ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ян глядел на водяные часы, дожидаясь часа Лошади. Когда он настал, полководец велел открыть ворота и вывести вперед лучников. К наконечнику каждой стрелы были прикреплены горящие фитили. Лучники приготовились.

— Как только поднимется северо-западный ветер — стреляйте! — крикнул Ян.

И вот этот ветер подул. Настоящий ураган, что вырывает из земли дома и деревья, вздымает в воздух песок и камни, обрушился на стан Начжа. Теперь уже в черной мгле оказались варвары. И тогда лучники Яна выпустили огненные стрелы. Они поднялись ввысь, пролетели по ветру, как звезды, и упали на гору Черного Ветра, которая вмиг заполыхала. Черная пыль превратилась в огненную, засыпавшую стан варваров. Начжа развернул свои ветродуи, пытаясь юго-восточным ветром преодолеть северо-западный. Но разве мог ветер, созданный человеком, противостоять ветру, насланному Небом? Начжа бросил ветродуйные орудия, вскочил на коня и бросился бежать, но путь ему преградил всадник. Подняв над головой меч, он грозно крикнул:

— Остановись, князь варваров! Перед тобой начальник отряда войска минов по имени Дун Чу!

Но Начжа совсем не хотел вступать в сражение и погнал было коня на юго-запад. И опять на его пути встал всадник, который, размахивая саблей, воскликнул:

— Стой, крыса! Это я, Ма Да, начальник отряда минского войска, вызываю тебя на бой!

Начжа вне себя от гнева хлестнул коня и бросился вперед. Десять раз сходились богатыри. Но тут сзади послышался грохот, — это подходили основные силы во главе с полководцем Яном. Начжа повернул коня и кинулся на юг. Ян не стал его преследовать. Он отвел свое войско на юг от горы Черного Ветра и в пятидесяти ли от нее велел стать на отдых и готовиться к ночлегу. Су Юй-цин восхищенно сказал Яну:

— Ваше искусство превосходит таланты Чжугэ Ляна. Однако в сражении у горы Черного Ветра я не могу понять вот чего: как вы узнали, когда задует северо-западный ветер, и отчего загорелся песок на горе?

— Какой бы из меня был полководец, — засмеялся Ян, — если бы я не знал астрологии и геомантии? Осматривая гору Черного Ветра, я убедился, что она стоит одна в широкой долине и вокруг нет ни кустика, ни травинки. Значит, эта гора необычная, она — источник огня. Я посмотрел на небо и увидел прямо над головой звезду Небесный Огонь. Все прояснилось окончательно: в горе таится священный огонь, дающий силу всему сущему. Поэтому на горе вместо земли только черные камни да черный песок. Кроме того, неподалеку лежит озеро Куньмин, в котором родится пламя, назначенное испепелять людской мир. А гора вспыхивает, как только ее коснется огонь. Прошлой ночью я изучил небо. Созвездие Совок стояло возле луны, а Северный Ковш был окутан черными облаками. Созвездие это повелевает ветром, направляя его на юг в полдень. Значит, днем надо было ждать ветра после полудня. Ну а Северный Ковш, затянутый облаками, — это знак северо-западного ветра. Вот почти все. Полководец должен знать астрологию и геомантию! Без их помощи не понять мир. Изучив построение Начжа, я в последний раз глянул на небо: Древо было за Воротами смерти, и черная дымка затянула Волопаса и Ткачиху. Начжа должен был потерпеть поражение!

Все пришли в восхищение. Дун Чу и Ма Да говорят:

— Вы знали, что этой ночью Начжа побежит на юг. Стоило вам послать еще один отряд наперехват, предводитель варваров был бы у нас в руках. Но вы так не поступили — почему?

— Я хочу сломить его волю, — улыбнулся Ян. — Сегодня было первое сражение, мы проверили силу Начжа. Вспомните о семи поимках[186] Чжугэ Ляна!

И снова все удивились мудрости молодого полководца.

Преследуя Начжа, Ян повел свое войско дальше на юг. До него дошел слух, что Начжа расположился на отдых в Улюйдуне и собирает десятитысячное войско. Всего у Начжа было пять станов: первый, главный, в Тему-дуне, второй — в Тайидуне, третий — в Хуагодуне, четвертый — в Далюйдуне, пятый — в Улюйдуне. При каждом стане находились спрятанные в укромных местах оружие и съестные припасы.

Ян попросил проводника показать дорогу в Улюйдун.

— Отсюда до Улюйдуна около сотни ли, — ответил тот. — Дорога трудная и опасная — через Долину Змей.

Ян приказал начальнику правого от середины отряда возглавить две тысячи воинов, шедших впереди, и все войско тронулось в путь. Через несколько ли начались плохие места: высятся крутые горы, торчат огромные валуны — кони не могут идти. Ма Да велел рубить деревья, устраивать мосты через ущелья, заваливать глубокие ямы на дороге. Прошли еще несколько ли, и закатилось солнце, наступила тьма. Ма Да приказал остановиться и ждать основные силы. Прибывший вскоре Ян говорит:

— Здесь оставаться на ночь опасно — слишком узкое ущелье. Нужно дождаться луны и пройти вперед еще несколько ли.

Только он это сказал, как поднялся сильный ветер и раздался невообразимый шум. Встревоженный Ян приказал всем оставаться на местах, а сам поднялся на гору и огляделся по сторонам. Ничего не увидев, он спрашивает проводника:

— Где мы находимся?

— В Долине Змей.

Войско Яна прошло еще десять ли, и там, где ущелье стало шире, стало на отдых. Ровно в полночь снова подул сильный ветер и начался страшный шум. Дозоры никого не видели. Ян вызвал Дун Чу и Ма Да и направил посмотреть, что творится за пределами стана. Опять никакой ясности. Тогда Ян приказал всем спать, но быть начеку, а сам сел в своем шатре возле столика и раскрыл книгу. Вдруг к непрекращавшемуся шуму прибавился громкий жалобный стон. Удивленный Ян выбежал из шатра и видит: воины изо всех сил зажимают руками уши, чтобы не слышать ужасных стенаний. Ян поначалу даже растерялся, но быстро собрался с мыслями и спросил проводника:

— В этих местах случались когда-нибудь большие сражения?

— Мы редко сюда заходим, — ответил проводник. — Знаем Долину Змей, а о сражениях в ней не слыхивали. Ян снова задумался.

— В безлюдных горах кто-то стонет, — сказал он, — сильных воинов вдруг начинает терзать страх. Всему этому должна быть причина. Не горные ли балуются духи?

Опять послышался громкий протяжный стон. Лэй Тянь-фэн схватил секиру и крикнул:

— Берусь узнать, откуда идет стон и какова его причина!

Через несколько ли пути храбрый воин попал в глубокое ущелье, где росли деревья, достигавшие неба, меж них как будто и раздавались стоны. Лэй замедлил шаг и попытался доискаться до происхождения странных звуков. Ему показалось, что виноват ветер, играющий в лесу и расщелинах скал. Тогда он срубил секирой все деревья, раскрошил камни, так что гора стала совсем голой, и вернулся в стан.

Но скоро ветер стал сильнее, чем прежде, от жуткого стона воины попадали на землю, и Ян обеспокоился не на шутку. Он подошел к северным воротам стана и принялся расхаживать взад-вперед, придумывая, как спасти войско. А ветер рассвирепел, свист и стоны стали невыносимыми. И тут откуда-то донеслась нежная мелодия цитры. Ян пошел по направлению звуков и через сто шагов увидел маленький старый храм у подножья горы. Рассмотрел его: распахнутые настежь врата увиты зеленью, на высохшем дереве — гнездо журавля, старого, как сама постройка. Ян отворил дверь храма и заглянул внутрь: на столике стоит маленькая глиняная фигурка святого, в облике которого как бы навсегда застыла тысячелетняя мудрая забота о родине. Сомнений нет! Это статуя Чжугэ Ляна, великого Дремлющего Дракона. Ян облегченно вздохнул, вошел в храм, склонился в почтительном поклоне перед статуей и зашептал:

— Ваш потомок, Ян Чан-цюй, прибыл по велению Сына Неба в зги края, которые посетил некогда, в пятую луну, великий воин. Ян Чан-цюй не обладает вашими достоинствами, но долг его не отличается от вашего. Днем и ночью Ян Чан-цюй пребывает в тревоге — справится ли он с порученным делом. Он привел сюда войско против варваров. Если вы не поможете ему, династии Мин придется покориться врагу и узнать стыд и позор поражения. Вы, учитель, отдали свою душу и свое тело ради объединения Трех царств;[187] вам не удалось добиться заветной цели, но мечта ваша не исчезла без следа. О ней помнили в эпохи Хань и Тан, и ныне империя Мин велика, как никогда. Будь вы живы сейчас, вы возвеличили бы империю еще больше и, конечно, покарали бы ее врагов. Но мое войско внезапно слегло, потому что в пустынных горах кто-то страшно стонет. Ян Чан-цюй в растерянности — он не знает этой тайны. Умоляю, учитель, помогите нам выполнить священный долг, избавьте нас от злой напасти!

вернуться

186

Семь поимок. — Как рассказывается в романе «Троецарствие», полководец Чжугэ Лян, воевавший с манями, семь раз брал в плен и отпускал на свободу их предводителя Мэн Хо, после чего тот признал превосходство Чжугэ и прекратил борьбу.

вернуться

187

…ради объединения Трех царств… — То есть Шу, Вэй и У. Великий полководец Чжугэ Лян был первым министром Лю Бэя, государя царства Шу, считавшего себя легитимным преемником династии Хань, и пытался объединить под властью своего императора все три царства, на которые распалось ханьское государство.

41
{"b":"3514","o":1}