ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Гнусный старик, — завопил Начжа, — да ты хочешь заманить меня в ловушку!

Тут из стана минов выехал Дун Чу и крикнул предводителю варваров:

— Ты только на словах смел, рыжий варвар, — докажи свою храбрость делом. Сразись со мной, а не то мы тебе вставим коровье сердце!

Обозленный Начжа кинулся на Дун Чу. И опять минский богатырь отступает под натиском Начжа.

— Понимаю, понимаю я твой замысел, — вопит Начжа, — но не тебе меня провести!

Теперь выехал вперед Ма Да.

— Слышал я, что южные варвары помнят только своих матерей, а отцов даже не знают, потому что мало биты! Вот я и хочу это исправить.

Он натянул тетиву и сбил с Начжа красную шапку. Этого варвар стерпеть не мог и с ревом погнал коня на Ма Да. А тот, поддаваясь, все отступает да отступает. Наконец появился Су Юй-цин, следом за которым в небольшой колеснице ехал Ян.

— Берегись, Начжа! — крикнул Су. — Наш полководец знает и науку неба, астрологию, и науку земли, геомантию. Ему покорны ветры и облака. Если попытаешься скрыться в своем логове, он сумеет навек запереть тебя на этом клочке земли.

Ян добавил:

— Хоть ты и смел, Начжа, и мечтаешь со мной сразиться, я с тобой силой рук меряться не стану, — ты ведь нечистый варвар — я тебя силой ума одолею!

Увидев, что Ян без охраны, Начжа издал воинственный клич и, словно тигр, бросился к нему. Тот улыбнулся, развернул колесницу и быстро достиг ворот своего стана. Начжа с ходу влетел за ним — смотрит, а Яна нигде нет, и ворота захлопнулись, и тысячи пик уперлись ему в грудь. Вне себя от гнева, Начжа принялся крушить мечом направо и налево, ища выход. А Темут и Второй, увидев, что их предводитель в беде, бросились ему на выручку. Увидев открытые ворота, ворвались в них — и тотчас оказались в окружении леса пик, а сверху на них дождем посыпались стрелы.

Как ни старались Начжа, Темут и Второй вырваться из минского стана, ничего не получалось. Бросятся к восточным воротам — они открываются перед варварами, а дальше еще одни ворота, да только запертые. Кинутся к северным — проскочат их, впереди опять ворота, и так без конца! Целый день носились они по лабиринту шестидесяти ворот, который заготовил для Начжа хитроумный Ян. Разъяренный Начжа метался и прыгал, словно тигр. Вдруг распахнулись центральные ворота, а за ними на возвышении сидит Ян и кричит:

— Ну что, Начжа, ты все еще не сдаешься? Начжа с соратниками кинулся к этим воротам, но Ян взмахнул флажком, и перед носом Начжа ворота закрылись, а в грудь варвара уперлось множество пик. Начжа побежал к южным воротам, те внезапно открылись, но и за ними сидел Ян.

— Ну что, Начжа, не пора ли тебе сдаваться? — крикнул Ян, сделал знак, и перед захлопнувшимися воротами Начжа опять оказался в окружении сотен пик. Еще пять раз Ян предлагал Начжа сдаться, тот отказывался до тех пор, пока не выбился из сил. Рухнув на колени, он обратил взор к небесам.

— Все! Смерти я не страшусь, дрался до последнего вздоха, духи предков не осудят меня!

Он уже готов был навалиться на обнаженный меч, желая убить себя, но Темут и Второй подхватили его под руки и остановили.

— Князь не имеет права подвергать себя такому позору! Полководец Ян — благородный воин. если вы умолите его, он сохранит вам жизнь.

Низко опустив голову, Начжа приблизился к Яну.

— Мы помним, что вы пришли сюда по воле вашего государя и пытались склонить нас к миру. Ослепленные гневом, мы проникли в ваш стан и не смогли выбраться из него. И мы покончили бы с жизнью…

— Я много раз побеждал тебя, Начжа, — прервал Ян, — но ты никак не хотел покориться. Теперь я едва ли прощу тебя.

— Если мы еще раз окажемся побежденными, — вмешался Темут, — делайте с нами все, что хотите, но только живыми мы вам больше не дадимся!

Ян улыбнулся, велел открыть западные ворота и дал варварам уйти.

Вернувшись в Тайидун, Начжа тяжело вздохнул.

— Я сохранил себе жизнь, но запятнал честь — как смыть этот позор?

— Есть человек, который может вмиг вернуть великому князю его владения, — сказал один из подданных Начжа.

Начжа повернул голову — говорил старейшина Мэн Ле, потомок ханьского Мэн Цзе, брата Мэн Хо.[191]

— Кто он? — спросил Начжа.

— В селении Разноцветные Облака, что в уезде Черной Курицы, проживает даос по прозвищу Облачный Дракон, чародей необыкновенный, — он умеет вызывать дождь и ветер, укрощать злых духов и хищных зверей. Если великий князь заручится его поддержкой, то никакое минское войско нам не страшно, — ответил старейшина.

Вместе с Мэн Ле обрадованный Начжа поспешил в горное селение и, разыскав даоса, взмолился:

— Пять южных земель, исконных моих владений, захвачены минским войском. Знаю, что вас не тревожат мирские заботы, но ведь вы тоже житель юга. Помогите, молю вас, вернуть мои земли!

— Как может горный отшельник, — улыбнулся даос, — вернуть то, что потерял доблестный воин?

— Если вы не поможете, — зарыдал Начжа, — я умру на ваших глазах, потому что нельзя мне возвратиться к воинам, не обещав им успеха!

Он выхватил меч, чтобы покончить с собой, но Облачный Дракон остановил его.

— Ну хорошо, я помогу!

Облачившись в даосское одеяние, отшельник верхом на олене последовал за Начжа в Тайидун, а там сказал:

— Пусть великий князь вызовет на поединок минского полководца — я хочу поглядеть, каков он в бою.

На предложение Начжа сразиться один на один Ян ответил:

— Но ведь ты не один, а с войском. Подожди немного, скоро я подойду к твоему стану со своими воинами, а там посмотрим!

Минское войско приблизилось к стенам Тайидуна и заняло позиции. Даос поднялся на возвышение, осмотрел их и вдруг, громко произнеся заклинание, выхватил меч и начал делать выпады на все четыре стороны света. Надвинулась буря, загрохотал гром, бесчисленные демоны и бесы слетелись к лагерю минов и закружились над ним, пытаются осилить Яна и его воинов — и ничего у них не получается!

Опустил Облачный Дракон меч и говорит:

— Этот воитель — не простой человек, он знает законы земли и неба. Тебе не устоять против него, великий князь. Он применил расположение «свет-тьма», придуманное звездным полководцем У-цюем. Он закрыл юго-восточные ворота, — и духи востока заглушили гром, а духи юга остановили ветер. Ты видишь, моя буря утихла. Он водрузил над юго-западными воротами флажок с изображением черепахи и змеи и велел бить в барабан — и мои бесы и демоны лишились сил. Ясно, магией минов не победить!

Услышав это, Начжа снова зарыдал.

— Как же тогда вернуть мне отнятые земли? Научите, что делать, мудрейший!

Замолчал Облачный Дракон, задумался. Начжа не отступается.

— Если вы не поможете мне, войско меня прогонит! Придется мне уйти следом за вами в горы и там похоронить себя!

— Есть у меня один план, — нерешительно проговорил даос, — но если о нем проведают, мне несдобровать, князь.

Всех удалил Начжа и просит даоса открыть тайну.

— В селении Белые Облака, что в Желтом уезде страны Тото, живет мой учитель по прозвищу Белое Облако, — прошептал даос на ухо Начжа. — Лучше его никто не знает, как взаимодействуют «свет» и «тьма». Он же несравненный знаток чудесных качеств неба и земли. Без его помощи минов не победить. Он человек высоких мыслей и чистых устремлений и никогда не покидает своей обители в горах. Вам нужно повидаться с ним и приложить все старания, чтобы уговорить его помочь в борьбе с полководцем Яном.

Даос сел на оленя и уехал к себе домой. А Начжа, приготовив богатые дары старцу, отправился на поиски селения Белые Облака. Что же произошло дальше, вы узнаете из следующей главы.

Глава тринадцатая

О ТОМ, КАК ХУН СПАСЛА ПРЕДВОДИТЕЛЯ ВАРВАРОВ, А ПОЛКОВОДЕЦ ЯН ПОТЕРПЕЛ ПЕРВОЕ ПОРАЖЕНИЕ

Сон в Нефритовом павильоне - i_015.png

Все это время Хун, чудом спасшаяся от гибели и оказавшаяся вдали от родных мест, жила в горах у даоса Белое Облако. Ей было хорошо у отшельника, но ни на час не оставляла ее тоска по родине. Как-то раз даос говорит Хун:

вернуться

191

Мэн Хо (III в.) — предводитель одного из народов на нынешней территории Юго-Западного Китая, с которым воевал Чжугэ Лян.

45
{"b":"3514","o":1}