ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

1.

За размышлениями Игорь Сергеевич не заметил, как наступил вечер. Погода разгулялась и теперь в окно Дарофееву заглядывал ярко-алый шар солнца, множась, отражаемый стеклами соседнего здания.

Дарофеев поднялся с кресла, и в этот момент зазвонил телефон. Оказывается, перед медитацией целитель забыл его отключить.

– Вас Мария Михайловна беспокоит…

– Мария Михайловна! – Обрадовался Пономарь. – А я как раз собирался вам звонить!..

– Это уже ни к чему… – сурово произнесла Простова.

– Но я уже нашел вашу дочь. Она в Хумске!

– Пусть там и остается! – Отрезала женщина. – Все! Мое терпение кончилось! Пусть живет как знает и домой больше не появляется! Так ей и передайте!

– Но я думал… – Дарофеев попробовал вставить реплику в словесный поток Марии Михайловны, но попытка оказалась безрезультатной.

– И скажите ей, что я знать ее больше не желаю! И еще скажите, что я ее проклинаю! Вы поняли? Проклинаю!! – Любящая мать на секунду перевела дыхание и продолжила с той же яростью. – А что касается вас, вашей оплаты, то деньги получите переводом. Все!

– Да не нужны мне ваши деньги! Я!.. – Закричал Дарофеев в гневе и лишь через мгновение понял, что уже давно слушает длинные гудки отбоя.

Гнев исчез в то же мгновение. Игорь Сергеевич за годы занятий собой и своей психикой понял, что лучше не сдерживать эмоции, если уж они, несмотря на весь самоконтроль, возникли. Самое главное – не дать им овладеть всем существом, не нагнетать их. А так, пришло чувство, ушло, осталась память о нем, и затраты личной силы на такое положение вещей минимальны.

Кроме того, Пономарь прекрасно понимал, что все сегодняшние отказы – дело рук той самой организации, в логове которой он недавно побывал. И резкое поведение Марии Михайловны прекрасно вписывалось в те попытки изоляции, которой пыталась окружить Пономаря группа жителей Хумска.

После разговора с Простовой целитель вдруг осознал, как плотно за ним наблюдают. Ведь ему попытались перекрыть абсолютно все каналы, ниточки, ведущие в Хумск. Вплоть до самых мельчайших. Без ясновидения здесь явно не обошлось…

Задумавшись над этим, Пономарь понял и еще одну элементарную возможность. Его запросто могут попытаться устранить. И, поскольку «рог» на него навесить невозможно, это может быть сделано с помощью каких-то его знакомых…

2.

Чайник «Тефаль» натужно загудел и отключился. Игорь Сергеевич, исподтишка наблюдая за Изотовым, поставил две чашки, налил в них крепкой заварки, разбавил кипятком. Майор, как видел целитель, чувствовал себя достаточно сковано. Он тоже пристально следил за нехитрыми действиями Дарофеева, пытаясь не выдать своего смущения.

За два дня знакомства с экстрасенсом Сергей Владимирович так и не смог привыкнуть, что известный лекарь выглядит и действует так же, как и все прочие, обычные люди. Изотову всякий раз казалось, что за самым простым жестом Игоря Сергеевича стоит какой-то скрытый, непостижимый для непосвященных смысл. Но, если при знакомстве у майора и возникали какие-то сомнения в декларируемых возможностях целителя, то сейчас, после того как Дарофеев буквально за несколько часов нашел тех, за кем ФСБ охотилось на протяжении недель, авторитет Пономаря вырос в глазах Изотова до недосягаемых высот. И вот этот человек так запросто пьет чай, режет хлеб, говорит какие-то бытовые вещи.

Для Дарофеева же смущение майора не было чем-то необычным. Целитель не раз сталкивался с тем, что когда ему, в силу каких-то обстоятельств, приходилось принимать пациентов на дому, те, увидев Игоря Сергеевича в обычной обстановке, начинали хаметь, пытаясь тем самым показать, что они такие же люди, как и он, и очень удивлялись, встречая холодный отпор.

Но Сергей Владимирович, глубоко пораженный способностями Пономаря, хорошо держал дистанцию и наглеть, вроде, не собирался. Это нравилось целителю.

– И что же у вас случилось? – Начал Игорь Сергеевич официальным тоном, но потом понял, что говоря с майором, как с пациентом, совершает ошибку и добавил более радушно, – Почему вас заставляют сдать дела?

– Сам ничего не пойму… – пожал плечами Сергей Владимирович. – Вроде все шло нормально. Преступников выявили, вина доказана…

– Но это не их вина… – вставил целитель.

– Ну, да… – поморщился Изотов, – я понимаю. Но не в этом же дело. Памятник, мой начальник, когда отдавал мне этот приказ был сам не свой. Я не подозревал, что на него можно как-то влиять, но на него явно надавили. Причем с очень высоких верхов… Иначе он бы просто послал указчика… Я Памятника хорошо изучил…

– Теперь кое-что для меня прояснилось… – промолвил Дарофеев, созерцая вращение жидкости в своей чашке. – Есть у меня догадка, которая объясняет происходящее. Но…Игорь Сергеевич щелкнул языком. – Поверить в нее вам будет сложно… Тем более проверить…

– А вы скажите, – усмехнулся майор. – У вас хоть версия есть. А у меня – ноль. Пустота.

– Хорошо… – Вздохнул Пономарь. – Только не отвергайте эту гипотезу с ходу…

– Договорились…

– В общем, как я подозреваю, какая-то организация хочет тихой сапой захватить власть в государстве…

– Но это… – не выдержал Сергей Владимирович, но, вспомнив обещание, умолк.

– Невероятно? – Закончил за него Дарофеев. – Нет, дорогой мой! Особенно, если учитывать то, что все ее члены, как я подозреваю, сильнейшие биоэнергетики и могут без особых проблем «вешать» на любого человека свои программы, да так, что он и не подозревает, что пляшет под чужую дудку…

– Организация колдунов? – Пробормотал Изотов и, посмотрев прямо в глаза Дарофееву, спросил: – А зачем им это надо?

– Вот этого я пока не знаю…

– А что эта организация существует – вы уверены?

– Все говорит именно за это. Я астрально побывал в их цитадели. Знаете, весьма неприятное зрелище. Они используют людей как живые консервы. Они подпитываются их биоэнергией и им все равно, что будет с их жертвами.

– Но это беспредел! – Воскликнул Сергей Владимирович. Слова целителя, насколько невероятными они не были, вызвали у майора живой отклик, ему даже не пришло в голову усомниться в их правдивости.

– Да, – грустно кивнул Пономарь, – это преступление. Но доказать его невозможно. Нет такой статьи в Уголовном Кодексе…

– Но вы… Вы сможете с ними что-нибудь сделать?

– Один? Не знаю…

Хотя Игорь Сергеевич уже принял решение разобраться с этой группировкой, он не знал, хватит ли у него сил справиться с ними. Но уверенность дойти до конца у Пономаря была непоколебимой.

– А если не один? – хитро улыбнулся майор.

– Тогда можно и повоевать…

Экстрасенс с самого начала разговора ждал этого момента. Он понимал, что Изотов не успокоится, получив нелепый приказ, и будет, на свой страх и риск, продолжать расследование.

– Считайте, что ваша армия выросла вдвое, – Сергей Владимирович сжал кулак и показал его невидимому противнику.

3.

Корень был вне себя от гнева. На него посмели надавить. И в чем!? По поводу разборок, которые он намеревался провести! Ему, Николаю Андреевичу Репневу, попытался указывать какой-то Харчо! Тот самый, из-за плохой подготовки боевиков которого замочили Кропаля!

Этот бывший мент внаглую заявил Корню, что была сходка девятки и там единодушно постановили, чтобы Репнев не маялся фигней, бросил искать заказчика убийства Кропаля и занялся делами управления Организацией, будто Корень и без того не убивал на это большую часть своего времени.

Такая перемена настроения девятки была для Николая Андреевича совершенной неожиданностью. Он недоумевал, неужели те люди, которые выбрали его исключительно из-за обещания разобраться с гибелью Кропаля, теперь не придают ей никакого значения? И почему тогда не было опротестовано само его положение в Организации?

Плюнув на все наезды, Репнев решил немедленно поехать к Дарофееву. Николай Андреевич хотел немного надавить на целителя, чтобы тот работал быстрее и раздобыл, наконец, сведения про того, кто навесил на убийцу его программу, а на самого Репнева странный «рог», который, по уверениям Пономаря, служил сигнальной антенной для запрограммированного киллера. Кроме того, следовало проверить, не появилась ли эта хрень снова.

18
{"b":"35124","o":1}