиво сминает из упаковочных листочков плотный шарик. Наконец решение принято.

– Смотрите внимательно, – Возвещает он, – Сборка баяна с закрытыми глазами!

Смежив веки и оставив в них щелочку для подглядывания, Клочкед простирает руки, и начинается лихорадочная деятельность. Хромированные детальки прикручиваются одна к другой, прикрепляются к стеклянному корпусу машины…

10
{"b":"35123","o":1}