ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Есянь перерезал себе глотку, но его воины еще продолжают сражаться. Будешь ли и ты продолжать разбой?

Темур опустил голову.

— Вы дважды сохранили мне жизнь, минский полководец, и я благодарен вам. Даю слово хранить вам верность, как пес!

С этими словами он откусил себе палец. Подивившись такому обычаю подтверждать клятву, Чжан-син приказал собрать всех пленных и сказал им так:

— Все вы — подданные страны Мин, вас вверг в ужасный грех преступник Есянь! Отныне вы снова мирные люди, возвращайтесь к своим семьям и не помышляйте более о войне!

Варвары покаялись в прегрешениях и скоро все разбежались по домам. А минское войско с победными песнями вступило в столицу княжества Чу, откуда Чжан-син немедленно отправил послание Сыну Неба с извещением о полном разгроме врага. Князь Шэнь и госпожа Го встретили юношу как самого почетного гостя и без конца славословили его подвиги. Чжан-син с удовольствием принял приглашение погостить у радушных хозяев на правах будущего зятя. Он вволю насладился музыкой и другими забавами, но однажды призадумался: «Счастливый случай привел меня в дом, где живет моя нареченная невеста. Уехать, не повидав ее, недостойно мужчины!» И он обратился к госпоже Го с такими словами:

— Помните, — вы говорили с моей матушкой обо мне как о своем будущем зяте? Могу ли я надеяться увидеть ныне ту, которая предназначена мне в жены? Я слышал, что девушки вашего княжества прекрасно стреляют из лука и искусные наездницы! Наверняка и при вашем дворе найдутся такие! Я очень хотел бы полюбоваться их состязаниями!

Госпожа Го отвечала:

— Я сама люблю эти занятия и обучила многих придворных дам. Устроить подобный праздник не составит труда!

На другой день госпожа Го отобрала несколько сот дев, наиболее искусных в стрельбе и верховой езде, велела им с оружием собраться в дворцовом парке. Вскоре туда на ферганском скакуне прибыл Верховный минский полководец в алом халате, красивом головном уборе, с луком и колчаном у пояса. Наслышанные о ратных подвигах Чжан-сина, дамы старались вовсю: сначала искусно фехтовали мечами, высекая белые, как снежинки, искры, а потом послали в небо тысячи стрел, которые замелькали в воздухе, словно утренние звезды. Чжан-син был в восторге.

Неожиданно в небе появились две голубые сороки, все дамы выстрелили и промахнулись. Зрители неодобрительно зашумели. Выглянула из терема и княжна Чу-юй, которая сидела у окна и наблюдала за состязаниями из-за занавеси. Выглянула и увидела, что ее будущий жених стоит совсем рядом. Чжан-син заметил княжну, снял с пояса лук, сделал вид, что будет стрелять в птиц, а сам пустил стрелу в растворенное окно. Стрела срезала бисерную занавесь и влетела в комнату. Княжна испуганно отпрянула от окна, но любопытство пересилило, и она тут же выглянула снова. Девушка была прекрасна: словно ясная луна выплыла из облаков, словно дикий гусь, влекомый попутным ветром, выпорхнул в небо! Юноша улыбнулся и говорит госпоже Го:

— Простите меня: я плохой стрелок и нечаянно сбил занавесь в окне.

Госпожа Го рассмеялась.

— Ничего зазорного не вижу: в древности, чтобы привлечь внимание возлюбленной, стреляли даже в изображение павлина на ширме! А стрелок-то вы отменный, это я знаю!

Тем временем император с нетерпением ожидал победного донесения. И вот прибыл посланец Верховного полководца и вручил государю послание. Император прочитал, и лик его озарился радостью. Придворные бросились поздравлять государя с победой, а он подозвал к себе князя Яна и говорит:

— Сначала вы, а теперь ваш сын совершили великие подвиги на благо государства. Нечасты в истории примеры подобной преемственности! Мы назначаем Чжан-сина военным министром, а вам, князь, и госпоже Хун жалуем пять тысяч дворов!

Князь трижды пытался отказаться от богатого дара, но император не внял его словам.

Прослышав о победах Чжан-сина, императрица говорит сыну:

— Чжан-син находится сейчас в княжестве Чу, хорошо бы не откладывая женить его на Чу-юй, ведь ей уже тринадцать лет!

Император одобрил эту мысль и, назначив князя Яна временным управляющим освобожденных земель, приказал ему ехать в княжество Чу, помочь людям в устройстве жизни и заодно обручить сына с княжной Чу-юй.

Через несколько дней князь отбыл в дальний путь, нагруженный подарками от государя для молодых — золотом, серебром и шелками.

После торжественного приема во дворце чуского князя Ян сообщил про наказ государя, сделал необходимые распоряжения об улучшении жизни народа и, оставшись наедине с другом, сказал ему:

— Сыну моему всего четырнадцать лет, не стоило бы спешить с женитьбой. Однако государь непреклонен, и мы обязаны не мешкая исполнить его волю, дабы не задерживать здесь войско.

В тот же день князья пригласили прорицателя и приказали ему определить благоприятный для свадьбы день. Затем князь Шэнь велел госпоже Го начать подготовку к церемонии. Он ежедневно теперь повторял другу:

— Как я рад, что мы снова встретились. Помните наши беседы у горы Красный Зонт? Это было как чудесный сон!

Настал наконец назначенный день. Верховный полководец надел алый халат, подхватил его поясом, украшенным нефритовыми подвесками, и взял в руку выточенного из дерева гуся. Княжна Чу-юй облачилась в шелковые одеяния и приколола к волосам венок в виде феникса. Князь Шэнь отвел дочь во дворец под слезы и плач принцессы и наложниц, обнимавших молодую невесту.

После свадьбы войско выступило в обратный путь. Впереди ехал Верховный полководец Ян Чжан-син. Замыкали процессию князь Ян и князь Шэнь.

На десятый день прибыли в столицу. Сын Неба выехал встречать победителей. Едва завиделся экипаж государя, ударили барабаны, запели трубы, взметнулись ввысь знамена, и, отдав императору воинские почести, Верховный полководец вручил государю голову Есяня. Поднявшись на возвышение, император поблагодарил войско за проявленную в сражениях доблесть, распорядился досыта накормить и допьяна напоить всех воинов и только после этого вернулся во дворец. Чжан-син дал музыкантам знак играть отбой, объявил о роспуске войска и поехал домой. У ворот его уже поджидала радостная Хун, держа в руке шелковые носки.

Князь Ян увидел это и рассмеялся.

— Когда-то ты точно так же стояла и ждала меня, помнишь?

На другой день Сын Неба устроил во дворце пир для победителей и достойно наградил всех участников похода. Затем император сказал:

— Княжна Чу-юй — наша племянница. Сегодня мы сами отвезем молодую жену в дом ее супруга, да будет известно об этом всем!

Услышав об этом, Ян заспешил домой. Император рассмеялся.

— Знаю, знаю! Едете готовиться к встрече высокого гостя! Смотрите, не переварите зелень и рис для свадебного стола!

Князь сложил ладони и поклонился. Дома он известил родителей о предстоящем посещении, а затем прошел к Хун:

— Скоро к нам пожалует государь, проследи, чтобы все было как полагается в подобных случаях!

Хун улыбнулась.

— Сегодня я должна исполнять обязанности свекрови, так освободите меня по крайней мере от хлопот по хозяйству!

Она позвала Фею и Лотос и говорит:

— Мы всегда и радость и горе делили вместе, так разделите сегодня со мною хлопоты по встрече царственных гостей и невестки. Возьмите на себя заботы и готовьтесь к пиршеству!

Сделав нужные указания на кухне, Хун вышла за ворота: к дому уже приближались император, князь и княжна Шэнь, запестрели нарядные одеяния придворных, двор заполнили гости. В просторной зале, где были накрыты пиршественные столы, было торжественно и празднично: казалось, в горах Даньшань шествовали фениксы со своими птенцами. И вот в роскошной карете прибыла новобрачная: на ней расшитое золотой нитью платье, волосы украшены драгоценными каменьями, ее сопровождают десять придворных дам из княжества Чу и десять служанок из княжества Янь. Отвесив восемь поклонов старому Яну и госпоже Сюй, она столько же раз поклонилась князю Яну и его женам, четырежды склонилась перед Хун и по два раза перед Феей и Лотос. Наложницы князя встали и приветствовали невесту.

167
{"b":"3514","o":1}