ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чевеид Снатайко понимал, что эти минуты могут превратиться в годы, но раз уж взяли за жопу – выкручивайся.

– Нет. – Говорит Чевеид Снатайко. – К чему? Да пусть провалится этот стольник! А я домой пойду.

– Нет, подожди! – Подскочил к Чевеиду Снатайко мент, прикидывавшийся ласковым, и схватил его за руку. – Вот установим вашу личность, и катись куда хочешь. А пока что: пройдемте.

И так, под руки, как опасного преступника, привели Чевеида Снатайко в ментовку. А там дежурный. И стал он составлять протокол.

Пришлось Чевеиду Снатайко отвечать на дурацкие вопросы. Фамилия, имя, отчество, дата рождения, место прописки. Обшмонали Чевеида Снатайко и нашли сорокакубовый баян. А терки почему-то не нашли. В тот карман, где они были, мент, от удивления при виде такого гигантского баяна, залезть и забыл. А потом провели Чевеида Снатайко к следаку.

А следак тупой. Сразу приказал рукава закатать. А Чевеид Снатайко не дурак, он хэнды постоянно гепаринкой мазал, чтобы дырки быстрее подживали, да и мазался в основном в оборотку. Но тут не повезло ему. До похода за терками втюхался он в центряк. И там дырка видна осталась. Но других-то не видно.

Долго следак разглядывал центряк Чевеида Снатайко. Наконец вывод сделал:

– Наркоман? – Спрашивает.

– Не. – Замялся Чевеид Снатайко.

– А следы от уколов откуда? Почему зрачки расширены? Откуда шприц взялся? Почему врешь?

– Да какие следы-то? – Удивился Чевеид Снатайко.

– Да вот эти! – И тупой следак, который наркомана-то видел первый раз в своей никчемной жизни, схватил шариковую ручку и обвел. Угадайте что? Следы от перетяги!

Перетяга кожу защемила, и там маленькие красные точки остались. Следы. А настоящую дырку следак так и не просек.

И пришлось Чевеиду Снатайко выложить следаку чистую правду:

– Ладно, пишите. На трех вокзалах сегодня утром я познакомился с парнем. Раньше я его не видел и не знал. Он предложил мне за бесплатно попробовать наркотик. Я сперва отказывался, а потом согласился. Он меня уколол, а в ответ попросил меня покопаться в помойках поликлиник с целью извлечения из них рецептурных бланков и, если попадутся, шприцов.

Мы договорились встретиться с ним сегодня в… Сколько сейчас?

– Шесть двадцать. – Подсказал наивный следак.

– Опоздал… – Грустно опустил плечи Чевеид Снатайко. – Ровно в шесть он меня ждал.

Записав все это под диктовку Чевеида Снатайко, следак перечитал протокол, и подозрительно посмотрел на наркомана:

– Что-то уж очень складно говоришь… Раньше приводы были?

Приводы у Чевеида Снатацко были. Но пока что обходилось без протоколов. И поэтому он честно ответил:

– Нет. Никогда.

– Врешь поди. – Не поверил следак. – Но ничего, мы тебя проверим.

Следующие полтора часа Чевеид Снатайко провел в аквариуме с теплой компанией трех алкоголиков, домушника, взятого на хате, и пьяной бляди, которая постоянно лезла целоваться с ментами, чем вызывала молчаливое неодобрение соседей. Основным вопросом для Чевеида Снатайко стала проблема, как незаметно скинуть терки? В дежурке постоянно находились несколько ментов и любое подозрительное движение вызвало бы у них ответную реакцию. А Чевеид Снатайко не хотел засвечиваться больше, чем уже был.

Домушник подкатил к Чевеиду Снатайко и, скривив рот, шепотом спросил:

– За что?

– Дважды два четыре. Три или четыре. Без знаков. – Таким же макаром ответил Чевеид Снатайко. Это значило, что Чевеида Снатайко подозревают в хранении и употреблении наркотиков без отягчающих обстоятельств. Домушник въехал, что через Чевеида Снатайко маляву не передаст, ибо есть маза, что Чевеид Снатайко увидит вольное небо года так через два, три, и пошел обрабатывать алконавтов.

Вскоре Чевеида Снатайко дернули. Его вывели из аквариума, заломив для приличия руки за спину, и провели к следаку. Тот был гораздо раздраженнее, чем в первую встречу.

– Не врал. – Коротко резюмировал следак результаты проверки Чевеида Снатайко. – А теперь поедешь на экспертизу.

– Какую? Куда?

– В семнашку. Знаешь, что это такое?

Чевеид Снатайко взял себя в руки и всем видом показал, что этот жаргон ему не известен. Про семнашку, семнадцатую психиатрическую клинику, среди торчков ходили страшные слухи. Дескать, там уже несколько сотен наркотов были насмерть заколоты аминазином, мадетен-депо и сульфазином. Что если пришел туда с нормальной крышей – ее тебе сдвинут. А уж если крышняк протек до больнички – вечная тебе койка.

Под конвоем Чевеида Снатайко провели к выходу, где, к его удивлению, наркомана ждала не раковая шейка с решками на окнах, а обычная скорая помощь. Забравшись в салон, носилки были откинуты к стене, а Чевеид Снатайко уже размечтался, что преодолеет этот путь лежа, он сел, окруженный двумя ментами.

Пока они ехали, Чевеид Снатайко продумывал политику своего поведения с врачами. Но ни одна из заготовок не пригодилась.

В больнице прибывших встретил санитар, молодой ленивый парень. Он дал Чевеиду Снатайко баночку и сказал:

– Нассать сколько сможешь.

Под пристальным взором ментов Чевеид Снатайко долго и тщательно ее мыл, опасаясь, как бы в ней не осталось чего лишнего. Мало ли на какие провокации способны врачи из страшной семнашки? Что в его мочу, если уж очень надо его засадить, можно добавить наркотик в ходе самого анализа, Чевеид Снатайко почему-то не подумал.

Набрать вместо мочи воды из толчка не удалось, и Чевеид Снатайко вынужден был доставить настоящие ссаки в лабораторию. Отдав баночку, он сел ждать.

Появилась баба в белом халате. Разложила на столе перед собой бумаги, задала насколько стандартных вопросов, заставила прикаснуться к носу с закрытыми глазами, проверила не трясутся ли руки, заглянула в зрачки.

– Легкое наркотическое опьянение. – Поставила она диагноз.

– Это так, визуально? – Поразился Чевеид Снатайко. – А анализы? Я требую анализов!

– У нас хроматограф не работает. – Устало сказала баба в белом халате. – Нечем анализы делать.

И озадаченного Чевеида Снатайко повезли обратно. В ментовке дежурный сразу же вернул ему все изъятое при шмоне, кроме баяна, который конфисковывался в пользу государства. Чевеид Снатайко подписал протокол и акт о взыскании с него штрафа в размере тридцати рублей за появление в общественных местах в состоянии наркотического опьянения.

После этого его отпустили.

Домой Чевеид Снатайко летел как на баянах с крыльями, все еще не веря своей удаче. Он регулярно ощупывал карман с неотобранными терками, разглядывал выданный ему бланк штрафа, и при этом громко хохотал, пугая поздних прохожих.

Прибежав домой, Чевеид Снатайко ощутил такой сильный отходняк, что тут же вмазался и совершил торжественное сожжение ментовского акта.

Впрочем, по утру он об этом пожалел, его можно было показывать всем как классную хохму, но было уже поздно, а идти за дубликатом ой как не хотелось…

ТОРЧИЛЛО. СТРЕМНАЯ АНАТОМИЯ.

Науке не известно, является ли странное существо, под условным названием «наркоман», человеком, или же нет. С одной стороны, внешность у него, вроде бы, человеческая, но внутреннее содержание отличается разительно.

Начнем с того, что наркоман, по сути своей является существом симбиотическим. Лучше бы, наверное, подошло слово симбионекротическим, но такого пока нет, а в доступной нам литературе, синонимом ему являются понятия андроид или киборг.

Ибо для успешного функционирования наркомана, ему постоянно приходится прибегать к помощи неорганического существа, называемого в медицине шприц. А у наркоманов для него имеется огромное количество обозначений, отражающих не только функциональные качества этого животного, например, шира, ширялка, пырялка, двига, но и эстетические, баян, акцентирующие его неживую природу, машина, агрегат, или просто внешние отличительные особенности, копьё, сучок.

Взаимодействие наркомана и шприца невозможно без двух посредников, занимающих промежуточные положения между ними. Это, с одной стороны, особая насадка на шприце, называемая иглой, которая собственно и входит в контакт с плотью наркомана, а наркоман должен иметь особый орган под названием дырка. Это особое отверстие во внешних покровах наркомана, через которое и происходит обмен внутренними жидкостями.

18
{"b":"35123","o":1}