ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так старая пора возникнет. Так имеем травы там, многие племена шли до степей наших, от стрелы не видели света. Русь есть единая, вопили те до Сварги о помощи божеской, грохотали мечи, не слышали голосов (мы). Не станет и единства одним днем, иссякнут отцов силы, (что тогда) скажут о нас детям, бежите до кучи. Там такое будет злое время поры. Сначала начнем города укреплять. Границы той не имеем. Потом стужу не поймем из-за этого. Тут в пару на пределе. Это и вера же на (то Славянская), тут Слава Великая! Тут вещая Матерева крыльями бьется, так вырезали таская от нас, тогда мужи ведь простые были, левой стороны не придерживаются, гонят текст.

Веда 15

О Славянских святынях.

21-III

Это либо герб оберегает той силой злую, обеспечивая, опоясанных воинов, имеем, себе то порывы, всеми храны Богам ставим и городим стены дубовые, за основными, часто по другую стену, там храним Богов наших подобие, имеем многие храны в Новгороде, на Волхове-реке, имеем в Киеве-граде, по божьим лесам, это имеем на Волыни Дулебской храны, в Суроже на море Сурожском и Синем, это великое оскорбление на нас, когда же храны Сурожские обиты врагами и Боги наши, в разные времена точеные валяться могут, это либо русичи не имеют силы одержать на врагах победу и это либо имеем порывы такие же странные, между которыми идем в поношенном по лесам, все порванные одежды свои на куски, также русицы имеем порывы на русском теле и не бережемся о том, тащимся на хранение славить Богов, которые не приемлют жертвы наши, это либо урождены ведь в нашей лености, лежит птица Матерь Сва, Славу предсказывает на нас и молит нас о том, чтобы отцову Славу ощутили, то не имеем держаться статно на рати, мечами своими брать землю нашу, от врагов отощенную, себе-то тысяча триста лет храним святыни наши, и дни эти жены наши пересказывают, какие мы блаженные, утратим разумство наше, сами как овцы малые, перед ними не смеем сопротивляться брани, и мечем разить врагов наших, себе то Купала грядет до нас и говорит нам, как имеем стать гордую, чистые тела и души наши, то приклоняемся до стопы его, это чтобы все равнялись по нас и, нас защищая, ведешь до поры Зуровой, там все стали бы до Сварги лицом, это до сечи шедши хвалим Богов наших, о брани как о мирных днях, это либо Купалец ругает нас, так как додержали это до другого времени и будем о Славу свою причащаться и также с отцами сопричастны.

Веда 16

О Русколани до поры варяжской.

О Квасуре.

22-III

На нас погодная пора обрушилась. Русколанью обрушилась, до которой течет.

Уселась до земли в той, там же издохла до поры степной варяжской и на нас бранится от Дона, такова была, время это от лета тысяча триста в Киеве отцов, триста в Карпатской жизни и тысяча в Киев-граде, и начало идет до Голуни. Там и стало. Иначе в Киев-граде, первая есть Ренсколань и другая Кия, когда Сурень чтили, по скоту ходили. Стада водили десять веков в землю нашу, на нас то Голунь была, град славеней и триста городов сильных имели, Киев городов имел меньше, в полудне десять городов и все, сел немного.

До этого либо все были в степях всякие роды, житва засевались в полудне, такова грекам ода в обмен по золотой цепи и кругу. Ожерельев и до кирки. Сва носятся в обмене, опоив воинственно, греки творили вновь на Сва, в обмене тайна и была той русской, в полудне творится град сильный Суренж, который не создать грекам. Те его отхватили и Ренсе побить хотели, потому идем до них. Разгоняем в селениях грецких эллинов, либо эти ведь враги Ренсколанам и враги Богам нашим, грецколане ведь не Богов почитают, недочеловеческие они ведь, из камня изображены, подобие это мужам.

Наши Богов ведь вырезали тогда, сами прячем оды годьи, которые напяливают на голову свою рога от вола. Коровы. И кожу нацепляют на конечности свои, так думают те, это устрашает русских, тогда одеваем сорочки свои и оголя конечности выступаем на поединок и перебарываем, тот раз идем оголенные на поединок. Побеждаем. Какой стал грецколан, либо ягненок изнеженный маленьким мечом своим. Сначала были борзые, в новых одеждах, которые ожидают жертву свою до земли. Будут пить кровь его и жизнь его умерщвлять, тем жили там.

Еще либо тесаное о сказанном есть, когда Квасура одержал в Богах тайну приготовления сурыни. То есть в жижице утоление, которое имеем сами до Радогоща, в Богах эта радуется. Пляшется вино воргоча до Сварги. Запиваем Славу Богам сотворяя, Квасура был бойким мужем, силен, в Богах разбирался. То либо то, Лада до него приходила, посоветовала ему перемешать мед водой. Усурить ее на солнце, сама то суря укрепится. Начнет она бродить и все перетворится до сурицы, ту пьем во Славу Божью и то либо то будет в винце до Киева.

Муж был в тот раз велением обозначен, в решении отцов — Благомир. Тот удержался от опровержения по подсказке, когда сотворено Квасурою, которым через сказанное есть сурыня. Они то есть в Радогоще наши.

И все смотрите сурью, в этой сурье приготовление по-новому, пленяет силою зелени крепкой и злачной, это, посеяв руками, оживает и зеленеет, та вьючась растет и собираем вновь до жилищ наших, это гроздья отделяем в поддон и рассказываем, как готовит он, что обдирать, что оставлять до нового роста виена и злачности, это умеем восстанавливать хляби свои. Это либо это перемешивая, ждем в ней другого, и так делаем, бревнами попроще и рассказываем, как его выделываем. Потеем, жаждая огненной силы. И выжидаем в доне бревенчатом того, когда крепкое будет до небес, там язык и есть заплетающийся, это два и три сидит лета, те и есть знак от Богов, так как любимы жертвы те. Они и хотят оную.

Ошибется его блудень иной, который перепутает Богов тех, поделившихся в Сварге, извергнут будет из рода, как не имеющий Богов. Разве Вышень и Сварог и иные ведь множество, как Бог его и один и множествен, да все не разделит никто того множества, не понимает, когда имеем Богов много. Это либо свет Ирия идет до нас. Будем достигнуты новыми. Сами то имели, имеем всякие дни, как же поздние сотворим. Это радуемся о той, не имеется иной оды, в которой кто-то не удержится своего естества другой раз, говорит безумное, это быть ему в Чернобоге. Иной удержится, имеется радость его в Белобоге, также умеем искать друзей и врагов, как ковать мечи наши на утверждение силы.

Это имеем силу божественную, поражающую врагов наших с обеих сторон, то-то Бъгомир отмеченный Твастырем, когда тот ему пророчил в славиях. Боится, она будет когда Богов перечисляя имена, этим хвалил себя, то в Уставе рода о себе, так как ждал божеской причины рода.

Самим в родах тех роды, также и Сварог, его отец, прочие ведь сыны. Имеем все покорность ему, также и мы покоряем родичей потому, что есть отец роду. Эти-то роды и есть те в Кые, до князя Киста.

Веда 17

О новоярах, белогорах и Грецколани.

Отторжение морских брегов Руси.

23-III

К нам то новояры идут от старого. Когда-то были таковыми русичи. Это идет до полдня и там прячется, те в степях десять веков, так то есть также Русь, избирающая князей своих, которые от родов своих и родов до ботича, в племенах каждому князья свои, в князьях избирали князя старшего и тот есть вождь в поре, такова жизнь в земле той.

Долой варягов пришедших на нас, там избирались в нас, это Грецколань идущая в земле той, селятся в ней и не думают о Руси, это либо те Русь измечивая и налезли на нее, отторгли они до своих берегов морских, это либо Грецколань повела рати свои в железной броне на завоевание, была сеча там великая, каркают вороны в еде мужской, которые враждебные есть до полей. Выклевываю очи их, грохочут вороны в суете.

Великий грохот стоял в пении том, там же и есть очи грецкие, очи русские не трогая, там защиту имеем, так как Боги не желали русским погибели, там же это противостоит солнце за месяцем в той земле, не было всем противостояния в памяти, чтобы земли тайна не подлегла до рук эллинских.

12
{"b":"3517","o":1}