ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эльф с уважением наблюдал за действиями Шкипера, который явно не впервые прыгал в воду на слабо приспособленных для этого предметах. А на самом-то деле, пока машина погружается, любой мало-мальски расторопный человек может не только успеть дверцу открыть (а если заклинит от удара – вылезти через окошко), но еще и необходимые вещи из кабины забрать. У Шкипера вещей в кабине по определению не было, поэтому он поплыл к берегу свободно, легко и с достоинством.

А воздух так и не остыл над водою, хотя солнце давно уже село. В этом Гамбурге было жарко, как в Турции. Одежда, вне всяких сомнений, должна была высохнуть за пару часов, даже среди ночи. Из солидарности со Шкипером, да и просто чтобы расслабиться, мы все разделись и полезли купаться. Вблизи одного из крупнейших в мире портов вряд ли вода могла быть слишком уж чистой, но по темноте этого не видно – и слава Богу. А вообще искупались хорошо. Приятно было.

Потом мы сидели на берегу, обсыхали. Фил и Семецкий курили, а мы просто смотрели вдаль на разноцветные огни порта. Пахло почему-то совсем не сгоревшей соляркой и не мазутом, а пряностями, сдобными булочками и какао. То ли стоял где-нибудь под разгрузкой пришедший из Индии или Африки корабль с кондитерскими изделиями, то ли эти ароматы доносил до нас ветер из ближайшего кафе. Но так или иначе, далекие ночные огоньки, белые, синие, желтые, зеленые, розовые, красные – казались сладкими цукатами в темно-шоколадной коврижке.

– Скажи мне, Юра, – я решил спросить напрямую, – убийство Дитмара – это и есть то, что ты давно задумал?

– Да, – кивнул он, – это не экспромт. Ради этого я и влез в ваши российские дела. Может быть, именно ради этого уже погибло немало людей. Но я поклялся остановить машину убийств.

– Это я уже понял, Но беда в другом, Юра. У нас есть приказ помешать тебе любой ценой.

И кто тянул меня за язык – не знаю. Второй раз подряд я сознательно выбалтывал служебную тайну. Однако теперь, когда все дошло до края, я уже не мог молчать. Эльф не собирался оставлять нас одних. И мы могли обсудить проблему только так, при нем. А если честно, я и не хотел ничего обсуждать без Эльфа. Я до сих пор не знал, на кого он работает, но сам уже давно был на его стороне. А от того, что мы не видели глаз друг друга, мне было намного легче говорить.

– Помешать тебе любой ценой, – повторил я.

– Знаю, – сказал он. – Ваше право поступить так, как вы считаете нужным. Дистанционник у вас в руках. Взрывчатка куплена на ваши деньги. Вся подготовительная работа выполнена вами. Так что – вперед! Можете вызывать полицию и все отменять. Можете позвонить на виллу, предупредить охрану о срочной эвакуации, а потом рвануть пустой дом – и красиво, и совесть чиста. А уж Ахман со товарищи возьмет на себя ответственность с радостью. И даже сам товарищ Аджалан, не исключено, вынесет вам благодарность, телеграммку пришлет из далекой островной тюряги…

– Перестань, Юра, – сказал я, – мне сейчас очень трудно. Я солдат, и привык выполнять приказы.

– Я знаю, – повторил он.

И меня прорвало:

– Откуда ты все знаешь?! Ты следил за нами раньше, чем мы начали работать? Или у тебя прослушка во всех кабинетах ЧГУ?

– Нет у меня никакой прослушки, и агентуры нет. Я – герой-одиночка. И от большинства своих врагов отличаюсь всего лишь умением думать. Не то чтобы они совсем думать не умеют, просто у меня это лучше получается. Я не знаю, кто конкретно давал вам задание, не знаю, как оно звучало. Но суть этого задания я вычислил, как вычислил и вашу подчиненность ЧГУ. Павленко, например, знает, кто дал вам это задание, но он не способен догадаться о сути. Поэтому ему и не суждено спасти своего разлюбезного Навигатора.

– Павленко знает, кто послал нас сюда? – искренне удивился я. – А это-то тебе откуда известно?

– Элементарно, Ватсон! Павленко знает обо всем, что творится в России. Он – один из тех, за кем до сих пор сохраняется привилегия – звонить лично президенту по прямому проводу. В исключительных случаях даже ночью. Так что, судите сами…

– Слушайте, о чем мы говорим? – спросил Фил. – Если еще есть время для бесед, я предпочел бы выяснить другое: после гибели Линдеманна что случится со всеми этими проклятыми траншами, инвестициями в торговлю, контролем над рынками, налоговой системой, ну и так далее. Что будет с экономикой России?

– Ничего хорошего, – честно признался Эльф. – Жуткий бардак начнется. Передел собственности. Инвестиции временно прекратятся. Какие-нибудь бандиты постреляют друг друга. Товарооборот резко уменьшится. Доллар скаканет, наверно. Цены поползут вверх.

– Еще один август 98-го? – спросил Циркач.

– Не совсем, но что-то вроде.

– Так это же паршиво! – не удержался Шкипер всегда рубивший, правду-матку с плеча.

– Паршиво, – согласился Эльф. – Но если Дитмар останется жив, будет намного хуже.

– Ой ли! – сказал я, не дав ему продолжить и развить эту мысль. – А может, дело не в этом?

Эльф мужик умный. Даже слишком, заболтает кого угодно. Разрисует картину умирающей российской экономики – попробуй потом поспорь с ним! Вот я и намекнул ему совсем на другое.

– В чем ты меня подозреваешь, Крошка? В сведении личных счетов? Да, он увел у меня Нику. Это было девятнадцать лет назад. Признаюсь: я не простил ему до сих пор. Такие вещи срока давности не имеют, просто потому, что это вообще не преступление. Но ты еще слишком многого не знаешь.

С Балтики налетел порыв влажного ветра, волны глухо ударились о мол, Эльба точно вздохнула на пару с Юриушем Семецким.

– Помнишь, я говорил тебе, что Димыч не раз и не два мечтал убить меня, а я – его. Про Костика Жилу я вам тоже рассказывал, а ведь это тот самый человек, которого Димыч кинул. На деньги Костика он и взлетел. А не вернул ни цента. Ни гроша. Бандит Жила за голову Линевича готов был отдать все, и в восемьдесят восьмом, когда он вышел на свободу и, пользуясь новыми временами, сумел утечь за рубеж, он очень быстро разыскал меня. Кто мог знать лучше всю подноготную Димы Линевича? Ведь я занимался этим уже восемь лет с упорством, которому позавидовал бы и сам Остап Бендер.

Ну, я и передал Жилину всю информацию о Линевиче. Надеясь на хорошее вознаграждение, а главное – на месть чужими руками. Но… Вы уже знаете эту историю – бандитская логика далека от общечеловеческой. Получив всю информацию, Жила решил для начала устранить источник, дабы, кроме него, уже никто не сумел им воспользоваться. Результат той попытки известен…

112
{"b":"35169","o":1}