ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11

Алексей ощутил, словно падает в бездонную пропасть. Настолько велики были боль и отчаяние, когда он увидел, как старшина провалился в реку и тут же бесследно растворился в ней. Сумка с гранатами тоже исчезла под водой.

Чернобог прав. Игра окончена. И победителем был он.

Горечь утраты сменилась другими чувствами. Калинин чувствовал себя виноватым перед комбатом, отдавшим приказ захватить высоту Черноскальная. Алексей потерял роту, не выполнил приказ. Он не выполнил свою миссию. Даже смерть не могла бы избавить от чувства вины, которое испытывал сейчас Калинин.

…(я не нашел первый взвод)…

Приказ остался невыполненным.

…В нескольких метрах от него в песке валялась пустая гранатная сумка. Это была его сумка, Алексея. Он выбросил ее, когда отдал гранаты старшине. Семен собирал гранаты уже в свою.

Вот только валявшаяся на песке сумка не пустая, подумал Калинин. Он выбросил ее бездумно. А ведь в сумке остались запалы от двух гранат!

Калинин сделал пару шагов и, упав на колени, нащупал в зеленой материи два металлических стержня.

Вирский-Чернобог сошел с завала. Сжав запалы в кулаке, Калинин бросился вдоль берега вверх по течению. Вирский преследовал его без азарта, поэтому Алексей надеялся, что у него есть шанс.

Через мост он перескочил на противоположный берег. Из рук одной статуи вырвал каменное копье. Всё так же неспешно Чернобог дошел до моста и стал перебираться через реку вслед за Алексеем, не понимая замысла молодого лейтенанта.

Калинин подбежал к завалу со стороны, где река огибала его и где через ее изумрудную гладь пролегала тропинка из одиноких камней. Камни располагались достаточно близко, чтобы…

Так и есть!

Чернобог понял слишком поздно. Он бросился с моста на берег, но расстояние было чересчур большим. Он бежал, размахивая руками. Алексей понимал, что Чернобог пытается остановить его, но по какой-то причине магического действия не получалось.

Река безмятежно протекала между камнями тропинки в обход завала. Между двумя из них застряла сумка с гранатами, которую Семен уронил в воду и которую вынесло сюда течением.

Калинин опустил в воду каменное копье, подцепил наконечником тряпичный ремешок и вытащил сумку на поверхность. Капли воды соскользнули с материи, словно с промасленной. Калинин откинул копье, взял сумку и вытряхнул из нее остатки воды. После этого взобрался на завал.

Чернобог бежал через реку по камням тропинки, когда Алексей вкрутил запал в одну из «лимонок». Языческий демон находился уже рядом, когда Алексей взялся за чеку.

Он повернулся к Чернобогу… и очутился в его цепких руках.

– Игра окончена! – сказал Калинин и выдернул кольцо. Теперь от взрыва их отделял лишь прижатый ладонью спусковой рычаг запала.

Вирский снова начал меняться. И Алексей подумал, что на этот раз Чернобог принимает свое истинное обличье.

Он превратился в воина, облаченного в черные доспехи. По латам тянулись древние надписи, а поверх них запеклась чужая кровь. На шее висело ожерелье из отрубленных человеческих пальцев. На голове – высокий шлем с шипами. Лицо не молодое и не старое. Воин в расцвете сил. Только лицо слишком свирепое, чтобы на него можно было смотреть без страха.

Однако именно лицо показалось Калинину знакомым. До какой-то щемящей в сердце тоски. Алексей замер, на время позабыв о своей миссии. Просторные залы Храма Воды озарились багровым сиянием. Из стен начала сочиться кровь, из глаз статуй потекли кровавые слезы. Зал менялся. Где-то вдалеке Алексей увидел работающий, словно автомат, ряд гильотин, с ужасающей периодичностью отрубающих чьи-то головы и конечности. Справа на другой стороне реки появился частокол нанизанных на колья тел. Люди были еще живы и корчились в муках. До Калинина донеслись душераздирающие крики.

Из-под густых черных бровей на Алексея уставились серые безжизненные глаза.

– Ты сам не ведаешь, что защищаешь.

– Я выполняю приказ! – ответил Алексей.

Калинин разжал руку. Предохранительный рычаг со звоном отскочил в сторону. Сумка с гранатами полетела в воду.

Чернобог закричал. Красное марево вместе с кровью и далекими орудиями пыток растворилось в буйстве цвета и красок Храма Воды. Серая мгла развеялась.

Сумка с гранатами провалилась под воду, к основанию завала. Визжащий демон протянул к ней руку, но его растопыренная пятерня мигом растворилась. Из обрубка хлынула черная кровь.

В следующий момент запал взорвался, гранаты сдетонировали, триста граммов взрывчатого вещества ударили по камням и подняли в воздух середину завала. Река почувствовала слабину и устремила воды в образовавшуюся брешь. Старое пересохшее русло быстро заполнилось. Параллельное русло, по которому река протекала раньше, стало быстро уменьшаться.

Взрывная волна подбросила Калинина. Он чувствовал, что падает в реку, но вместе с этим его переполняла радость, что он всё-таки выполнил приказ…

Вспышки – это чередование света и тьмы. Ничего другого. Черно-белая полосатая лента. Свет и тьма существуют всегда. Без одного не бывает другого.

Калинина несло в темноте сквозь вспышки. Он не понимал, куда его несет, но быстрое чередование мрака и света ослепляло. Однако в глубине души он был неизмеримо счастлив.

Солнце проникало в глаза сквозь опущенные веки, и Алексею пришлось их открыть.

Он увидел вокруг зеленый лес, под ногами – белый снег. Алексей застонал. Неужели он опять в этом чертовом лесу?

Нет, что-то не так.

– Всё, что не так, уже хорошо, – сказал он и поднял голову.

Сверху сияло ослепительное солнце и, казалось, заполняло собою все небо. Он улыбнулся. Солнце, только солнце. Никакой черной луны рядом, а лишь бесконечная лазурь. Видеть солнце на чистом небе было так приятно, как встретить после долгого перерыва старого друга.

Взгляд его упал ниже, на вершины зеленого леса.

Калинин засмеялся от радости. Лес состоял не из огромных хвойных великанов, а из молоденьких невысоких елочек. Да и под ногами лежали не сугробы, а мелкая пороша.

– Алексей, – послышался рядом удивленный оклик. – Ротный!

Он повернулся и увидел старшину.

– Семен! – закричал Калинин. – Ты живой?

Они кинулись в объятия друг друга.

– Как же это случилось? – спрашивал Калинин. – Ведь ты же упал в реку…

Он осекся:

– Хотя и я тоже.

– Смотри! – произнес Семен, показывая правую руку. Алексей ухватился за нее, не веря, что на ней целы все пять пальцев.

– Как?..

– Ты разобрал завал? – спросил Семен.

Алексей не ответил, пристально глядя другу в глаза. Старшина обхватил ладонь лейтенанта и сильно сдавил ее:

– Я верил в тебя, ротный!

Воздух наполнился нарастающим рокотом. Калинин по привычке глянул на снег под ногами, но причина была не в нем. Закрывавшие обзор ели внезапно обрушились и полетели вниз под гусеницами танков. Армада машин на огромной скорости неслась по сугробам прямо на двух солдат.

Калинин со старшиной на минуту замерли в замешательстве, стоя в проносящемся потоке машин, а затем закричали от радости. Старшина сорвал с себя ушанку и запустил ее в небо.

На бортах танков, летящих по сугробам, темнели звезды.

– Это наши танки!!! – безумно закричал старшина.

«Наши!» – радостно подумал Алексей. Танки пронеслись, и вслед за ними раздалось дружное многоголосое «ура!».

– УРА!! – подхватили Семен и Алексей…

Блиндаж напоминал тот, в котором Калинин был назначен ротным. Но комбатом оказался совершенно другой человек. Лысый и усатый офицер с интеллигентной манерой речи, чем-то напоминающий Зайнулова.

Когда Калинин со старшиной вошли в тесное помещение блиндажа, комбат встал и поздоровался с каждым за руку.

– Рад, Алексей Витальевич, снова видеть вас, – произнес он. – И вас, Семен Владимирович!

Семен вопросительно поглядел на лейтенанта.

62
{"b":"35135","o":1}