ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Госпожа Сюй спросила Хун о рецепте приготовления чудесных лепешек.

— Их делают из стеблей лотоса, — начала Хун. — Сперва стебли измельчают, полученную муку замешивают на сахарной воде и гранатовом соке, потом месят тесто и делают из него лепешки в форме лотоса, а их бросают на сито, чтобы стек сок лотосовых стеблей. Под конец лепешки нужно пропитать еще раз гранатовым соком и погрузить их в сахарную воду. Вот и весь рецепт.

Госпожа Сюй отведала лепешки и похвалила Хун:

— Молодец! Теперь пусть попробует князь!

Она передала блюдо сыну. Хуан и Инь угостили изысканным яством своих служанок, те затараторили от удовольствия и разбежались кто куда по саду. Словно наступила восьмая луна[368] и девушки из У и Юэ принялись собирать лотосы в Наньпу!

Госпожа Инь обратилась к Яну:

— Вы хотели подшутить над Хун, а выходит, она над вами подшутила!

— Вы, князь, умело ведете за собой тысячное войско, но в хитростях я сильнее вас, здесь вам меня не одолеть! — проговорила Хун, и князь весело рассмеялся.

— Сегодня за нашим столом все радуются, — обратился он к Фее, — и хозяева, и слуги. Но кое-кто избегает нашего общества, почему бы это?!

Фея поднялась, вышла из павильона, но скоро вернулась, ведя за руку смущенную Лотос. Усадила ее рядом с собой и говорит:

— Вы проявили такое мужество в годы войны, завоевали себе стольких друзей, а нас почему-то робеете и ведете себя не по-дружески! Если вы относитесь ко мне хорошо, выпейте, прошу вас, вина с нами!

Лотос отказалась принять бокал — стеснялась присутствия князя.

— Что вас смущает? — спросила Фея. — Здесь собрались только свои, никого чужого! Или вам не нравится, что я сижу подле вас?

— Я ведь чужестранка, — проговорила Лотос, — мои родные и близкие далеко отсюда. Как же мне не робеть?!

— Ну что вы говорите! — воскликнула Фея. — Посмотрите-ка! На самом почетном месте — госпожа Сюй, она уже в таком преклонном возрасте, что относится ко всем молодым женщинам доброжелательно, разве можно робеть перед нею?! Рядом с князем сидят его жены: вы уже давно в этом доме, но ни одна из них ни разу не обидела вас — не их же вам страшиться?! С госпожой Хун вы дружны много лет, поэтому о ней говорить не стоит. У ног госпожи Сюй — сам князь: с ним вы познакомились еще на полях сражений. Только меня вы знаете плохо — наверно, меня вы и смущаетесь? Хорошо, не стану вас смущать и уйду.

Лотос застенчиво улыбнулась, взяла из рук Феи бокал и осушила его.

Теперь заговорила Хун:

— Да, верна старая пословица: «Старых друзей не замечают — случайных гостей, как родных, привечают!» Мы с вами знакомы давным-давно, вместе терпели военные невзгоды, — неужели откажетесь выпить со мной бокал вина?!

Лотос виновато улыбнулась.

— За что вы меня осуждаете, ведь вы даже не предлагали мне осушить кубок с вами!

Хун хитро улыбнулась, наполнила огромный кубок и поднесла девушке, — та осушила его, не моргнув глазом: никто не знал, что вино почти не действовало на нее. Князь подивился и обратился к женам:

— Послушайте, хозяюшки, почему бы и вам не угостить добрым вином нашу дорогую гостью?

Инь и Хуан тут же наполнили бокалы и предложили их Лотос — та опорожнила оба. Вскоре девушка оживилась, как трава под весенним солнцем, как цветок персика, увлажненный вечерним дождем. Увидев такую перемену, Фея обрадовалась, взяла девушку за руку и с улыбкой сказала:

— Друзья ничего не таят друг от друга. Вы не первый день в нашем доме, но еще ни разу ни с кем не откровенничали. А ведь если человек никому не открывает своих мыслей, то и с ним никто не делится сокровенным! Лотос робко ответила:

— Нрав у меня такой, стеснительный, и я не умею раскрывать душу в словах. Но сегодня у меня на сердце так хорошо, и я всех вас так люблю, поэтому хочу спеть вам — порадовать музыкой госпожу Сюй и поведать вам свои мысли!

Фея не знала, что Лотос умеет играть и петь, и очень обрадовалась, услышав ее слова.

— А какие песни вы любите?

— Ну какие песни могут быть у варваров? — ответила Лотос. — Я знаю всего двадцать пять мелодий, а играю на лютне супруги императора Шуня, которая утонула в реке Сян. Эту лютню как-то вынесла на наш берег волна реки Луцзян, которая через озеро Дунтин связана с реками Сяо и Сян.

Фея велела Су-цин принести лютню. Лотос склонила голову, тронула яшмовой рукой струны и запела:

Не растет трава по земле,
Ходят в море высокие волны —
То под сводом огненных туч
Бьются чудища насмерть.
С края неба Серебряный Ковш,
Там живет государь-владыка:
Впереди Ковша — Красный Барс,
Сзади — Белый Дракон.

Кончив первую песню, Лотос тут же начала вторую:

На охоте Огненный князь,
Кони варваров ржут.
Но не весело мне —
Сердце мучает страх.

Третья ее песня звучала так:

Вот и ветер осенний подул,
В путь далекий пустился гусь.
Полететь бы в Большую страну,
Да родителей жаль!
Не забыть им свое дитя,
Но дитя не вернется к ним —
Станет где-то жить-поживать!

Лотос кончила петь свои тревожные и печальные песни, которые тронули всех.

Сдерживая рыдания, Фея взяла девушку за руку.

— Парча в западных землях прекраснее шелка, павлин в южных краях — первая птица. Так и ваши песни! Как научились вы трогать своим искусством сердца?!

Она попросила служанок принести цитру и сыграла для Лотос мелодию «Дар», сочиненную Чжун Цзы-ци. Музыка была такой веселой, что все отвлеклись от грустных мыслей и забыли о мирских заботах. Тут Хун взяла яшмовую флейту и заиграла задорную песню «Плыву на лодочке в море», все подхватили, и скоро даже тени печали не осталось на лицах пирующих. До заката, пока солнце не скрылось на западе за горами и не опустилась на цветы тень, князь и его подруги услаждали себя вином и музыкой. На нефритовом лице князя расцвела весна, луноликие девы своей красотой превзошли цветы, чистые звуки флейты лились согласно со звонкими аккордами лютни!

Но пришла ночь, и кончился пир. Госпожа Сюй поблагодарила невесток:

— Вы доставили мне сегодня огромное удовольствие!

Когда все разошлись по своим комнатам, госпожа Сюй обратилась к сыну:

— Наконец-то я рассмотрела как следует барышню Лотос: она обладает не только военным талантом, как ты рассказывал, она вдобавок неглупа и жизнерадостна! Прелестная девушка, и чем-то похожа на госпожу Хун! На каких же правах она будет жить в нашем доме?

— Я привез ее с далекого юга, — улыбнулся Ян, — не отдавать же ее чужому! Однако иметь трех наложниц, наверно, не очень пристойно, надо будет посоветоваться с отцом!

Мать возразила:

— А я уже говорила с ним об этом, и он сказал мне так: «Родители всегда против того, чтобы сын их брал в наложницы молоденькую девушку, но разве можем мы отказать ей от дома? Нужно поразмыслить, как сделать долю Лотос счастливой!» Вот и думай, сынок, как тебе поступить!

Ян неторопливо направился к спальне Хун, но на пороге его встретила Лянь Юй.

— Госпожа Хун ушла к барышне Лотос в терем Сонм Благоуханий.

Ян зашел к Фее, та дремала, облокотившись на столик.

— В тебе еще не кончил бродить хмель? — спросил князь.

Фея испуганно вскочила.

— Как тебе понравился наш пир? — продолжал Ян. Фея потупилась и проговорила:

— Все люди отличаются друг от друга — и мыслят и живут каждый по-своему: одни при виде цветов смеются, другие плачут. А вам не бросилось в глаза, что один из гостей грустил на вашем пиру, когда все другие веселились вовсю?

вернуться

368

Восьмая луна — начало осени, самое приятное время года, когда спадает жара. У и Юэ — области на востоке Китая.

134
{"b":"3514","o":1}