ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что это вы, всегда такая храбрая, испугались, словно павлин? — смеясь, спросила принцесса.

Однако никто не поддержал шутки: всем стало страшно. И вот неожиданно Хун сошла на землю. Все смотрели на яньскую деву с ужасом, не смея произнести слова.

— Госпожа Те, снимите с головы цветы! — с улыбкой проговорила Хун.

Пораженная увиденным, госпожа Те подняла яшмовую руку, сняла с головы украшение из цветов и увидела, что каждый лепесток вырезан в форме рукоятки меча! А Хун предложила посмотреть на листья, что осыпались с деревьев, пока она играла мечами. И все увидели, что листья имели такую же форму, как и лепестки!

Госпожа Те взяла Хун за руку.

— До сих пор я считала вас всего лишь красавицей, «повергающей царства», но теперь теряюсь в догадках: либо вы небожительница из Нефритовой столицы, познавшая гармонию составных частей земли и неба, либо вы наследница Бодисатвы Южного моря!

Принцесса улыбнулась.

— Я слышала, что есть в мире люди, необычайно ловкие во владении мечами, но видеть их мне не приходилось до нынешней ночи. Теперь я знаю, что одно дело поразить мечом великое множество врагов, но совсем другое за один миг вырезать узоры на великом множестве листьев! Я видела, как летело что-то в воздухе, непрерывно мелькало перед глазами так, что и уследить за этим было нельзя, и гадала: обман ли то зрения или колдовство! Пусть госпожа Хун объяснит нам это чудо!

А что ответила Хун, вы узнаете из следующей главы.

Глава пятидесятая

О ТОМ, КАК В САДУ ОЧАРОВАНИЕ ВЕСНЫ ХРИЗАНТЕМЫ И КРАСНЫЕ КЛЕНЫ СКРАСИЛИ ВСТРЕЧУ ДРУЗЕЙ И КАК ЗИМНИЙ ГРОМ ПРОБУДИЛ ЗАГОВОРЩИКОВ В КРАСНОМ ДВОРЦЕ

Сон в Нефритовом павильоне - i_052.png

Хун отвечала принцессе:

— Один древний поэт сказал: «Все сущее создано из света и тьмы, лишь Дух божественный от них свободен!» Невозможно объяснить слова тайны Удивительного мироздания, но существуют пути их познания, и это — три Учения: Конфуция, Дао и Будды.

Путь Конфуция прямой и открытый всем, он построен на праведном поведении человека. Пути Дао и Будды ведут нас к необычному. На пути Дао можно обрести познания в волшебном. Когда у человека все ладится в жизни, ему лучше избрать прямой путь Конфуция и стать Совершенным человеком, на пути этом волшебство ни к чему. В моей жизни было так много перемен, что я не смогла пойти ясным путем и потому обратила ум и дух свой на познание необычного и волшебного. Вот и все, что я могу вам сказать!

Принцесса была в восторге от красавицы Хун. Стояла уже глубокая ночь, пришла пора расставаться. Женщины, оживленно переговариваясь, вышли за ворота дворца. Не успели они сделать и двух шагов, как послышались крики: «Дорогу! Дорогу!» В ярком свете фонарей показались экипажи, в которых сидели князья Шэнь и Ян. Женщины простились друг с другом и заняли свои места. Князья поклонились друг другу и условились вскоре встретиться для дружеской беседы.

Через несколько дней госпожа Те обратилась к своему господину:

— Госпожа Хун стала мне подругой. Я обещала навестить ее, позвольте мне с Бань и Го выполнить свое обещание.

— Ты хочешь проведать госпожу Хун, — улыбнулся князь Шэнь, — а я скучаю по князю Яну. Я имею высокий титул, я являюсь зятем самого государя, но до сих пор был лишен сердечного друга. Всю жизнь мечтал о таком, и вот Небо сжалилось и подарило мне встречу с князем Яном. Он близок мне по духу, он человек талантливый, верный и умный, слава его гремит по всей империи. С ним я хочу связать себя узами дружбы, прочными, как железо или камень. Мне говорили, что у князя прекрасный сад, и я собираюсь осмотреть его в праздник девятого дня луны, когда созреет Луньшаньское вино. Потерпи до этого дня, тогда и повидаешь госпожу Хун. Шло время. Источая поздний аромат, распустились хризантемы, оделись в золотой наряд клены. Настал девятый день девятой луны.[383] Когда князь Ян зашел в терем Застольные Встречи, Хун обратилась к нему со словами:

— Я собираюсь приготовить две-три меры вина с лепестками хризантем к празднику, да жаль, гости не едут к нам, не с кем даже попировать!

— У меня не было друзей с той поры, как юнцом я сдавал государственные экзамены, — ответил Ян. — Но недавно я обрел друга, и мы сговорились встретиться с ним как раз сегодня. Готовь вино и прочее угощение!

— Приятно слышать об этом, — проговорила Хун. — Вот уж несколько лет живу я в вашем доме, но доселе не видела, чтобы вы принимали у себя друзей. Могу я узнать, кого вы ждете?

— Это циньский князь Шэнь Хуа-цзинь! С первого взгляда князь может показаться беспечным и легкомысленным, но стоит с ним поговорить, и понимаешь, как рассудителен и спокоен он, не чета мне! Я очень полюбил его и мечтаю стать его другом.

И тут докладывают: прибыл циньский князь Шэнь. Ян тотчас вышел навстречу гостю.

— Сегодня девятый день девятой луны, — начал князь Шэнь, — так скучно одному тянуть вино в праздник! Я вспомнил о вас и решил провести этот день с вами.

Князь Ян улыбнулся.

— Я настолько рассеян, что даже забыл, какой сегодня день. Однако моя наложница приготовила вино с лепестками хризантем, и я сразу вспомнил о вас! Будьте же нашим желанным гостем!

Отдав распоряжения Хун, Ян взял гостя за руку и провел в сад. Багряные клены в лучах утреннего солнца напоминали шелковые занавеси, полураскрывшиеся желтые хризантемы благоухали. Князья поднялись на холм и осмотрели округу: видны окрестности столицы и зеленые горы. Затем сели друг против друга, и началась беседа, перемежавшаяся веселыми шутками и смехом. В это время Те, Бань и Го в сопровождении нескольких служанок направились к терему Застольные Встречи, где их приветствовали Хун, Фея и Лотос. За беседой в тереме последовали пир в саду, игра в «шесть-шесть» и состязание по метанию стрел в кувшин,[384] песни и танцы, игра на свирели.

А разговор князей после нескольких бокалов вина принял серьезный оборот. Слегка захмелевший князь Шэнь говорит:

— Дорогой брат мой Ян! Мудрецы древности любили праздник девятого дня девятой луны, они считали, что в этот день торжествуют животворные силы, которые питают все сущее на земле. Они говаривали: чтобы познать во всей глубине природу и ее законы, нужно накапливать в себе эти силы и учиться пользоваться ими. Изучая славные деяния настоящего и минувшего времени, проникая в тайны побед и поражений, мы должны верой и правдой служить государю, приносить благо народу и умело править страной. Так делали Гао-яо, Хоу-цзи и Се-и, Мне повезло в жизни: только сдал государственные экзамены, как стал зятем императора, обрел богатство и знатность. А было тогда мне шестнадцать лет. Однако законы нашей страны таковы, что, независимо от заслуг, члену императорской семьи достаются только высокие титулы и звания, а приложить свое умение и свои знания он не может. Древние говорили: «Поевший похлебки может любые дела вершить!» Но в нашей стране забыли про похлебку, а шелковые одежды да сладкие яства лишь портят людей, делают их толстыми и ленивыми! Разве это не печально?! Известно, что сунский Ван Цзинь-цзинь был необычайно талантлив и образован, но когда стал зятем императора, отошел от государственных дел и предался бездумным развлечениям. Невежды благосклонно смотрят на забавы высокопоставленных особ, но люди умные их осуждают. Я не обладаю талантами Ван Цзинь-цзиня, но нахожусь в том же положении: государственными делами не занимаюсь, императрица из-за принцессы не отпускает меня в княжество Цинь. Что же мне делать? Я окружен заботами, осыпан милостями, но позволено мне только развлекаться! Вы — совсем другое дело: вами руководят высокие мысли и устремления, на вас возложены большие государственные дела. Вам не до развлечений. Наверно, вы смеетесь надо мной?!

Ян улыбнулся и отвечал:

— Будь я даже мудрецом, никогда не назвал бы я вас легкомысленным человеком. Единственное мое пожелание вам — жить радостями и горестями нашей державы, хотя опыта в этих делах у вас пока что нет. Находясь вблизи государя, вы вполне можете помогать ему советом или добрым словом и стать, таким образом, более полезным, чем многие его советники. Нет, вы напрасно жалуетесь на свою участь!

вернуться

383

Настал девятый день девятой луны. — Осенний праздник, Чунъян, когда принято было подниматься в горы и пить вино, настоянное на лепестках хризантем, отвращавшее, по преданиям, злых духов, а также устраивать пирушки и шуточные состязания.

вернуться

384

Состязание по метанию стрел в кувшин — популярное развлечение на пирушках.

144
{"b":"3514","o":1}