ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Лодку с берега в воду столкнул
При мерцающей в дымке луне.
К небожителям снова душа
Улетела в прекрасном сне!
Пью вино, драгоценный дар,
Пью, чтоб цвел-процветал наш юг,
И Серебряной плеск Реки
С неба слышится вдруг!

Князь Шэнь приписал на листке несколько строк от себя. Поклонившись четырежды в сторону севера, Ян наказал, чтобы гонец по возвращении передал Сыну Неба такие слова:

«Миновало несколько лун с той поры, как Ваш верный слуга покинул Вас, и вот получил я Ваше бесценное послание и Ваш опьяняющий сердце дар! Чем смогу я ответить на Вашу доброту? Те жалкие стихи, что я посылаю в ответ Вашему Величеству, говорят лишь о моей беспредельной верности Вам и благодарности!»

Гонец поклонился князьям и отбыл в столицу. Женщины ушли к себе, а друзья отправились в павильон Блаженный Покой. Как провели они грядущий день, вы узнаете из следующей главы.

Глава пятьдесят пятая

О ТОМ, КАК КНЯЗЬ ШЭНЬ ОСМАТРИВАЛ ЗВЕЗДНУЮ ОБИТЕЛЬ И КАК ХУН ОБРЯЖАЛА «НЕБОЖИТЕЛЕЙ»

Сон в Нефритовом павильоне - i_057.png

Ян согласился исполнить просьбу гостя и показать ему свое поместье. Условившись обо всем с наложницами, он сказал князю Шэню:

— Каждая моя наложница живет в своем доме и устраивает его и сад по своему вкусу. Не угодно ли начать осмотр с павильонов?

Князь Шэнь согласился с радостью, и они двинулись в путь. Первым их принимал Райский Уголок.

— Я хотел всего лишь видеть, куда вы поселили своих красавиц, — сказал гость, замедлив шаг, — а вы привели меня если не в Сюцзиньцунь, то уж наверняка в терем Белого Журавля,[416] что под горой Улуфэн! Честно признаться, не ждал я увидеть такое — здесь впору устраивать музыкальные празднества!

Ян с улыбкой пригласил гостя подняться в павильон. Их уже поджидали три наложницы Яна и три циньские дамы. В красиво убранной комнате Фея, Бань и Го о чем-то спорили, и перед ними лежала на столике книга пояснений к сочинениям древних мудрецов. Хун и Те играли на цитрах. При появлении своих мужей женщины встали и почтительно приветствовали их. Усевшись, князь Шэнь огляделся: над курильницами вьется легкий дымок, на красиво разложенных покрывалах ни пылинки. Гость выглянул в окно: у ступеней павильона танцует пара белых журавлей, и кажется, что попал не в жилище человека, а в даосский храм! Гостям подали чай, полевые и горные овощи, кувшин вина, все было вкусно приготовлено, красиво разложено на блюдах и расставлено на столиках.

Князь Ян говорит:

— Брат Хуа-цзинь, вы проницательный человек, скажите-ка, кто хозяйка этого дома!

Гость пристальным взглядом обвел трех наложниц и проговорил после некоторого раздумья:

— Я не вижу ни пылинки, как на дорогах Нефритовой столицы. Можно подумать, что это жилище феи. Угадать трудно, ибо любая из ваших наложниц может быть здесь хозяйкой.

Ян предложил отправиться дальше, в павильон Багряное Облако. Наложницы обоих князей последовали за ними. Недалеко от павильона князь Шэнь осмотрелся и улыбнулся. На вопрос Яна, чему он смеется, князь ответил:

— Я почти догадался, кто здесь живет!

— Кто же?

— Еще чуть подумаю и скажу!

Гость поднялся в павильон, осмотрел со ступенек окрестности, снова спустился вниз, обошел терема Весенний Аромат, Легкий Ветерок, Белая Яшма и присел передохнуть в тереме Живая Природа.

— Я слишком рано пришел сюда, — вздохнул он. — Должно быть, здесь красивее всего, когда наступает девятая луна.

И тут с высокого шеста, что стоял возле павильона, поднялись в небо два сокола. Проводив их взглядом, князь Шэнь произнес:

— Ну, теперь-то я знаю хозяйку павильона Багряное Облако! Раз уж над ним веют золотые осенние ветры, а в высокое чистое небо взлетают соколы, чьи глаза за сто ли видят тонкий волосок, кружат среди луаней и фениксов, презирая всех прочих птиц, значит, как раз здесь обретается душа госпожи Хун! Цзи Сян-жэнь любил коней, Ван Си-чжи обожал гусей, а госпожа Хун должна предпочитать соколов — у каждого свой вкус!

Ян посмеялся и позвал хозяйку павильона. Неся на подносе вино и фрукты, явилась Хун. Подошла к гостю и говорит:

— Вы правы, Багряное Облако — мой дом. С него по ночам луна видна гораздо лучше, чем из прибрежного павильона Соперник Луны, Приглашаю вас, князь, сегодня вечером убедиться в этом!

— Я прибыл сюда незваным гостем, — отвечал князь Шэнь, — но мне так все здесь нравится, что не хочется уезжать. И раз уж вы почувствовали мое заветное желание и так любезно меня приглашаете, то не откажусь.

— Пойдемте теперь смотреть терем Роза Ветров, — предложил Ян.

Едва гости подошли к воротам павильона, как они словно бы сами собой распахнулись, и тут же пропел свою вечернюю песню петух, восседавший на заборе. Поднялись в павильон и, когда уселись на разложенные заранее чистые циновки, Ян обратился к гостю:

— Вот вы пришли в крестьянский дом, отчего же не назовете хозяйку?

Князь Шэнь помолчал, прислушиваясь к женским голосам на дворе, и спросил, где собрались женщины.

— Здесь за домом есть небольшой флигелек! — улыбнулся Ян.

Гость взял Яна за руку.

— Не могу догадаться, кто хозяйка, но думаю, что разгадка таится в этом флигельке.

Он поднялся, неспешно ступая, обошел павильон кругом, увидел флигель и заглянул внутрь: на окнах висят занавески, за яшмовым столиком сидят женщины и оживленно беседуют.

— Простите мою бесцеремонность, — извинился князь Шэнь, — ведь я без разрешения вторгся во владения Огненной Принцессы!

Все весело рассмеялись, а гость продолжал:

— Брат мой Ян оставил императорскую службу, махнул рукой на придворные чины и роскошь и уехал прочь из столицы. Почему он так поступил? Испугался, как бы счастье его не обернулось бедой! Но не будь у него стройного павильона Роза Ветров и прелестного павильона Райский Уголок, разве решился бы он на этот шаг? Теперь дальше: к чему привело решение князя Яна? Взять хоть госпожу Хун: она необыкновенная, неземная женщина, ей бы жить среди обожания и славы, а пришлось стать здесь затворницей! Госпожа Фея и госпожа Лотос были наложницами важного вельможи, могли делать то, что заблагорассудится, смотреть на то, что им нравится, слушать то, что им по сердцу, но вынуждены теперь обитать в крестьянских хижинах и чуть ли не в даосских приютах! Неужели это все радует моего брата Яна? Когда я впервые увидел госпожу Лотос в Чжэньнани, она показалась мне достойной неземной жизни, здесь же она довольствуется тихими сельскими радостями! Она хозяйка павильона, и я понял это до того, как вошел сюда.

Ян обратился к Лотос.

— Разве позволительно так угощать высокого гостя, приехавшего в нашу глушь! Убери-ка свой луковый суп и попотчуй дорогого друга чем-нибудь послаще!

Князь Шэнь улыбнулся.

— Я ведь в гостях не у вельможного Яна, а у отставного сановника, сельского жителя, — зачем же принимать меня, как во дворце? Напротив, угостите меня крестьянской пищей!

Лотос повернулась к наложницам князя.

— А что любит ваш господин?

— Поставьте перед ним на столе восемь знаменитых яств, — проговорила госпожа Те, — и он едва ли к чему-нибудь притронется. На нашего супруга не угодишь!

Усмехнувшись, Лотос подоткнула юбку и пошла на кухню: вычистила котел и начала стряпать. Попробовав приготовленное кушанье, она нарвала на восточном склоне салата, сняла с плетня тыкву-горлянку и наполнила ее отварным ячменем. Каждое зернышко благоухало и напоминало крупинку яшмы. Лотос положила все на поднос и почтительно поднесла кушанье сначала своему господину, а затем попросила служанку передать поднос гостю. Князь Шэнь в два счета опорожнил тыкву и воскликнул, обращаясь к своим наложницам:

вернуться

416

Сюцзиньцунь и терем Белого Журавля — места обитания праведников, отринувших мирские помыслы.

154
{"b":"3514","o":1}