ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне страшно понравилось название самого первого населенного пункта, который мы проезжали – Кукобой. Неистощима фантазия русских географов! Я знать не знаю, кто такие куки, но человек, безжалостно уничтожающий их, представлялся мне грозным парнем в камуфляжке, с ясным взглядом, квадратным подбородком и с базукой на плече – этакий благородный мститель. Кукобой.

В Москве нас ждал Шкипер, на квартире все было тихо, но мы еще по телефону попросили Володьку быстренько собрать необходимые вещи и дуть на метро куда-нибудь в центр. Впрочем, нет, передумал я, лучше пешком на Семеновскую, мы туда и подъедем. Все равно ведь решили переночевать в Измайлове у Пинягина. Ехать к Циркачу, казалось полным безумием. Уж там-то наверняка ждали эмиссары Мышкина. Рисковать еще раз с левой квартирой тоже не хотелось – ради одной, судя по всему, ночи. Если же нас ждет засада и у Пиндрика, тогда… Тогда пусть эта засада пеняет на себя!

– Слушай, – сказал я Циркачу, – пока мы едем, ты не хочешь позвонить…

– На работу? – перебил он. – Уже звонил. Не Мышкину, конечно, – на хрена мне такой уровень? Кадровику позвонил, мол, увольняюсь, так и так, ввиду осложнившихся личных обстоятельств. Ну, он пожурил, конечно, что, мол, за две недели предупреждать надо и просил подъехать на Арбат, чтобы лично подписать заявление. Я обещал.

– Прямо сейчас и поедем? – подколол я.

– Давай, – зевнул Циркач.

– А я ведь о другом хотел тебе напомнить. Позвонил бы ты своему приятелю. Что за Игорь такой жил на этой Девятой Роте? Меня заело. Да и не верю я, что Ахман нас выследил. Здесь другое – либо прослушка, либо капнул кто-то. Вот и поинтересуйся.

– Хорошо, – сказал он. – Но об этом лучше говорить с квартиры. В «Сферу» я звонил с трубки. Тут было главное, чтобы не засекли место, откуда звоню. Но мы же с тобой знаем, что все звонки с мобильников прослушиваются, абсолютно все. Верно? А вот в квартире у Пиндрика вряд ли уже успели что-нибудь установить. Позвоню оттуда.

Я согласился.

Меж тем напуганный нашей конспирацией Шкипер перезвонил уже с улицы и сказал, что из всех интересных звонков отмечает лишь один. Какой-то псих позвонил и предложил свои услуги по ремонту машины. Шкипер сказал «Не надо», тогда псих пояснил, что готов поменять главную прокладку в машине. Шкипер решил, что над ним издеваются, потому что прокладок в любом автомобиле много, но ни одна из них не называется главной, и бросил трубку. Через полчаса звонок повторился. И тот же голос попросил передать уже конкретно Крошке предложение о замене главной прокладки.

Я начал хохотать. Шкипер слишком хорошо знал устройство автомобиля. Вот и не среагировал на юмор. Главной прокладкой называют, разумеется, прокладку между рулем и сидением, то есть водителя. И это был наш с дядей Вошей условный знак, предполагавший встречу.

– Место и время, где нас ждут для ремонта, записал? – спросил я строго.

– Ну, после того, как он тебя упомянул, назвав по кличке, записал, конечно.

Место оказалось в двух шагах от дома на Девятой Роте, в переулке с не менее достойным названием – Медовый. А время – тринадцать нуль-нуль следующего дня. Понятно, Кулаков еще не знал, что нам придется срочно менять место жительства. А может, и знал, просто как матерый контрразведчик понимал, что самое безопасное место после аварийной эвакуации с засвеченной квартиры – это ее ближайшие окрестности – там не ищут. Во всяком случае, такие чайники, как эти курды. И честно говоря, я вообще не был уверен, что они будут нас искать. После разговора с дядей Вошей, если не будет других инструкций, я планировал сам выйти на Ахмана и культурно объясниться. Ведь Эльф советовал с ним не ссориться и был, разумеется, абсолютно прав.

В Измайлове у Пиндрика засады не было. И квартиру, похоже, не трогали. Во всяком случае, грубого обыска никто не проводил. Мне первым делом захотелось в душ. Фил проверил состояние моей ноги и подтвердил: мыться можно. Все ткани срослись окончательно – все-таки Фил это Фил.

Циркач сразу стал звонить, пока еще не совсем ночь. Но у Виктора, сосватавшего нам, так быстро вычисленную Ахманом квартиру, никого не оказалось, даже автоответчик был выключен; и у Марины, его бывшей жены и бухгалтера на одном из аникеевских базаров – тоже.

На этом работа кончилась, и можно было снова чуточку поспать.

3

Начальнику ЧГУ

генералу-лейтенанту Форманову А.Н.

От начальника

следственного управления ФСБ

СПРАВКА

В ответ на ваш запрос сообщаем, что гражданин Германии Клаус Штайнер находится под постоянным наблюдением органов ФСБ и о его перелете из г. Владимира в г. Ярославль нашим сотрудникам было известно заранее. Нахождение Штайнера на секретном объекте №113/452-с санкционировано соответствующим отделом. По информации, поступившей от начальника объекта №113/452-с, Штайнер провел переговоры с двумя неизвестными, прибывшими непосредственно к нему, но доставленными по указанию руководства объекта в лице Ахманалиева Г.В. Последний назвал их своей агентурой и, согласно выводам наших аналитиков, предложил эти кадровые единицы Штайнеру для работы на БНД. Ввиду невозможности допросить непосредственно Ахманалиева наши сотрудники попытались собственными силами захватить агентов, но потеряли их в районе села Кукобой. Наружное наблюдение за Клаусом Штайнером будет осуществляться вплоть до его вылета из страны (предположительно через два дня.)

Кулаков перечитал эту милую справку трижды. Из ФСБ приходили разные бумаги, но такой не было еще ни разу. Если б она не была доставлена спецпочтой, а, допустим, вылезла из компьютера, генерал решил бы, что это шутит какой-нибудь юный хакер. Но тут все было без дураков: и бланк, и подпись и исходящий номер. Вот только содержание подкачало. Будто референт высокого гэбэшного начальника был пьян, когда составлял текст. А сам начальник подписал, не читая.

Начать с того, что не следственное управление должно было этими вещами заниматься – Второе Главное или, в крайнем случае, Седьмое – слежка за иностранцами. И потом, небрежное признание провала в конце справки – вещь для ФСБ абсолютно немыслимая. В-третьих, совершенно чудесная оговорка о невозможности допросить Ахманалиева. Это что, вор в законе у нас теперь как депутат Госдумы – неприкосновенен? В-четвертых, не просматривалось ни малейшей попытки расшифровать Штайнера (да не могли они там не знать, что Клаус Штайнер и Эльф – одно лицо!). И, наконец, запрос был не столько про Эльфа, сколько про курдов. На главную же тему в ответе был просто заговор молчания. Дескать, не знаем мы никаких курдов – есть только секретный объект, проходящий по картотеке ФСБ под номером таким-то…

79
{"b":"35169","o":1}